Введение

Данная работа посвящена структурно-семантическому описанию французской юридической терминологии.

В современных условиях стремительного развития науки и техники, когда последние достижения научно-технического прогресса, обновляющиеся чуть ли не ежедневно, становятся неотъемлемой частью повседневной жизни человека, с терминологией мы сталкиваемся постоянно и волей-неволей овладеваем ею, поскольку технических новинок в нашей жизни с каждым днем становится все больше. Терминология является одной из наиболее подвижных частей лексической системы языка, ведь вследствие частотности употребления одни термины детерминологизируются, т.е. переходят в разряд общеупотребительной лексики, в то время как с появлением новых научно-технических достижений появляются новые термины, многие из которых, в свою очередь, станут общеупотребительными словами.

Не стоят на месте и социальные институты, совершенствуются правовые отношения, как внутри отдельно взятых государств, так и на международном уровне, учитывая активно развивающуюся глобализацию. Вот почему изучение терминологии вообще и юридической терминологии в частности представляется весьма актуальной задачей лингвистики.

На сегодняшний день продолжает оставаться актуальной проблема разграничения термина и нетермина. Эта непростая задача вызывает бесконечные споры и дискуссии, а исчерпывающего определения понятию термина до сих пор не дано. И это неудивительно, ведь терминология, будучи, безусловно, специфической частью лексической системы, в то же время настолько органично в нее вписывается, что провести четкие разграничения не всегда представляется возможным.

Выбор именно юридической терминологии в качестве объекта исследования объясняется тем, что данная терминология, наряду с экономической, политической и другими терминологиями тех областей знания, которые традиционно относились к так называемым общественным наукам, отличая их от естественных наук, с одной стороны, и гуманитарных — с другой, наиболее тесно взаимосвязана с общеупотребительной лексикой. Здесь собственно терминологию выделять особенно сложно, а порой и попросту невозможно.

Advertisement
Бесплатно

Узнайте стоимость учебной работы онлайн

Информация о работе

Ваши данные

В связи с этим особенно важной в теоретическом плане представляется задача, поставленная в данной работе: определить место юридической терминологии в лексической системе современного французского языка, показать, чем юридические термины отличаются от слов общеупотребительной лексики и что, в то же время, у них общего.

Таким образом, теоретическая значимость исследования состоит в определении места терминологии в словарном составе языка, установлении сходств и различий структурно-морфологических и семантических характеристик терминов, с одной стороны, и общеупотребительной лексики — с другой. Немаловажным в теоретическом плане является само выделение основных структурно-морфологических и семантических типов терминов как основы для соотнесения с аналогичными характеристиками лексической системы в целом.

Соотнесение юридической терминологии с общеупотребительной лексикой в структурно-морфологическом и семантическом плане требует определения тех параметров и характеристик — структурно-морфологических и семантических, по которым юридические термины могут быть сопоставлены с общеупотребительной лексикой. К структурно-морфологическим характеристикам в данной работе относятся:

1. отнесенность к определенной части речи,

2. структура слова (производное/непроизводное),

3. способ словообразования,

4. словообразовательная модель.

Семантические характеристики предполагают анализ семантики слова в плане разграничения терминов в широком и узком смысле слова и определения терминологических областей, смежных с юридической терминологией.

До сих пор французская юридическая терминология не была предметом сравнительно-сопоставительного исследования с целью определения ее места в лексической системе французского языка. Это предопределило новизну работы, которая представляет собой первый опыт развернутого структурно-семантического исследования французской юридической терминологии в сопоставлении ее с общеупотребительной лексикой.

В качестве основного источника материала для исследования использовался «Юридический словарь» под редакцией Ж. Корню (G. Cornu, Vocabulaire juridique), содержащий 4.076 терминов и терминологических словосочетаний. Кроме того, исследование опиралось на такие авторитетные лексикографические издания, как словарь Le Petit Robert. Dictionnaire alphabetique et analogique de la langue francaise, этимологический словарь издательства Larousse (Dictionnaire etymologique et historique du francais), Французско-русский и русско-французский юридический словарь под редакцией М.В. Мачковского и др.

Работа с «Юридическим словарем» Ж. Корню сразу поставила вопрос, который является ключевым для любого исследования, посвященного терминологии, и для терминологического словаря в том числе. Что считать термином? Что включать в терминологический словарь? Обнаружилось, что данный словарь содержит весьма разнородную, в плане терминоведения, лексику. Французскими правовыми терминами авторы словаря назвали все единицы, вошедшие в словарь. При этом в нем представлены, например, такие лексические единицы, как domanialite — государственное имущество ; принадлежность государству, hoirie — наследство, которые принадлежат непосредственно к разряду юридических терминов, отмеченных в словарях общеупотребительной лексики пометой dr., и в то же время такие слова, как abolition, avocat, явно относящиеся к отщеупотребительной лексике, не требующие специальных лексикографических помет и в строгом смысле слова терминами не являющиеся.

Многие исследователи и, судя по всему, и составители «Юридического словаря», сходятся во мнении, что терминологию следует трактовать широко, не ограничиваясь одними специальными словами, требующими лексикографических помет. Разумеется, слов, являющихся исключительно достоянием определенной отрасли знания и не известных другим терминологиям и общеупотребительному языку, очень много: estoppel — процессуальный отвод, exequatur — экзекватура. Однако помимо таких терминов любая терминологическая область содержит немало слов, которые являются общими с другими терминологиями и даже обиходным языком [Винокур 1994, 220]: abordage — слово, принадлежащее также к морской терминологии; assignation — слово, обозначающее как вызов в суд, так и платежное распоряжение — значение, относящее данное слово к финансовой терминологии; entreprise — слово обиходного языка, вошедшее, тем не менее, в состав словаря юридической лексики.

Практическая ценность работы заключается в том, что полученные результаты могут использоваться в практике преподавания французского языка, при разработке пособий по изучению языка специальности для студентов-юристов, пособий по изучению юридической лексики для студентов, изучающих французский язык, а также в курсах лексикологии французского языка.

Отмеченная специфика терминологии и, соответственно, терминологических словарей приводит к необходимости проводить существенное разграничение, выделяя, с одной стороны, собственно терминологию, или терминологию в строгом смысле слова {estoppel — процессуальный отвод, exequatur — экзекватура) и терминологию в широком смысле слова — с другой. Под терминологией в широком смысле слова в данной работе понимается совокупность лексических единиц, включающая:

1. собственно юридические термины {codicillaire — содержащийся в приписке к завещанию, commorientes — одновременно погибшие наследники, коммориенты),

2. термины, имеющие лексемные соответствия в других профессиональных языках и/или в общеупотребительной лексике (abandon — юр. уход из семьи, спорт, уход от продолжения соревнования, уход с дистанции, общеупотр. запустение; accession — юр. прибавление, приращение собственности, общеупотр. присоединение, приобщение),

3. общенаучная лексика (proces, methode),

4. слова, за которыми словари общего языка не признают статус юридических терминов, но которые, в силу частотности своего употребления в юридических текстах, все же являются частью юридического вокабуляра (abusif, ехатеп).

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии.

Во введении обосновывается выбор темы, актуальность исследования юридических терминов, формулируются цели и задачи исследования, раскрывается его теоретическая и практическая ценность, характеризуется материал исследования.

Первая глава «Термин как часть лексической системы языка» посвящена теоретическим аспектам терминоведения. В ней дается определение понятиям «термин», «терминология», «терминоведение», затрагивается проблема разграничения термина и нетермина. В этой главе представлены различные подходы к описанию и систематизации терминологий, рассматривается проблема отбора лексики для специальных словарей, а также вопросы многозначности, омонимии и синонимии терминов. Предметом описания являются также процессы терминологизации и детерминологизации, изменение значения термина в зависимости от условий его употребления.

Помимо общетеоретических проблем терминоведения [Винокур 1994; Гринев 1993; Канделаки 1977; Лотте 1982; Реформатский 1961, 1968; Суперанская 1989; Татаринов 1988; Головин, Кобрин 1987; Флоренский 1922], освещаются вопросы, касающиеся терминов отдельных наук, языков [Волошина 1981; Гумилевская 1972; Ментруп 1983; Филлмор 1983; Хижняк 1997].

Кроме того, в первой главе излагается история становления терминологии французского права.

Во второй главе «Структурно-морфологический анализ французской юридической терминологии» проводится соответствующее исследование французской юридической терминологии, которая затем сопоставляется с общеупотребительной лексикой с целью выявления их сходств и различий.

В основе этой главы лежит выделение основных структурно-морфологических типов юридических терминов. К ним относятся: непроизводные слова, производные слова, сложные слова, словосочетания. Непроизводные слова, в свою очередь, могут быть исконными словами или заимствованиями. Для производных слов установлены их словообразовательные типы и словообразовательные модели. Полученные результаты сопоставляются с аналогичным исследованием общеупотребительной лексики, что позволяет сделать выводы об их сходствах и различиях.

Третья глава «Семантический анализ французской юридической терминологии» посвящена описанию французской юридической терминологии как совокупности семантически неоднородных лексических единиц. В самом общем виде исследованный материал может быть разделен на три основные группы:

1. термины {abandonnataire — лицо, в пользу которого осуществляется отказ от права; captatoire — направленный на незаконный захват),

2. многозначные слова, среди значений которых есть терминологические значения из юридической или других областей (abandon — юридическое значение: уход из семьи, злостное уклонение от исполнения семейных обязанностей; capacite — юридическое значение: правоспособность, правосубъективностъ),

3. нетермины {absolu; activite).

Внутри первой группы, в свою очередь, выделяются три разряда:

1. юридические термины {antichrese — залог недвижимой вещи с вводом во владение ею кредитора; cessionnaire — лицо, в пользу которого делается уступка),

2. многозначные термины {absolution — юр. судебное решение об освобождении от наказания и рел.- отпущение грехов; cassation — юр. и муз. — кассация, воен. -разжалование в рядовые),

3. неюридические термины {aconage — мор. — перевозка грузов на лихтере; contre-passation — бухг. — вычеркивание, аннулирование, обратная запись).

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и делаются выводы о месте юридической терминологии в лексической системе современного французского языка.

Глава 1. Термин как часть лексической системы языка

§ 1. Термин как предмет изучения

Хотя термины как неотъемлемая часть любой науки существуют давно — столько же, сколько научное знание вообще, — предметом специального систематического изучения они стали относительно недавно. Терминоведение как научная дисциплина, изучающая термины, зародилось в тридцатые годы двадцатого века как один из разделов лексикологии. Основателем терминоведения стал австрийский ученый О. Вюстер, опубликовавший в 1931 году свою докторскую диссертацию «Международное нормирование речи в технике, в частности, в электротехнике», в которой он заложил основы науки о терминах. Вюстер возглавил австрийскую, или австро-германскую, школу терминоведения. Дело Вюстера продолжил X. Фельбер, автор первого международного учебного пособия по терминологии Terminology Manual (UNESCO, Paris, 1984). Третья по значимости (после австро-германской и русской) научная школа терминоведения — Пражская школа, основанная на идеях Пражского Лингвистического Кружка. В настоящее время национальные терминологические центры существуют почти во всех странах.

Русская научная школа терминоведения — одна из ведущих. Разработка методологии терминологической работы была проведена основателем отечественной школы терминоведения Д. С. Лотте. Результаты его исследований, а также работы Э.К. Дрезена, Г.О. Винокура, а позднее A.A. Реформатского легли в основу отечественного терминоведения.

С начала 1980-х годов большинство специалистов уже рассматривают эту область знания как самостоятельную научную дисциплину. В настоящий момент это достаточно развитая область знания с разработанным понятийным и терминологическим аппаратом. Существует много работ по теории термина, в которых рассматриваются самые разные проблемы: разграничение терминов и общеупотребительных слов, взаимопроникновение терминов разных областей знания, процессы терминообразования и детерминологизации, перевод терминов с одного языка на другой и др. Однако не все исследователи единодушны в своих подходах к исследованию терминов, их природы и функционирования. Отдельные авторы по-разному понимают цели и задачи своих исследований. Отсутствует и единое понимание основополагающих терминов этой лингвистической дисциплины и места общей теории термина среди научных дисциплин [Суперанская, 1989, 3].

В самом общем виде под терминологией понимается совокупность слов и словосочетаний, обозначающих понятия специальной области знания или деятельности [ЛЭС, 1990, 508-509].

Терминология в современной жизни занимает очень важное место. Практически нет ни одной области знаний, которую можно было бы изучать и развивать дальше, не владея специальной лексикой. Стремительное развитие науки в современном мире вызывает не менее стремительное развитие и изменение уже существующих систем терминов, а также создание новых подъязыков науки. Это рождает ряд проблем, решение которых имеет огромное практическое значение. Необходимо систематизировать и стандартизировать терминологию, а также оптимизировать процесс перевода терминов с одного языка на другой. Владеть терминологией очень важно не только для тех, кто занимается непосредственно наукой, но и для тех, кто занимается практической деятельностью, поскольку в каждой области знания и деятельности есть своя система терминов.

В связи с интернационализацией языка науки большой удельный вес в научной терминологии имеют термины, построенные на базе греко-латинских элементов. Например:

греч. — heteronome (филос. гетерономный, неавтономный), ethogramme (биол. этограмма);

лат. — antehypophyse (анат. передняя доля гипофиза), similigravure (полигр. травление растровых клише).

Одновременно наблюдается рост терминов-словосочетаний: avant dire droit — до рассмотрения вопроса по существу, four de rechauffage — нагревательная печь, moelle epiniere — спинной мозг.

Во всякой терминологии обязательно присутствует некоторое количество лексических единиц, которые встречаются как в повседневной, так и в профессиональной речи. Одни специалисты связывают их появление с заимствованием из общебытовой речи, другие считают, что каждое слово было некогда, в момент своего возникновения, термином, но не всякое слово является термином в настоящий момент. Термины в результате детерминологизации могут стать общебытовыми словами, и наоборот, общебытовые слова в процессе терминологизации могут стать терминами. Сейчас почти все существительные, за исключением стилистически окрашенных, обозначают понятия, которые являются объектом исследования в терминоведении; так, например, слово мать можно рассматривать как термин — термин родства. Дело в том, что свойства термина реализуются только внутри терминологического поля, за пределами которого термин теряет свои дефинитивные и системные характеристики — детерминологизируется (напр., цепная реакция как образное выражение в общелитературном языке [ЛЭС, 1990, 508]).

Один из основателей отечественного терминоведения — А. А. Реформатский — при определении понятия терминологии ссылается на положение Соссюра о том, что язык — это система. Следовательно, системы существует и в лексике. Ведь в языковом сознании, как пишет Реформатский, «слова противопоставлены друг другу и взаимосвязаны друг с другом, образуя, таким образом, системы» [Реформатский, 1968, 104].

Рассматривая термин как часть лексической системы языка, Реформатский определяет терминологию как очерченную подсистему внутри общей лексической системы данного языка, и притом подсистему наиболее обозримую и исчислимую. Терминология как подсистема распадается на подподсистемы по тематическим признакам. В любой терминологии естественные лексические связи искажаются необходимой для терминологии связью понятий, определяющей и связи соответствующих терминов, т.е. слов.

Терминология как совокупность слов — слуга двух «хозяев» -системы лексики и системы научных понятий. Таким образом, термин не может быть идеальным примером идеального члена лексической системы [Реформатский, 1968, 121-122].

В терминологии слова группируются, исходя из систематики данной науки или отрасли, что создает особую парадигматику, особенно ощутимую, когда налицо термин, общий для разных дисциплин: его связи в каждой области будут иными, например, «ассимиляция» в политике и фонетике [там же, 123]. Это влияет и на лексическую сочетаемость, которая различна в изложении разных дисциплин.

Язык структурно входит в науку прежде всего как терминология [Реформатский, 1961, 46]. Термины связаны с понятиями данной науки, т.к. словесно отражают систему понятий данной науки. Однозначность термины получают через принадлежность к данной терминологии. Таким образом, в отличие от слов-нетерминов, слова-термины не зависят от контекста. Все, что касается слова вообще, обязательно и для термина, если термин — слово. Кроме того, термин — это всегда член какой-либо терминологии, в пределах которой он однозначен. Терминология для термина — это то «поле» [Реформатский, 1968, 103], которое дает ему точность и однозначность, и вне которого слово теряет свою характеристику термина. Следовательно, в отличие от обиходных слов, термин не нуждается в контексте, т.к. термин связан не с контекстом, а с терминологическим полем, которое и заменяет собой контекст.

Таким образом, главными критериями при отнесении единицы языка к терминологии являются ее принадлежность к определенному терминологическому полю и наличие научного определения.

Термины характеризуются следующими основными признаками:

1. Моносемантичность в пределах данной терминологии. Так, например, термин волна в разных терминологиях представлен как терминологический омоним.

2. Отсутствие экспрессивной окраски, т.е. отношения термина исчерпываются его логической и предметной направленностью, отсылкой к соответствующему предмету или понятию.

3. Стилистическая нейтральность. В пределах терминологического

поля термин нейтрален, за его пределами термин теряет свою

нейтральность.

4. Систематичность термина. Термин должен и лексически, и морфологически органично входить в соответствующую систему, т.е. быть способным к образованию производных и максимально парадигматичным [Реформатский, 1961, 52-54].

Терминология в настоящее время в большинстве случаев рассматривается как подсистема лексики литературного языка. В связи с этим лингвисты соотносят терминологическую лексику, с одной стороны, с областью специальных знаний, с другой стороны — с литературным языком. Однако терминологическая лексика неоднородна. Одна ее часть представляет собой узко специальную лексику, другая состоит из достаточно широко известной лексики, близкой по своим лингвистическим характеристикам к общеупотребительной лексике литературного языка.

Не случайно Г.О. Винокур применяет функциональный подход к изучению термина и утверждает, что «в роли термина может выступать всякое слово, как бы оно ни было тривиально, т.к. термин — это не особое слово, а только слово в особой функции» [Винокур, 1939, 5]. А В.Г. Гак считает, что «большинство терминов — двуплановые единицы и включают не только терминологическое, но и общелитературное значение, возникшее на основе терминологического (или наоборот — прим. автора). Термин, сегодня однозначный, завтра в связи с развитием понятия может стать многозначным» [Гак, 1977, 88].

Такие характерные свойства термина, как понятийная определенность, однозначность в своей терминологической системе, системность, определяющие сущность каждого термина и его терминологичность, являются функциональными по своей природе [Гак, 1977, 88]. При изменении функции термина они могут становиться средством создания стилистического эффекта. В новых условиях терминологические единицы приобретают побочные смыслы, они семантически трансформируются и обрастают коннотациями. Это дает основания говорить о стилистической транспозиции терминов.

Стилистическая транспозиция терминов понимается как средство вовлечения терминов в процесс детерминологизации, т.е. выход терминологического значения за пределы терминологической системы. При этом возникает возможность образования нового значения на основе терминологического и неограниченного числа оттенков значения.

Например:

Elle те persuadait qu’un jeune couple, aujourd’hui, sous peine de s’ankyloser, de se scleroser, doit sortir beaucoup, mener une vie sociale active. (J.-L. Curtis. Un jeune couple).

В данном случае в результате частого употребления в нетерминологическом значении термин se scleroser подвергся переосмыслению, а в его семантике произошел сдвиг, и образовалось переносное значение, зафиксированное толковыми словарями:

Se scleroser 1. MED. Se durcir, etre atteint de sclerose (orgone, tissu). 2. Fig. Sefiger, ne plus evoluer. [Le Petit Robert].

Благодаря переносному значению, термин становится более употребительным и со временем перестает ощущаться в неспециальном тексте как термин.

Об этом писал еще П. Гиро: «Жизнь терминов приобрела сейчас отчасти характер «бродячих сюжетов», при котором они начинают утрачивать свои основные функционально-семантические признаки: однозначность и, соответственно, экспрессивно-стилистическую нейтральность, т.к. полисемия рождает стилистическое значение, покоящееся на функционально-коммуникативных параметрах: где, когда и как» [Гиро 1967,115-116].

В современной лингвистике термины постоянно являются предметом оживленной дискуссии специалистов-терминоведов. На данный момент не существует единого мнения по вопросу о сущности и основных характеристиках терминов как специальных лексических единиц. Для более глубокого понимания специфики термина целесообразно обратиться к экстралингвистической обусловленности лингвистических процессов в терминологии.

В языке получает лингвистическое отражение развитие всех сфер человеческой деятельности, поэтому естественно искать объяснение лингвистических аспектов терминологии в сфере внеязыковой действительности.

Учитывая тот факт, что термин возникает в результате развития науки и техники, и что наука и техника относятся к социально-экономической сфере, правомерно говорить о социальной детерминированности терминологии [Ткачева, 1986, 3-25]. Терминология -наиболее чувствительная к внешним воздействиям часть лексики, поэтому в ней наиболее четко проявляется воздействие общества на язык.

Каждый термин имеет определенную предметную отнесенность, следовательно, лингвистические процессы, происходящие в терминологии (образование многокомпонентных терминологических сочетаний и сокращенных форм, явления синонимии, полисемии, интернационализации и др.), имеют не только внутриязыковую основу, но и внешнеязыковую обусловленность. Они могут быть полностью раскрыты и объяснены лишь при условии установления их экстралингвистической обусловленности.

Экстралингвистическая природа терминов сомнений не вызывает, поэтому надо выяснить внеязыковые факторы, влияющие на формирование и функционирование терминов и характерных для терминологии лингвистических процессов. Подобное исследование, по-видимому, возможно лишь при использовании социолингвистического подхода, т.е. изучения причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями [Там же].

К социолингвистическим проблемам терминологии относятся: происхождение и развитие как отдельных терминов, так и целых терминологических систем; соотношение национального и интернационального в терминологии и др. Социолингвистические исследования требуют знания тех сфер социальной жизни, в которых применяются исследуемые языки, т.е. тех областей науки и техники, терминосистемы которых исследуются.

Кроме того, в последнее время профессиональные языки рассматриваются уже не как сугубо специальные терминологические системы, а как неоднородные комплексы, расслоение которых на горизонтальные пласты определяется такими параметрами, как коммуникативная ситуация, партнер коммуникации и т.д. Таким образом, подход, ориентированный на лексический анализ, дополняется подходом, ориентированным на коммуникативный анализ. В этом также проявляется связь общенародного и профессионального языков [Ментруп, 1983, 323].

В профессиональном языке можно выделить три основных слоя:

1) научный язык (собственно терминология, общенаучные слова, такие, как метод, функция, процесс, и слова, часто встречающиеся в текстах, посвященных данной области знания, такие, как abolition, abusif, administrer в юридических текстах);

2) профессиональный разговорный язык (состоит, в основном, из нестрого определенных профессиональных слов и жаргонизмов и служит для повседневного общения работников данной отрасли, такие как движок вместо двигатель внутреннего сгорания, торпеда вместо передняя панель приборов);

3) язык популяризирующих текстов, служащий распространению чего-либо (реклама, агитация, язык торговли: ассортимент, продукция, универсальность, надежность, подрядчик, оптимизация, поставка, модернизация) [Там же, 328].

Многие профессиональные термины, переходя со ступени на ступень, например, от ученых через производственный персонал к человеку, не связанному с данной областью знания профессионально, изменяются и упрощаются. Их значения становятся все более общими, связь между словом и соответствующей реалией становится менее однозначной.

Подобным изменениям подвержена и форма слова [Там же, 329]. Так, многочленные термины заменяются одним основным словом, с незначительным изменением формы или без таковых (например, кадровик вместо кадровый работник). Таким образом, термины начинают функционировать в общенародном языке, а набор синтаксических конструкций, в которых они употребляются, расширяется.

Неспециалист может также столкнуться с не знакомыми ему терминами в текстах, которые он читает вынужденно, например, в инструкциях. Эти термины — «привнесенные» в общенародный язык [Там же, 330-331] — не следует путать со словами, которые как исконные термины прочно вошли в общенародный язык и широко в нем употребляются (например, фр. abolition изначально являлось юридическим термином, а затем получило общеупотребительное значение отмена, уничтожение, упразднение), а также со словами, которые были заимствованы профессиональным языком из общенародного языка и получили в профессиональном языке специальное значение (например, фр. enquete, которое изначально имело значение поиск, а затем, в шестнадцатом веке, приобрело специальное юридическое значение дознание, следствие).

Привнесенные же в общенародный язык специальные слова могут быть терминами в полном смысле слова, но их употребление может и удаляться от чисто профессионального на одну или несколько ступеней.

Проблема разграничения термина и нетермина очень актуальна в терминоведении. Что касается слова-нетермина, то в процессе своего развития такое слово редко переходит в разряд терминов. В этом отношении процесс детерминологизации гораздо больше активен, нежели процесс терминологизации. В настоящее время в силу широкого распространения научной и технической лексики специальные лексические единицы переходят в разряд общеупотребительной лексики, приобретая при этом новое значение. Говоря о процессе метафоризации терминов как глубоко присущем им феномене, Л. Гильбер подчеркивает, что этот процесс тесно связан с популяризацией науки и техники, вошедших в повседневную жизнь говорящих [Guilbert, 1975, 84]. Например, слово accrochage, в военной терминологии означающее короткий бой, стычка, в общеупотребительном языке стало употребляться для обозначения любой конфликтной ситуации, вступления в контакт; слово aiguillage, в железнодорожной терминологии имеющее значение установка стрелки, в общеупотребительном языке приобрело следующее значение: школьная или профессиональная ориентация.

Что касается слов, изначально не являвшихся терминами, то они также могут переходить в разряд специальных лексических единиц. Так, слово entree — вход вошло в состав лингвистической терминологии со значением заглавное слово словарной статьи, выделенное жирным шрифтом и сопровождаемое толкованием. Тем не менее, большинство слов-нетерминов, как уже было сказано выше, сохраняют свой статус.

Современному французскому языку свойственна ярко выраженная тенденция к детерминологизации. При этом речь идет не только о популяризации терминологического значения, но и о появлении у термина переносного значения, что часто происходит при переходе его в разряд общеупотребительной лексики [Лопатникова, 2002, 43-45]. К примеру, allergie — медицинский термин — в общеупотребительном языке имеет значение антипатия, неприязнь, отвращение; intoxiquer — также медицинский термин — в общеупотребительном языке имеет значение проявлять коварство с тем, чтобы деморализовать кого-л., обманывать, вводить в заблуждение.

При подобной трансформации термины могут переходить из одной терминологии в другую, гораздо более распространенную среди неспециалистов, например, политическую или экономическую. Кроме того, термины могут переходить непосредственно из специальной терминологии в разряд общеупотребительной лексики, настолько значительны семантические превращения и функциональное разнообразие слов-терминов. Ср.: атогсег — технический термин со значением наживлять; приводить в действие — в общеупотребительном языке закрепился со значением начинать [Guilbert, 1975, 84].

Система терминов в целом и отдельных терминов в частности подвержены семантическим изменениям и расширению функциональной нагрузки вследствие изменения общего состояния науки и концепций конкретных научных дисциплин. В связи с этим такая характеристика термина, как семантическая определенность должна пониматься в смысле постоянного уточнения объема понятия, выражаемого термином. Поэтому термины никогда не могут претендовать на какую-либо окончательность.

В гуманитарных науках в целом в последнее время наблюдается значительное увеличение числа общенаучных и междисциплинарных терминов, связанное с интеграцией гуманитарного знания, без чего, видимо, невозможно его дальнейшее развитие [Уткина 2001, 5, 16].

Практически во всех определениях термина подчеркивается его понятийная специфика. Ср. следующие определения термина:

«слово или словосочетание, обозначающее понятие специальной области знания или деятельности» [ЛЭС 1990, 508];

«номинативная специальная лексическая единица (слово или словосочетание) специального языка, принимаемая для точного наименования специальных понятий» [Гринев, 1993, 33];

«единица какого-либо конкретного естественного или искусственного языка, обладающая в результате особой сознательной коллективной договоренности специальным терминологическим значением, которое может быть выражено либо в словесной форме, либо в том или ином формализованном виде и достаточно точно и полно отражает основные, существенные на данном уровне развития науки и техники признаки соответствующего понятия» [Герд, 1986,4] и т.п.

Своеобразие термина заключается также в том, что значение, связанное с научным понятием, приписывается термину искусственно [Реформатский, 1961, 49; Герд, 1986, 54]. Но это значение, как правило, отражает лишь основные, существенные признаки научного понятия, которое, в конечном счете, всегда шире значения, выраженного в его определении. Значение термина в форме его определения никогда не передает всех признаков того или иного научного понятия, никогда с ним не совпадает.

Природа термина сложна и разнообразна. Один из основоположников отечественного терминоведения Д.С. Лотте выделил три основных способа создания терминов:

1. Самостоятельное построение производных слов, сложных слов, слов усеченных и словосочетаний. Элементы, из которых строятся термины, могут быть либо терминами, принадлежащими к данной терминологической системе или к какой-либо иной, либо словами, привлекаемыми из общего языка, например, тепловой поток.

2. Использование уже существующих терминов или слов путем изменения их значения, например, волна.

3. Заимствование терминов, существующих в каком-либо другом языке: блюминг — высокопроизводительный прокатный обжимный стан, крекинг — переработка нефти и нефтепродуктов в особых установках для получения бензина и других топлив, а также сырья для химической промышленности [Лотте, 1982, 7].

Исторический анализ простых исконных (не заимствованных) терминов показывает, что среди них большинство составляют термины, образованные семантическими способами, т.е. с помощью различных видов изменения значения ранее существовавших в языке слов.

Например: aquet — имущество, приобретенное супругами совместно и составляющее их общую собственность, тогда как ранее, когда это слово впервые было зафиксировано в письменных источниках в конце XII века, оно означало приобретение, покупка;

command — приобретатель имущества по сделке с подставным лицом, тогда как ранее, когда это слово впервые было зафиксировано в письменных источниках в 1050 г., оно означало предписание, официальное требование.

Существуют разные точки зрения на соотношение общеупотребительного слова и слова-термина, образованного на его основе. «Много есть (…) терминов, которые входят и в литературный язык. Однако очень часто они будут иметь разные значения в общелитературном и в специальном языках. (…) Прямая (линия) определяется в геометрии как кратчайшее расстояние между двумя точками. Но в литературном языке это, очевидно, не так. (…) Прямой мы называем в быту линию, которая не уклоняется ни вправо, ни влево, а также ни вверх, ни вниз. Нет никаких оснований навязывать общему языку понятия, которые ему вовсе не свойственны и которые — главное и решающее — не являются какими-либо факторами в процессе речевого общения» [Щерба, 1958, 68].

Основное отличие термина от слов общеупотребительной лексики -это специфичность употребления. Отнесенность термина к специальной области употребления обусловлена тем, что он используется для называния специального понятия, соотнесенного с другими понятиями данной области знания. Это свойство является наиболее важным свойством термина, поскольку оно обуславливает не только его принадлежность к специальной области знания, но и все остальные его свойства.

Вторым важным свойством термина является содержательная точность, т.е. четкость, ограниченность значения. Специальные понятия обычно имеют точные границы, как правило, устанавливаемые с помощью научного определения <- дефиниции, которая одновременно является и определением значения термина (abandonnataire — лицо, в пользу которого осуществляется отказ от права; command — приобретатель имущества

по сделке с подставным лицом). Таким образом, научная дефиниция

является необходимой принадлежностью термина, которая играет важную

роль в выделении терминологической лексики из словарного состава языка. Разница между словом и термином обусловлена тем, что они отражают явления разных уровней мыслительной деятельности — научного мышления, оперирующего понятиями, и бытового оперирования представлениями [Гринев, 1993,29].

Третьим основным свойством термина является его относительная независимость от контекста, однозначность, стилистическая нейтральность.

И, наконец, четвертое основное свойство термина — его номинативный характер. «В качестве терминов как специфических языковых единиц обычно рассматриваются имена существительные или построенные на их основе словосочетания» [Канделаки, 1977, 15].

Учитывая сложность и многомерность терминов, возможны разные критерии терминологичности. Один из основных критериев -профессиональное употребление — связан с важнейшим свойством термина — специфичностью употребления. Другой критерий терминологичности -дефинированность — связан со вторым свойством термина -содержательной точностью.

К четырем основным свойствам термина, которые признаются всеми терминоведами, следует добавить конвенциональность и целенаправленный характер появления, устойчивость и воспроизводимость в речи.

В зависимости от того, какие свойства или характеристики терминов берутся за основу, возможны различные классификации терминов [См., напр., Гринев, 1993]:

1. С учетом исторического аспекта:

1. по происхождению:

1. исконные термины: abrogation, incessible, среди которых выделяют перенесенные из общеупотребительного языка, диалектов или других терминологий — chapitre, nullite;

2. заимствованные термины, среди которых различают: а) материально заимствованные термины (если заимствована только форма): аЬ intestat — без завещания, accipiens — получатель (денежной суммы); б) термины-кальки (если заимствована словообразовательная или синтаксическая структура, или семантика): puits artesien, appelant — апеллянт; в) гибридотермины (если одна часть заимствована, а другая — переведенная или исконная): телевидение, контргайка;

2. с точки зрения образования и развития терминологии:

1. базовые, т.е. заимствованные при зарождении данной терминологии из той терминологии или области лексики, которая лежала в ее основе, являлась базой для ее образования: loi, donation;

2. собственные термины терминологии, т.е. появившиеся в рамках данной терминологии. Среди них различают: а) основные термины, называющие основные понятия данной области знания: crime, gage, б) производные термины терминологии, образованные от базовых или основных терминов и называющие понятия, производные от основных: criminalisation, gagiste — кредитор, в) сложные термины терминологии, называющие понятия, полученные логическим произведением от базовых, основных или производных понятий: cession-bail — продажа недвижимости с последующей ее арендой у покупателя, nu-proprietaire -владелец без права пользования;

3. привлеченные термины, т.е. термины смежных областей знания, используемые в данной терминологии без изменения значения: compensation, conflit.

3. с учетом хронологического статуса:

1. термины-историзмы, называющие устаревшие понятия: colonat — колонат, испольщина, investiture — инвеститура;

2. устаревшие термины, имеющие более удобные или более точные синонимы: lex;

3. термины-неологизмы, являющиеся сами новыми или обозначающие новые понятия: affacturage — факторинг.

2. По форме:

1. термины-слова: copropriete, peculat — хищение государственных средств;

2. термины-словосочетания: ab intestat, colon partiaire — арендатор, отдающий владельцу часть урожая.

3. По содержанию:

1. по типу называемых понятий

1. общенаучные и общетехнические термины: processus, methode;

2. межотраслевые термины, используемые в ряде отраслей знания: compensation, conflit;

3. отраслевые, т.е. принадлежащие к определенной отрасли знания -magistrat, tribunal;

4. узкоотраслевые, т.е. принадлежащие к подотрасли знания: contentieux administratis tribunal administratif;

5. узкоспециальные термины: peculat, retrayant — лицо, в пользу которого установлено право выкупа;

2. по степени абстракции:

3. теоретические термины, значение которых имеет более отвлеченно-умозрительный характер: instance, jurisprudence;

4. эмпирические термины, значение которых имеет более конкретно-

предметный характер: gagiste, mandat.

4. По предметной принадлежности ‘.jurisprudence, phoneme.

5. По месту называемого понятия в иерархии понятий:

1. родовые термины: tribunal;

2. видовые термины: tribunal militaire, tribunal d’instance;

3. соподчиненные термины, среди которых выделяют термины-

антонимы: bonus — премия, malus — повышение размера страховых взносов

и градуальные термины: bleu clair, bleu, bleu marine.

6. По семантической структуре:

1. однозначные термины: dolosif ~ умышленный, недобросовестный, nue-propriete;

2. многозначные термины: commission, instance;

3. мотивированные термины:

1. частично мотивированные, значение которых частично объяснимо значениями слов, от которых термин образован; это чаще всего термины, образованные путем метафоры или метонимии: parquet;

2. полностью мотивированные, значение которых полностью объяснимо значением элементов их структуры; среди этих терминов выделяют: а) правильноориентирующие термины, мотивировка которых не вступает в противоречие с характером обозначаемого ими понятия: maison sans etages, б) ложномотивированные термины, в которых есть такое противоречие: contre-pas — полушаг; среди ложномотивированных терминов, в свою очередь, выделяют ложноориентирующие термины, в которых мотивированность осознается, и это препятствует их правильному пониманию: paratonnerre.

7. По совпадению содержания:

1. равнозначные:

1. абсолютные синонимы: приставка — префикс,

2. условные синонимы: avocat — avoue;

3. эквиваленты (термины разных языков): sentence — приговор.

8. При сходстве форм и значений возможна ситуация ложной идентификации терминов, т.е. появляются паронимичные термины: domiciliaire — домовый, домашний — domiciliataire — домицилиат.

9. По функциональным особенностям можно классифицировать термины по сферам их рассмотрения (термины языка и термины речи): juge d’instruction -juge; регионам их употребления (интернационализмы, национальные термины, регионализмы и местные термины): management, magistrat, magistrat communal; степени их общепринятости и употребительности (общепринятые, метадиалектные, т.е. принятые в рамках одной школы, идиолекты, т.е. авторские термины, общеупотребительные, малоупотребительные и окказиональные термины): позиционный вариант фонемы — аллофон; нормированности (стандартизованные, рекомендуемые, недопустимые и т.д.): homme politique -politicien.

В классификации терминов, предложенной французским исследователем Г. Отманом, основным критерием распределения терминов по классам является семантический. Утверждая, что специфика термина прежде всего понятийная, он приводит следующее определение терминологии: «терминология — это система специальных понятий, отношения между компонентами которой могут выражаться путем их иерархизации, объединения в различные подсистемы или другими способами логической связи» [Lerat, Sourioux 1990, pp. 262-270, Цит. по: Otman, 1996: 97-102]. Эти отношения одного термина с совокупностью других терминов системы устанавливаются в пределах определенной понятийной области, которая, в свою очередь, делится на подразделы.

Таким образом, для определения точного значения термина, -повторяет Отман вслед за Реформатским, — нужен не контекст, но понятийная область, к которой относится этот термин. Терминовед должен делить термины, согласно утверждению Отмана, на категории по понятийным областям, которые, в свою очередь, находятся между собой в иерархических отношениях и делятся на сверхобласти, просто области и подобласти, например, medecine — сверхобласть, cardiologie — область, chirurgie du coeur — подобласть.

Следовательно, терминология — это упорядоченная система понятий определенной области знания. Отман предлагает и в словарях располагать термины не по алфавиту, а по отношениям между обозначаемыми ими понятиями. Он выделяет два типа иерархических отношений между понятиями: родо-видовые и отношения части//целого.

Родо-видовые отношения заключаются в том, что каждое видовое понятие является частью соответствующего родового понятия. Видовое понятие при этом обладает всеми признаками родового понятия и, кроме того, еще хотя бы одним отличительным признаком (infraction -contravention, delit, crime).

Отношения части//целого заключаются в том, что одно понятие является частью другого понятия (cour -juris).

Однако терминоведы не ограничиваются только родо-видовыми отношениями и отношениями части//целого. Отман приводит двадцать типов отношений терминов, зафиксированных в сборнике МОС (Международной Организации Стандартизации) 1988 года. Помимо типов отношений, основанных на родо-видовых отношениях и отношениях части//целого, среди вышеупомянутых двадцати типов фигурируют несколько типов ассоциативных отношений. Это неиерархический тип отношений между терминами, связанными друг с другом на основе смежности во времени, пространстве, или причинно-следственной связью. Это могут быть термины, называющие этапы одного процесса, производителя и продукт его деятельности, материал и изделие из этого материала, инструмент и способ его применения и т.д (instruction -audience — condamnation; ajfretement — ajfreteur).

Однако деление терминов на классы и подклассы в зависимости от значения обозначаемых ими понятий представляется довольно условным и нечетким. Поэтому Отман и обратился к принципу деления терминов по типам отношений между обозначаемыми ими понятиями. Такой подход позволяет определять каждое понятие комплексом отношений с окружающими его понятиями.

Отман предлагает свою модель семантической организации терминологических знаний — семантико-терминологическую сеть. Основными составляющими этой сети являются:

-узлы, представляющие терминологические единицы;

-дуги, представляющие семантические отношения между узлами. Узлы делятся на три типа:

-базовые, представляющие базовые термины: дерево;

-ведущие, представляющие основные термины или основные

понятия класса: береза;

-промежуточные узлы, представляющие термины, не являющиеся ни базовыми, ни ведущими: карликовая береза.

Семантико-терминологическая сеть организована в виде иерархии, внутри которой узлы связаны между собой вертикальными классифицирующими отношениями и горизонтальными описательными отношениями. Эти отношения одновременно группируют и различают. Однако число типов отношений, по мнению Отмана, должно быть ограничено. Он предлагает шесть типов отношений: родо-видовые {oiseaux — perroquets), части//целого (chimie — biochimie), функциональные (metier a tisser — tissu), ассоциативные (oiseau — chant), контрастивные (avion a helice — avion a reacteur) и эквивалентные (bande d’arret d’urgence -zone de securite — voie d’arret) [Otman, 1996: 97-102].

Предложенная Отманом модель классификации терминов важна постольку, поскольку позволяет глубже проникнуть в семантику термина путем более точного определения его места в соответствующем терминологическом поле, его связей с другими терминами, обозначающими понятия данной области знания.

Как уже было сказано выше, одной из характерных черт термина является его однозначность в пределах данной терминологии. Тем не менее, науке о терминах известны «термины-синонимы», «термины-омонимы», «полисемантичные термины». Что скрывается за этими терминами?

Сопоставительное исследование терминов-синонимов в разных терминологических подъязыках свидетельствует о том, что явление синонимии особенно характерно для вновь складывающихся терминосистем: файл — текстовый документ.

Интенсивность синонимии в терминологии особенно высока со второй половины XX века, т.е. в период бурного развития науки и техники и всех прочих сфер жизни, интеграции и дифференциации наук, что приводит к созданию новых отраслей знания, а также к развитию и совершенствованию старых.

Практически все исследователи выделяют такие внеязыковые факторы, обусловившие интенсификацию процесса образования синонимических рядов, как:

а) создание терминов с одним и тем же значением в разных странах и

их проникновение в другие языки как следствие взаимообмена

информацией: оцинковка — гальванизация;

б) создание терминов разными специалистами, разрабатывавшими

одну и ту же проблему: означаемое (Ф. Соссюр) — денотат (А. Черч);

в) фиксирование разных признаков одного и того же понятия:

синтетические языки — флективные языки.

Кроме того, возможны следующие причины синонимии терминов:

а) различные варианты перевода термина: elimination — исключение,

удаление, элиминация;

б) наличие полного и краткого обозначения одного понятия: мотор —

двигатель внутреннего сгорания;

в) сосуществование эпонимных и обычных терминов: Boolean

algebra и algebra of logic — алгебра логики [Циткина, 1988].

Отман называет синонимами в терминологии два термина, обозначающие одно и то же понятие, определяемое одной и той же дефиницией, и занимающие одно и то же место в предложенной им системе. По мнению Отмана, два синонимичных термина должны отвечать трем требованиям:

1) обладать одной и той же дефиницией;

2) находиться в эквивалентных отношениях в пределах одной семиотической системы;

3) они должны быть взаимозаменяемы: sauvegarde (IBM) -enregistrement, frame — cadre [Otman, 1996, 111].

СВ. Гринев, в свою очередь, особо подчеркивает, что значение термина «синонимия» включает отношения абсолютной и условной синонимии терминов, поэтому он вводит обозначение «равнозначные термины», т.е. термины с одинаковым или подобным значением, используемые для называния одного понятия. Их можно разделить на термины-синонимы (термины одного языка с тождественным или подобным значением — равнозначные термины одного языка) и эквиваленты (разноязычные термины с тождественным или подобным значением — разноязычные равнозначные термины). Термины с тождественным значением Гринев предлагает разделить на варианты, т.е. абсолютные синонимы, полученные в результате вариации формы термина, и дублеты, т.е. абсолютные синонимы с различной формой. Термины с подобным значением, или условные синонимы, Гринев делит на:

1. квазисинонимы, т.е. термины с частично совпадающим значением, условно используемые как равнозначные (avocat — avoue);

2. текстуальные синонимы, т.е. термины, один из которых шире по значению, но короче и потому используется для замены более длинного или неудобного термина в условиях, исключающих ошибку в понимании (tribunal — tribunal d’instance);

3. разнопонятийные синонимы — термины с одним денотатом, которому соответствуют разные понятия (например, старославянский язык — древнеболгарский язык — церковнославянский язык1);4) ситуационные синонимы, отражающие функциональную разницу, обусловленную различными ситуациями, в которых находится денотат (accuse — prevenu).

Эквиваленты также можно разделить на полные эквиваленты (с тождественным значением): gratte-ciel — небоскреб и квазиэквиваленты (с нетождественным, но частично совпадающим значением): tribunal — суд [Гринев, 1993].

Итак, термины-синонимы — это термины одного языка или разноязычные термины, чьи дефиниции совпадают полностью или частично. При этом даже частичное совпадение дефиниций позволяет таким терминам быть взаимозаменяемыми в определенной ситуации.

Терминам свойственны также явления полисемии и омонимии. При этом традиционная для лексикологии проблема разграничения полисемии и омонимии в терминологии приобретает несколько иной, специфический характер, поскольку семантическое развитие приводит к переходу от общеупотребительной лексики к термину. Создание термина семантическим путем, т.е. путем метафорического или метонимического переноса значения общеупотребительного слова может трактоваться либо как явление семантической полисемии, учитывая генетическое родство термина с общеупотребительным словом, от которого он образован, либо как омонимия и, соответственно, распад значений слова.

Если же рассматривать семантическое отношение не между общеупотребительным словом и термином, а между терминами, то здесь возможна такая трактовка полисемии и омонимии. Термины-омонимы встречаются в разных подъязыках, напр., кабель в строительной и электромонтажной терминологиях.

Иногда оба термина функционируют в одном подъязыке, например:

1. колонна в строительно-архитектурной терминологии — часть

архитектурного сооружения в виде высокого столба, служащая опорой

фронтонов или внутренних частей здания,

2. памятник в виде столба, воздвигаемый в память какого-нибудь

события.

Такие термины считаются полисемичными.

Зачастую можно столкнуться с явлением скрытой многозначности термина, когда однозначному термину в одном языке соответствуют в другом языке два и более близких по значению, но явно разных термина (патрнмер,рука — main, bras) [Гринев, 1993: 101].

Так же, как в обычном языке, в терминологии полисемия имеет место и тогда, когда один термин используется одновременно в более широком и более узком значениях (например, стена в широком смысле включает перегородки, а в узком — нет).

Достаточно перспективным представляется подход к разграничению полисемии и омонимии в терминологии, предлагаемый Лейчиком В.М.:

«Полисемия — это явление, при котором в семантической структуре полученных терминов сохраняется общая главная сема и расходятся второстепенные семы — каска, ворота.

Омонимия — это явление, при котором происходит совпадение второстепенных сем и расщепление главной семы — ручка, черенок» [Лейчик1981: 115-121].

Хотя такой подход вряд ли решит все спорные случаи разграничения полисемии и омонимии в терминологии, все же его применение может в целом привести к положительным результатам.