К показателям, характеризующим возрастные изменения костей черепа в различные периоды жизни человека, относятся: данные о сроках появления ядер окостенения и наступления синостозов; состояние родничков; размеры черепа и анатомо-морфологические особенности строения его; состояние швов и другие возрастные изменения.

1. Краткие сведения о развитии костей черепа

Как уже указывалось выше, кости свода черепа, из костей основания — небольшие участки затылочной и клиновидной костей, а также лицевой отдел черепа относятся к первичным или покровным костям, поскольку они развиваются непосредственно на основе соединительной ткани, минуя хрящевую. И, наоборот, кости основания черепа (за исключением небольших участков затылочной и клиновидной) являются вторичными, так как базой для развития их служит хрящевая ткань.
В черепе различают два отдела — мозговой и лицевой. Топографически к мозговому отделу черепа относятся: лобная кость, две теменные, две височные, основная, затылочная и решетчатая кости; к лицевому — две нижние носовые раковины, две слезные кости, две носовые, сошник, две верхнечелюстные кости, две небные, две скуловые, нижняя челюсть и подъязычная кость.
Иногда на черепах встречается так называемая «кость инков». Известно, что верхняя часть чешуи затылочной кости формируется из соединительной ткани как самостоятельное образование, состоящее вначале из нескольких центров окостенения. При обычном развитии эти центры вскоре сливаются, образуя покровную кость, которая срастается с нижней частью чешуи затылочной кости. В определенном проценте случаев (от 10 до 25%) указанного срастания не происходит. Верхняя часть чешуи оказывается отделенной от нижней части поперечным швом и получает название «кости инков», имеющей чаще треугольную форму. В тех же случаях, когда центры окостенения верхней части чешуи остаются частично или пол-ностью разрозненными, возникает не одна «кость инков», а две, три и даже четыре. Разделение теменных костей встречается крайне редко. На лобной кости в 7—10% случаев (Richter, S. u Richter, К., 1962 и др.) наблюдается незаращение шва, соединяющего между собой обе её половины. Такое состояние называется метопизмом. Анализируя теории происхождения метопического шва, Knussmann и др. (1969) отмечают, что при метопизме изменяется «струк-тура черепа в сторону его феминизации». Это обстоятельство заслуживает внимания при определении половой принадлежности черепа. По ходу лобного, стреловидного и носолобного швов черепа иногда наблюдаются небольших размеров вставные косточки,

Advertisement
Бесплатно

Узнайте стоимость учебной работы онлайн

Информация о работе

Ваши данные

2. Рост и размеры черепа от рождения до периода полового созревания

У новорожденного, как и у взрослого, свод черепа состоит из шести костей: лобной, двух теменных, двух височных и затылочной, соединенных между собой прослойками соединительной ткани, которые впоследствии (начиная с первого года жизни) постепенно превращаются в швы.
Череп новорожденного отличается небольшой величиной лицевого отдела по сравнению с мозговым, причем первый составляет приблизительно лишь 1/8 часть второго, тогда как у взрослого эти отношения равны 1 : 2.
Голова новорожденного имеет в среднем следующие размеры:
прямой — от глабеллы до самой выдающейся точки на затылке — 12 см; большой косой — от подбородка до отдаленной точки затылка — 13,5 см; поперечный — между наиболее удаленными точками теменных костей — 9,5 см; окружность головы — 34 см.
В течение последующего роста и развития организма голова также подвергается довольно значительным изменениям.
В процессе развития костей черепа различают три периода: первый, или период роста, — от рождения до 7 лет, второй, или период относительного покоя — от 7 лет до половой зрелости (13—16 лет), третий, или период дальнейшего роста, — от времени наступления половой зрелости до 18—20 лет.
Период роста некоторые авторы подразделяют на три этапа:
Первый — от рождения до конца первого года жизни, когда череп растет равномерно и очень интенсивно; второй — от 1 года до 3 лет, когда плоский затылок становится выпуклым, теменная область увеличивается, роднички зарастают, лицо растет в ширину; третий — от 3 до 7 лет, когда рост черепа замедляется, формируются швы, увеличивается продольный диаметр черепа, а также его основание; рост черепной крыши отстает от роста основания и лицевого черепа. К 7 годам основание черепа достигает величины основания черепа взрослого человека; окончательно формируются большое затылочное отверстие, основная кость, пирамиды височных костей и горизонтальная пластинка решетчатой кости.
Второй период характеризуется резким замедлением процесса роста черепа.
В третьем — сильно развивается лобная кость; объем мозгового отдела черепа увеличивается; лицевая часть черепа удлиняется, основание его расширяется, скуловая дуга резко выгибается.
Из наблюдений многочисленных авторов как отечественных, так и зарубежных, следует, что за весь период развития черепа наибольшее увеличение его происходит в первый год жизни. Об этом наглядно свидетельствуют данные А. П. Болдырева (1902) (табл. 5).
Дальнейший рост окружности головы и соответственно с этим продольного и поперечного диаметров представлены в табл. 6. Из таблицы следует, что у ребенка в возрасте от одного года до 7 лет происходит довольно значительный рост головы, он почти наполовину меньше роста, наблюдаемого в первый год жизни ребенка.
С 7 до 13 лет наблюдается период относительного покоя, в течение которого происходит весьма незначительный рост головы, на десятые доли сантиметра; исключением является увеличение окружности головы у девочек. В период полового созревания (13—16 лет) интенсивность роста головы вновь усиливается, затем начинает постепенно снижаться, и к 18—20 годам размеры головы достигают размеров головы полностью сформировавшегося человека. Рост костей черепа с этого момента фактически прекращается.
Интенсивный рост головы в первые годы жизни детей отмечает также Н. Н. Миклашевская (1964). Автором изучены размеры головы и лица у бурят и узбеков и, кроме того, использованы неопубликованные данные А. И. Яхро о размерах головы у армян, а также материалы Института антропологии МГУ им. М. В. Ломоносова о казахах и украинцах. Всего изучено около 10 тысяч мальчиков и девочек, в возрасте от 1 до 18 лет. В каждой возрастной группе было не менее 50 человек.
Данные о величине продольного и поперечного диаметров головы мальчиков и абсолютные скорости роста их представлены в табл. 7 и 8.
Как видно из таблиц, наиболее интенсивный рост головы происходит в первые годы жизни. Затем рост постепенно падает, достигая минимума в 10—11 лет. С наступлением периода полового созревания скорость роста размеров головы вновь нарастает, продолжаясь до 18—20 лет. Скорости роста размеров лицевого отдела головы больше, чем мозгового. Объясняется это тем, что развитие мозгового отдела головы заканчивается раньше, чем лицевого. Так, у новорожденного длина головы составляет более 60% аналогичного размера взрослого. Головные размеры к 4 годам достигают более 90% от величины в 18 лет, широтные размеры лица — 80—85%, а высотные — 75—80%.
Наблюдения Доскочила (1962), изучавшего интенсивность роста основания черепа с трехмесячного развития плода и до 18 лет жизни, согласуются как с данными Н. Н. Миклашевской, так и с данными других авторов. Им установлено, что рост черепа в длину продолжается примерно до 7 лет, а рост длины основания черепа заканчивается к 8 годам.
Ю. М. Ауль (1964) сообщает о выявленных им закономерностях роста продольного и поперечного диаметров головы, при обследовании свыше 15 тысяч эстонских школьников в возрасте 7—18 лет. У мальчиков продольный диаметр увеличивается на один миллиметр ежегодно до 13 лет; до 17 лет годичные прибавки продолжают возрастать, на 18 году рост замедляется; к 22—21 годам стабилизируется и до 50 лет он увеличивается на один мм. У девочек до 11 лет продольный диаметр увеличивается равномерно; с 13 до 14 лет темпы роста усиливаются, затем значительно замедляются и к 17—18 годам почти прекращаются, увеличиваясь у взрослых в среднем на один мм. Поперечный диаметр у мальчиков равномерно увеличивается до 14 лет, а 15—16 лет темп роста наибольший, а к 22 годам прекращается. У девочек рост поперечного диаметра увеличивается равномерно до 10 лет, затем несколько ускоряется, а с 14 лет — резко замедляется и к 17 годам заканчивается. До 15 лет голова у девочек длиннее, чем у мальчиков, но с 16 лет они становятся более брахицефальными.
Кости лицевого отдела черепа, согласно данным Е. А. Клебановой (1969), продолжают развиваться, и после совершеннолетия, приобретая при этом массивность за счет периостального отложения костного вещества.
3. Особенности общей формы черепа и лицевого его отдела у взрослых
Черепа подразделяются по форме на узкие (длинные) — долихокранные, средние — мезокранные и широкие (короткие) — брахикранные.
Для определения формы черепа пользуются так называемым черепным указателем, который представляет собой процентное отношение между поперечным и продольным размерами свода черепа и вычисляется по формуле: в х 100/а, где в – поперечный размер черепа, а — продольный его размер.
Долихокранные черепа характеризуются отношением ширины свода черепа к длине меньше 75%. Мезокранные — имеют черепной указатель от 75 до 79,9%; черепа с указателем свыше 80% относятся к брахикранным.
По высоте черепа подразделяются на высокие (гипсикранные), с указателем больше 75%; средневысокие (ортокранные), с указателем от 70 до 74,9%; низкие (хамекранные), с указателем менее 70%. Для получения указателя высоты величину высотного диаметра помножают на 100 и делят на величину продольного диаметра.
Для характеристики отношения лицевого отдела черепа к мозговому принимают во внимание степень выступания костей верхнечелюстной дуги из-под основания черепа. Сильное выступание костей лицевого черепа вперед называется прогнатизмом, малое — ортогнатизмом, среднее — мезогнатизмом.
4. Швы черепа
Как уже указывалось выше, одной из особенностей черепа новорожденного является наличие родничков. Зарастание родничков происходит в определенной последовательности: передние боковые и затылочный роднички закрываются к моменту рождения или вскоре после него; задние боковые роднички зарастают на 1—3-м месяце жизни, лобный — на 2-м году, примерно, к 18 месяцам. При некоторых заболеваниях, в том числе при рахите, гипотиреозе, лобный родничок длительное время (до 2, иногда до 6 и даже до 8 лет) может оставаться незакрытым.
Одновременно с зарастанием родничков, начиная с первого года жизни ребенка, соединительно-тканные прослойки, соединяющие между собой кости свода черепа, постепенно начинают заменяться швами.
На первых порах края покровных костей выглядят в виде волнистых линий и соединяются между собой тонкой прослойкой соединительной ткани. Здесь возникает так называемый шов — гармония.
На 3-м году жизни на наружной пластинке костей черепа начинается развитие зубцов, которые со временем увеличиваются и входят в краевые части соседней кости. Этот процесс постепенно приводит к образованию зубчатого шва, посредством которого соединяется большинство костей свода черепа.
У взрослых, помимо зубчатого шва, на своде черепа различают чешуйчатый шов, соединяющий височную кость и большое крыло основной кости с теменной и лобной костями.
В области свода черепа различают следующие основные швы: венечный (коронарный), соединяющий лобную и теменные кости; стреловидный (сагиттальный), соединяющий между собой теменные кости; ламбдавидный (затылочный), соединяющий теменные кости с затылочной; теменно-височный шов, соединяющий чешуйчатый край теменной кости с чешуйчатым краем височной кости; затылочно-сосцевидный, соединяющий затылочный край сосцевидной части височной кости и сосцевидный край затылочной кости; теменно-сосцевидный шов, соединяющий угол теменной кости с сосцевидной частью височной кости; клиновидно-теменной шов, соединяющий клиновидный угол теменной кости и теменной угол клиновидной кости; клиновидно-лобный шов, соединяющий лобные края больших и малых крыльев основной кости с глазничной частью лобной кости.
Из швов, расположенных на основании черепа, весьма важное значение для определения возраста имеет так называемый затылочно-основной шов, соединяющий тело основной кости с основной частью затылочной кости.
В соответствии с возрастными изменениями, происходящими в швах свода черепа, их принято разделять на отдельные участки. В стреловидном шве различаются четыре части (следуя спереди назад): брегматическая, верхушечная, обелионная и задняя; в венечном — три части (в правой и левой половинах): брегматическая, сложная (средняя) и височная; в затылочном — три части (в правой и левой половинах): лабдатическая, средняя и астерионная (рис. 7).
С возрастом швы черепа становятся менее выраженными за счет развивающейся облитерации.
Процесс облитерации в швах происходит изнутри кнаружи (В. А. Бец и А. Рава, 1879; А. М. Фортунатов, 1889; и др.) и совершается в определенной последовательности как по времени наступления, так и по месту возникновения. Однако указать точно возраст, при котором начинается зарастание швов трудно, поскольку это во многом зависит от индивидуальных особенностей организма.
Большинство исследователей (В. П. Воробьева, 1932; М. А. Гремяцкий, 1950; Г. Ф. Иванов, 1943; М. Г. Левин и Я. Я. Рогинский, 1955; В. Н. Тонков, 1953, и др.) считают, что швы свода черепа начинают зарастать между 20 и 30 годами. В этот период процесс облитерации наблюдается в обелионной части стреловидного шва и частично в височной части венечного шва. В возрасте 30—40 лет этот процесс уже отчетливо выявляется в височной части венечного шва, в верхушечной и задней частях стреловидного шва. После 40 лет наряду с продолжающимся зарастанием перечисленных участков швов постепенно начинают закрываться глазничные и височные части клиновидно-лобного шва, нижняя часть затылочно-сосцевидного шва, брегматическая часть стреловидного и венечного швов, средняя часть затылочного шва с обеих сторон и клиновидно-теменной шов. С 50—55 лет процесс облитерации распространяется на другие участки швов черепа. Первым на всем протяжении закрывается стреловидный шов, последним — затылочный. У женщин, по данным Necrasov и др. (1966), скорость зарастания сагиттального и венечного швов одинакова. Полное зарастание швов происходит в глубокой старости. Встречаются случаи, когда и в старческом возрасте швы черепа оказываются не заращенными. Проявляется это преимущественно в астерионной области затылочного шва, в сложной части венечного шва, а также в клиновидно-теменном и теменно-сосцевидном швах.
Имеются указания на то, что облитерация швов свода черепа у женщин начинается несколько позднее (лет с 25) и происходит на первых порах менее интенсивно, чем у мужчин. По данным группы румынских исследователей, ритм облитерации стреловидного шва у мужчин примерно на 10 лет опережает ритм облитерации этого же шва у женщин. И только к 60 годам интенсивность зарастания швов свода черепа у мужчин и женщин сравнивается. После 60 лет облитерация швов у женщин протекает быстрее. Об этом же свидетельствуют указания Necrasov и др. авторов (1966).
Синостоз тела клиновидной кости с основной частью затылочной, как считалось до сих пор, наступает в 16— 18 лет. Однако специальные исследования Powele u Bzo-die (1963) вносят существенную поправку — ими установлено, что зарастание сфеноокципитального шва у девочек происходит в 11—14 лет, у мальчиков — в 13—16 лет (рис. 8).
В отношении швов лицевого черепа имеются указания, что зарастание их наступает обычно на третьем десятилетии. Окостенение небного шва начинается с 25 лет (А. Я. Ланговский, 1969).
Приведенные сроки и последовательность облитерации швов черепа, как показала практика, довольно относительны, что, по-видимому, зависит от ряда пока еще не изученных факторов. В этом направлении заслуживают внимания высказывания отдельных авторов о наличии определенного взаимодействия между процессом зарастания швов, формой черепа (Ribbe, 1885; Frederik 1906; М. М. Хомяков, 1907; Р. Н. Шейх-Заде, 1953; Б. А. Никитин, 1960) и его половой принадлежностью (Gheorghiu и др., 1954; Necrasov, 1966). Эти высказывания нашли объективное подтверждение в работе В. Н. Звягина (1971), изучавшего динамику возрастных изменений швов черепа применительно к задачам судебно-медицинской экспертизы. На большой серии черепов автором установлено, что действительно сроки и интенсивность облитерации швов черепа находятся в определенной зависимости от его формы и что эта зависимость обратно-пропорциональна величине черепного указателя (индекса). Оказалось, что для долихокранных черепов (индекс 74,9 и ниже) свойственен более быстрый темп облитерации швов, для брахикранных (индекс 80,0 и выше) — более медленный и у мезокранных (индекс от 75,0 до 79,9) черепов он занимает промежуточное положение.
Форма черепа проявляется не только в темпе облитерации швов черепа, но и в последовательности данного процесса (Б. А. Никитюк, 1960). Так, у долихокранных черепов зарастание швов идет в направлении от венечного к сагиттальному шву, а у брахикранных, наоборот, — от сагиттального к венечному. В соответствии с этим, а также учитывая темп облитерации у первой группы черепов, венечный шов зарастает в 40—49 лет, сагиттальный — к 50—59 годам, затылочный — 60—62 годам; у второй — сагиттальный шов закрывается у мужчин к 50—59 годам, у женщин — 60—69 годам, венечный — у мужчин к 60—69 годам, у женщин после 70 лет; последним синостозирует затылочный шов.
При определении возраста по черепу необходимо иметь в виду возможность преждевременного зарастания всех швов черепа или только некоторых из них как с одной, так и с обеих сторон свода.
Преждевременное зарастание швов черепа обусловливает возникновение тяжелого заболевания — краниостеноза, являющегося следствием диспропорции между величиной головного мозга и объемом черепа, нередко приводящей к слепоте, умственный отсталости (Kukulska, 1964) и различного рода деформациям черепа. Так, при преждевременном зарастании венечного и затылочного швов или одного затылочного развиваются так называемые башенные черепа, характеризующиеся увеличением вертикальных размеров в теменном направлении и в направлении основания, вследствие чего черепные ямы углубляются. При преждевременном зарастании стреловидного шва образуются лодкообразные (скафондные) черепа. Форма их является результатом продолжающегося роста черепа в длину в области венечного и затылочного швов. Черепные ямы таких черепов обычно уплощены и удлинены. Асимметрические или косые (плагиокефалические) черепа развиваются при преждевременном зарастании венечного или затылочного шва на одной стороне. На стороне зарастания шва кости черепа обычно сглажены, на противоположной — компенсаторно увеличены, череп асимметричен.
5. Прочие возрастные изменения костей черепа
При определении возраста по черепу, помимо состояния швов, следует учитывать и другие возрастные изменения, происходящие в костях черепа, выявляемые посредством рентгенологического и микроскопического исследования (Волков Л. Ф., 1948; Раппопорт М. Б. и Розенбаум Д. Б., 1966; Rupprecht A, Scherzen, 1962). Эти изменения Л. Ф. Волков условно подразделяет на три периода: от рождения до 20 лет, от 21 года до 40 лет и свыше 40 лет.
Для первого периода характерно интенсивное развитие костей свода черепа. Тонкие кости новорожденного с возрастом утолщаются за счет роста компактного вещества со стороны наружной и внутренней пластинок и проявления между ними губчатого вещества — диплоэ.
В возрасте 21 года до 40 лет кости свода черепа имеют обычное строение. Их внутренняя и наружная пластинки построены аналогично компактному веществу длинных трубчатых костей и состоят из двух слоев. Наружный слой представлен длинными массивными, лежащими вплотную друг к другу костными пластинками, которые пронизываются значительным количеством фолькмановских каналов. Второй, более глубокий слой построен из системы остеонов, между которыми располагаются мелкие, вытянутые по длине костномозговые пространства. Сосудистых каналов меньше, чем в наружном слое. В губчатом веществе промежутки костных балок заполнены красным костным мозгом и сосудами. Костные балки в отличие от балок и трабекул других костей скелета почти все одинаковой длины.
После 40 лет структура костей свода черепа начинает постепенно изменяться. Эти изменения, прежде всего, сказываются в разрежении костной структуры компактного и губчатого вещества, т. е. в очаговом истончении и спонгиозировании компактных пластинок. С развитием остеопороза возникают многочисленные довольно крупные костномозговые пространства. Костные пластинки по структуре становятся похожими на губчатое вещество. Создается впечатление, что кости свода черепа имеют губчатое строение во всех трех слоях.
Наряду с разрежением компактного вещества кости начинает постепенно разрежаться и губчатое вещество. В начальной стадии остеопороза костномозговые пространства увеличиваются, костные балки не резко истончаются и деформируются. По мере углубления процесса разрежения происходит уже значительное истончение и деформация костных балок, они становятся извилистыми и короткими вследствие частичного рассасывания, что ведет к слиянию отдельных костных пространств в крупные полости. Костномозговые пространства из круглых и овальных превращаются в многоугольные и извилистые. Количество фолькмановских сосудистых каналов возрастает, диаметр их увеличивается. Просвет гаверсовых каналов расширяется. В результате постепенного нарастания остеопороза кости черепа в целом становятся пористыми, легкими и хрупкими, механическая сопротивляемость их падает. На отдельных участках свода и основания черепа губчатое вещество полностью исчезает. Вследствие этого наружные и внутренние пластинки сливаются вместе.
В результате образуются ограниченные плоские, чаще овальной формы очаги разрежения костной ткани, располагающиеся обычно в области теменных костей, иногда в области чешуи височных и больших крыльев клиновидной кости. Реже подобные изменения встречаются на лобной и затылочной костях. На основании черепа значительному истончению подвергаются кости в области глазниц и средней черепной ямы. В очагах разрежения кости очень тонкие, просвечивают и приобретают повышенную ломкость. В костях черепа, содержащих воздушные полости, наружная и внутренняя компактные пластинки, наоборот, расходятся друг от друга, вследствие чего пазухи могут значительно увеличиваться.
На внутренней поверхности черепа сосудистые борозды приобретают большую выраженность, они углубляются и на отдельных участках становятся похожими на каналы.
Раппопорт М. Б. и Розенбаум Д. Б. (1966) при изучении костей свода черепа в области швов получили данные, сходные с вышеизложенными данными Волкова.
Иногда истончение костей черепа может наблюдаться у лиц, страдающих длительным повышением внутричерепного давления. Как указывает А. В. Смольянников (1955), в области свода истончению подвергаются больше всего участки в местах расположения так называемых пальцевых вдавлений. Кости основания черепа истончаются сильнее и часто деформируются, особенно в области турецкого седла и тела основной кости.
Нередко на старческих черепах наряду с описанными выше процессами разрежения наблюдаются процессы противоположного порядка, характеризующиеся разрастанием костной ткани. На наружной поверхности костей черепа эти разрастания проявляются в виде утолщений, нередко чередующихся с истонченными участками костной ткани. Однако явления гипертрофии чаще наблюдаются на внутренней поверхности черепа, распространяясь на отдельные, а иногда и на все кости свода. Внутренняя пластинка при этом делается плотной и твердой, легко ломается. На отдельных участках её образуются костные выступы.
Интенсивность описанных изменений неуклонно нарастает вплоть до 60—70 лет, достигая в этом возрасте наибольшей степени.
Характерным признаком старческих черепов считается атрофия нижней челюсти. При этом структура кости стирается, зубные лунки и мандибулярный канал исчезают. Нижняя челюсть уплощается и превращается постепенно в тонкую костную пластинку, охватывающую край верхней челюсти. Вследствие выпадения зубов и атрофии альвеолярных отростков подбородок резко выдвигается вперед и поднимается вверх, продольный размер лица относительно уменьшается и оно из продолговатого становится круглым, как в раннем детстве. С изменением ветви нижней челюсти изменяется и нижнечелюстной угол. Если у новорожденного угол нижней челюсти является тупым, а у взрослого он приближается к прямому, то на старческих черепах угол вновь делается тупым.
Поданным А. Т. Бусыгина (1956) у новорожденных угол нижней челюсти равен в среднем 140°. В период первичного прорезывания зубов он значительно уменьшается и составляет в среднем 134,8°. В дальнейшем, постепенно уменьшаясь, нижнечелюстной угол становится равным в среднем: в возрасте 6—7 лет 127,7°, в возрасте 10—11 лет 126°. В 11—12 лет, т. е. в период прорезывания второго большого коренного зуба, угол нижней челюсти значительно уменьшается, в среднем до 121,6°. Далее, примерно до 15 лет, он несколько увеличивается, достигая 124°, а затем снова постепенно уменьшается и к 35 годам равен в среднем 117,1°. После 35 лет угол нижней челюсти увеличивается и составляет 123—124°. При потере зубов увеличение нижнечелюстного угла происходит как за счет рассасывания костного вещества по заднему краю восходящей ветви челюсти, так и в результате перестройки всей кости. В возрасте 70—75 лет при полном отсутствии зубов угол нижней челюсти приближается к 125°. У лиц, пользовавшихся при жизни зубными протезами, указанные изменения выражены менее резко, а иногда и вовсе отсутствуют.
При определении возраста по черепу следует учитывать, что темп и интенсивность возрастных изменений зависят от индивидуальных особенностей организма и влияния окружающей среды, поэтому они не всегда идут параллельно паспортному возрасту. В то же время нельзя провести точную грань между прогрессивными и регрессивными процессами, происходящими в организме, в том числе и в костях свода черепа. Можно лишь говорить о степени выраженности или о преобладании одного из этих процессов в тот или иной промежуток времени, поскольку оба эти процесса возникают и развиваются параллельно.
6. Аномалии развития и деформации черепа
Определенное судебно-медицинское значение имеют так называемые лакунарные и дырчатые черепа, поскольку подобного рода аномалии развития могут быть приняты за травматическое повреждение. Лакунарный череп характеризуется наличием дефектов в кости в виде углублений на внутренней поверхности её, ограничивающихся лишь внутренней пластинкой и диплоэ. Дырчатые черепа характеризуются наличием множественных отверстий — дефектов, распространяющихся на все слои кости:
внутреннюю пластинку, губчатое вещество и наружную пластинку, Твердая мозговая оболочка соприкасается непосредственно с надкостницей. Края дефектов неровные и состоят из тонких костных пластинок. Лакунарные и дырчатые дефекты обычно локализуются в теменной кости у сагиттального шва, реже в лобной и затылочной костях, и в области крыльев основной кости. Иногда наблюдаются так называемые большие теменные отверстия около 5 мм в диаметре, располагающиеся в области задней части теменных костей около сагиттального шва. Большие теменные отверстия имеют округлую форму, ровные края. Чаще бывают односторонними; если же они имеются с обеих сторон, то, как правило, являются симметричными.
При судебно-медицинском исследовании черепа особого внимания эксперта требуют деформированные черепа. Эти необычные для черепа формы возникают при некоторых заболеваниях (гидроцефалия, краниостеноз, рахит), различного рода травмах, а также в результате преднамеренной, или так называемой искусственной деформации головы. Последний вид деформации подробно изучен как отечественными, так и зарубежными исследователями (Е. В. Жиров, 1940; М. Г. Левин, 1947; Л.В. Ошанин, 1958; Я. Я. Рогинский, 1960; В. В. Бабин, 1961; Н. Г. Залкинд, и С. Л. Поляков, 1962; А. Г. Гаджиев, 1962; Т. Н. Дунаевская, 1963; Bachraty A., 1965; Necrasov О., Cristescu М., Antoni S. 1967; Патарая Ш. Д., 1967; Helmuth H., 1970, и др.).
Описано несколько способов искусственной, деформации — от люльки-бешик до особых повязок, наложенных на голову в самых различных вариациях. Повязка накладывается на головку новорожденного (с предварительно надетой на неё глубокой тюбетейкой) и не снимается до 2, а иногда и 5 лет, т. е. она находится на голове ребенка в течение всего наиболее интенсивного периода её роста. В зависимости от способа накладываемой повязки, а, следовательно, и вызываемого ею давления, развиваются отличные друг от друга деформации головы. Так, например, Е. В. Жиров (1940) различает затылочную деформацию, возникающую от длительного лежания ребенка на спине; лобно-затылочную, достигающую в результате давления повязки в передне-заднем направлении; теменную— возникающую под действием давления на боковые отделы теменных костей, и, наконец, кольцевую с несколькими способами наложения повязки. Нередко от кольцевого и лобно-затылочного сжимания головы края лобной и теменных костей изгибаются вдоль венечного шва, вследствие чего возникают так называемый предвенечный валик и позадивенечное вдавление. Т. Н. Дунаевская (1963) подразделяет деформацию на два типа — высокого и низкого, что находится в прямой зависимости от способа наложения повязки на лоб. В результате применяемых деформаций вид головы (а, следовательно, и черепа) изменяется, приобретая различную форму: сильно вытянутую в продольном направлении и несколько сжатую в поперечном; вытянутую вверх и несколько кзади и др. В тех случаях, когда деформация производится путем наложения круговой повязки или прибинтовывания дощечки — по данным Necrasov О. и др. (1967) — уменьшается продольный диаметр и сильно увеличивается высотный (рис. 9).
Т. Н. Дунаевская, изучая черепной указатель у детей с деформированной головой, половых различий не обнаружила. Она также отмечает, что у таких детей продольный диаметр головы больше, а поперечный меньше по сравнению с детьми, голова которых не подвергалась деформации. Автор приходит к выводу, что наблюдаемая долихокефалия, у изученных ею туркменов — группы теке — возникает в результате искусственной деформации. Подобной точки зрения придерживается и М. Г. Левин (1947). Им установлено, что индекс деформированной головы составил 74,7—78,8, а у недеформированной — до 4 лет — 83,2, до 9 лет— 84,5 и от 10 до 15 лет — 82,02. Он пишет, что из-за доликохефалии туркмены «представляют собой резкое пятно на общем фоне брахкефалии Средней Азии».
У детей, длительное время пребывающих в люльке типа «аквани» (распространенной в Грузии), сагиттальный диаметр головы уменьшен, затылок часто деформирован (Патарая Ш. Д., 1967).
II. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛА И РАСЫ ПО ЧЕРЕПУ
Вопреки мнению отдельных авторов, отрицавших возможность определения пола по черепу, подавляющее большинство исследователей (Н. С. Бокариус, 1930; Борованский, 1936; Welcker, 1862; Gheorgiu, Enea и др. 1954; М. М. Герасимов, 1955; В. В. Гинзбург, 1958; Г. Ф. Дебец, 1948; Д. Н. Зернов, 1932; Martin К, 1928, Steslicka, 1952; В. Н. Тонков, 1953; А. Эккер, 1867 и др.) считают, что череп имеет достаточное количество признаков, которые, будучи взяты в совокупности, почти всегда позволяют отнести его к определенному полу.
Отличия мужского черепа от женского проявляются, прежде всего, в форме и характере строения, а также в абсолютных и относительных величинах, как целого черепа, так и отдельных его частей; эти отличия наиболее достоверны у лиц, достигших половой зрелости,
1. Методика измерения черепа
Прежде чем приступить к изложению данных, позволяющих определить пол по черепу, необходимо остановиться на методике его измерения, одинаково обязательной как при экспертизе пола, так и возраста.
При определении размеров костей, в том числе и черепа, применяется метод, разработанный антропологами. При измерении черепа, как и любой другой кости скелета необходимо ориентироваться на определенные анатомические точки. В. В. Бунак (1931) указывает, что измерения должны производиться только между антропометрическими точками, под которыми понимаются определенные точки, соответствующие ясно выраженным и легко прощупываемым образованиям скелета — концам отростков, краям швов, точно очерченным границам мягких тканей органов (например, подносовая точка), или наиболее друг от друга отстоящим пунктам определенных линий.
Краниометрическими точками на черепе являются:2
1. Альвеоляре (alveolare, al) — точка, лежащая на нижнем крае верхней челюсти между передними резцами, обычно располагается на 2—3 мм ниже точки простион.
2. А с т е р и о н (asterion, ast) — точка соединения теменной, височной и затылочной костей; располагается в месте схождения ламбдавидного, затылочно-сосцевидного и теменно-сосцевидного швов.
3. Аурикуляре (auriculare, au) — точка на корне скулового отростка височной кости, лежащая над серединой наружного слухового отверстия.
4. Б а з и о н (basion, ba) — самая нижняя точка, расположенная на переднем крае большого затылочного отверстия в медиальной плоскости.
5. Б р е г м a (bregma, b) — точка в месте схождения стреловидного и венечного швов.
6. Вертекс (vertex, v) — наивысшая точка темени, определяемая при положении черепа в ушно-глазничной (франкфуртской) горизонтальной плоскости, проходящей через верхние края ушных отверстий (точки порион) и нижний край левой орбиты.
7. Глабелла (glabella, g) — наиболее выступающая вперед точка между надбровными дугами, при положении черепа во франкфуртской горизонтальной плоскости.
8. Г н а т и о и (gnation, gn) — точка на нижнем крае нижней челюсти в месте пересечения его медиально-сагиттальной плоскостью.
9. Г о н и о н (gonion, go) — точка на наружной поверхности края нижней челюсти, лежащая на вершине угла, образов ванного нижним краем тела челюсти и задним краем её ветви.
10. Д а к р и о н (dakryon, d) — точка соединения лобной верхне-челюстной и слезной костей; лежит несколько глубже точки максилло-фронталле.
11. 3 и г и о н (zygion, zg) — наиболее выступающая кнаружи точка на скуловой дуге; почти всегда располагается на скуловом отростке височной кости.
2 По данным Я. Я. Рогинского и М. Г. Левина. — В кн.: Основы антропологии. Изд-во Моек. гос. ун-та, 1955.
12. Зигомаксилляре (zygomaxillare, zm) —самая нижняя точка на скуло-челюстном шве.
13. Инфрадентале (infradentale, id) — точка на верхнем крае альвеолярного отростка нижней челюсти между двумя внутренними резцами.
14. Л а м б д a (lambda, I) — точка соединения затылочной и обеих теменных костей; лежит на пересечении затылочного шва со стреловидным.
15. Мастоидале (mastoidale, ms) — точка, лежащая на вершине сосцевидного отростка.
16. Максилло-фронтале (maxillofrantale, mf) — точка пересечения внутреннего края орбиты с лобно-челюстным швом; линию намечают карандашом снизу вверх.
17. Метопион (metopion, т) — лежит на пересечении медиальной плоскости с линией, соединяющей наиболее выступающие точки лобных бугров.
18. Н а з и о н (nasion, n) — точка, лежащая в области носолобного шва медиальной плоскости.
19. Назоспинале (nasospinale, ns) — точка пересечения медиальной плоскости с линией, соединяющей нижние края левой и правой половины грушевидного отверстия.
20. О б е л и о н (obelion, ob) — точка, расположенная в месте пересечения стреловидного шва с линией, соединяющей центры теменных (сосудистых) отверстий.
21. Опистион (opistion, о) — точка, расположенная на середине заднего края большого затылочного отверстия.
22. Опистокранион (opistokranion, op) — наиболее выступающая кзади и наиболее отстоящая от глабеллы точка на затылочной кости в медиальной плоскости; её находят эмпирически с помощью толстотного циркуля.
23. П о р и о н (porion, po) — точка, расположенная на верхнем крае наружного слухового прохода глубже точки аурикуляре.
24. Простион (prostion, pr) — наиболее выступающая вперед точка на передней поверхности верхнечелюстной кости между двумя внутренними резцами. От этой точки следует отличать альвеолярную точку, лежащую на нижнем крае альвеолярного отростка верхней челюсти между теми же резцами.
25. Фронто-маляре-орбитале (frontomalare— orbitale, fmo) — точка, лежащая на месте пересечения наружного края орбиты с лобно-скуловым швом; располагается ниже точки эктоконхион.
26. Фронто-маляре-темпорале (fronto-malare-temporale, fmt) — наиболее наружная точка на скуло-лобном шве.
27. Фронто-темпорале (fronto-temporale, ft.) — точка на височном гребне лобной кости, лежащая в месте её наибольшего сужения.
28. Эктоконхион (ektokonchion, ek.) — точка на наружном крае орбиты, где он пересекается линией, проведенной из максилло-фронтальной точки параллельно верхнему краю орбиты, и делящей орбиту пополам.
29. Э у р и о н (еurуоп, еu) — наиболее выступающая кнаружи (наиболее удаленная от медиальной плоскости) точка боковой стенки черепа, лежащая чаще всего на теменной кости, реже в верхней части чешуи височной кости. Находится эмпирически с помощью толстотного циркуля (рис, 10 и 11).
В качестве инструментария для установления размеров черепа используются толстотный и скользящий циркули, штангенциркуль и миллиметровая лента, желательно металлическая.
Скользящий циркуль состоит из линейки с нанесенными на неё с обеих сторон делениями; у нулевого деления укреплена ножка, другая подвижная ножка с муфтой служит для отсчета. Подобным образом устроен и штангенциркуль с той лишь разницей, что на подвижной ножке имеется движок с нанесенным на него нониусом.
Толстотный циркуль устроен по типу тазометра. Он состоит из двух изогнутых ножек, между которыми находится прикрепленная к одной ножке линейка с делениями. На другой ножке имеется муфта, которая, скользя по линейке вместе с указателем, производит отсчет делений (рис. 12).
При судебно-медицинских экспертизах отождествления личности по черепу наиболее существенное значение имеют следующие размеры3:
1. Продольный диаметр — расстояние от глабеллы до опистокранион. Измеряется толстотным циркулем.
2. Поперечный диаметр — расстояние между точками эурион. Толстотный циркуль. При измерении нельзя выводить циркуль из горизонтального положения.
3. Высотный диаметр — расстояние от точки базион до точки брегма. Толстотный циркуль.
4. Длина основания черепа — расстояние между точками базион и назион. Толстотный циркуль.
5. Наименьшая ширина лба — расстояние между точками фронто-темпорале. Скользящий циркуль.
6. Ширина основания черепа — расстояние между точками аурикуляре. Скользящий циркуль.
7. Ширина затылка — расстояние между точками астерион. Скользящий циркуль.
8. Сосцевидная ширина — расстояние между точками мастоидале. Скользящий циркуль.
9. Окружность черепа — измеряется по линии, проходящей спереди через надпереносье, сзади через наиболее выступающие части затылочной кости. Измеряется лентой.
10. Сагиттальная хорда — расстояние между точками назион и опистион. Толстотный циркуль.
11. Лобная хорда— расстояние между точками назион и брегма. Скользящий циркуль.
12. Теменная часть сагиттальной хорды— расстояние между точками брегма и ламбда. Скользящий циркуль.
13. Длина большого затылочного отверстия — расстояние между точками базион и опистион. Скользящий или штанговый циркуль.
14. Ширина большого затылочного отверстия — расстояние между наиболее удаленными точками на боковых краях отверстия. Штанговый или скользящий циркуль.
15. Скуловой диаметр — расстояние между точками зигион. Толстотный циркуль.
16. Длина основания лица — расстояние между точками базион и простион верхней челюсти. Скользящий циркуль.
3 Каждый размер действителен только в том случае, если он установлен между двумя предназначенными для него определения (см. выше) точками. Это особенно следует учитывать при повреждении черепа.
17. Верхняя высота лица— расстояние между точками назион и альвеолярной. Скользящий циркуль.
18. Полная высота лица4 — расстояние между точками назион и гнатион. Скользящий циркуль.
19. Верхняя ширина лица— расстояние между точками фронто-моляре-темпорале. Скользящий циркуль.
20. Средняя ширина лица — расстояние между точками зигомаксиляре. Скользящий циркуль.
21. Высота носа — расстояние между точками назион и назоспинале. Штанговый или скользящий циркуль.
22. Ширина орбиты (левой) — расстояние между точкой максилло-фронтале и точкой эктоконхион, расположенной на наружном крае орбиты. Линия, соединяющая названные точки, делит орбиту пополам. Штанговый или скользящий циркуль.
23. Мыщелковая ширина — расстояние между наружными поверхностями головок сочленовых отростков нижней челюсти. Скользящий циркуль.
24. Бигониальная ширина— расстояние между точками гонион нижней челюсти. Скользящий циркуль.
25. Высота тела (симфиза) нижней челюсти — расстояние между точками гнатион и инфрадентале. Скользящий циркуль.
2. Анатомо-морфопогические признаки пола на черепе
Как уже указывалось, при определении пола по черепу принимаются во внимание характер строения черепа и его размеры.
К числу особенностей строения черепа, позволяющих отличать мужской череп от женского, относятся: степень выраженности бугристостей и шероховатостей в местах прикрепления мышц; степень развитости наружного затылочного бугра и сосцевидных отростков; развитость надбровных дуг и надпереносья; характер носолобного угла; форма и характер строения глазниц; степень выступления верхней челюсти; форма и характер углов нижней челюсти; конфигурация свода черепа; наклон лба и др. Эти особенности проявляются в следующем:
1. Как правило, размеры мужского черепа больше женского, причем это в равной степени относится к размерам, как свода, так и основания черепа.
2. Мужской череп отличается от женского большей развитостью и угловатостью своих очертаний, за счет наибольшей выраженности бугристостей и шероховатостей в местах прикрепления шейных, затылочных, височных и жевательных мышц. На женских черепах бугристость и шероховатость выражены менее четко, вследствие чего поверхность костей черепа более ровная и гладкая.
3. Наружный затылочный бугор, надбровные дуги и надпереносье больше развиты на мужских черепах, лобные и теменные бугры — на женских.
4. Сосцевидные отростки на мужских черепах развиты сильнее, чем на женских. Обычно определяется малая, средняя и большая степень их развитости по отношению к данному черепу. Вершина отростка на женских черепах чаще тупая, на мужских — заостренная.
5. Нижняя челюсть у мужчины больше и тяжелее, с отчетливо выраженной бугристостью в области углов и нижнего края внутренней поверхности подбородка за счет прикрепления крыловидных, жевательных и двубрюшных мышц. В среднем вес нижней челюсти у мужчин (по литературным данным) составляет 80—85 г, у женщин —60—63 г. Направление восходящих ветвей на мужских челюстях более вертикальное (прямое), на женских— более горизонтальное (наклонное), вследствие чего нижнечелюстной угол у мужчин меньше (ближе к прямому), у женщин больше (ближе к тупому). Углы нижней челюсти на мужских черепах, как правило, развернуты кнаружи. На женских черепах этот признак встречается значительно реже.
6. Для мужских черепов более характерен скошенный кзади лоб, переходящий в темя округлой формы, нередко с наличием возвышенности по ходу стреловидного шва; для женских — лоб более вертикальный, переходящий в плоское темя.
4 Измеряется только при наличии зубов на обеих челюстях, обеспечивающих свойственный исследуемому черепу прикус.
7. Лицевой отдел черепа по отношений к мозговому у мужчин развит несколько больше, он длиннее и шире, чем у женщин.
8. Носолобный угол на мужских черепах в большинстве случаев выражен отчетливо, лобно-носовая точка углублена; на женских черепах переход от лобной кости к костям носа совершается более плавно, лобно-носовая точка чаще не углублена.
9. Глазницы у мужчин более низкие, обычно прямоугольной формы, верхний край их утолщен, тупой; у женщин глазницы выше, приближаются к округлой или овальной форме, верхние края их по сравнению с мужскими более тонкие и острые.
10. Альвеолярный отросток верхней челюсти на женских черепах значительно чаще выступает вперед — верхний альвеолярный прогнатизм.
11. Имеются указания на то, что емкость мужского черепа на 100—200 см8 больше женского. Для определения емкости (Manouvrier)8 рекомендует произведение, полученное от умножения наибольшей длины, наибольшей ширины и высоты (базион-брегма) черепа, разделить на 2,28 — для мужских черепов и на 2,61 — для женских. При данном способе вычисления емкости черепа ошибка не превышает 100 см3 . Rigand и Bonjean (1965) для определения емкости черепа предлагают произведение показателей ширины основания черепа, высоты и его продольного диаметра умножить на 0,67. По утверждению Belniok (1962), очень близкие данные к истинному объему черепа получаются при использовании окружности черепа (g-op) и трансверзальной дуги (ро-b-ро) по формуле: для женщин — 3,732 х окружность + 5,551 х трансверзальная дуга — 2,219; для мужчин — 3,658 х окружность + 4,577 х трансверзальная дуга — 1,930.
3. Метрические признаки пола на черепе
Что касается размеров черепа, то все без исключения авторы, высказывающие свои суждения о половых различиях черепа, и даже те, которые отрицают такую возможность, указывают, что размеры мужского черепа больше размеров женского.
В то же время в изученной нами литературе мы не нашли краниометрических данных, характеризующих размеры мужских и женских черепов русских (составляющих свыше 54% всего населения СССР), хотя эти данные представляют особый практический судебно-медицинский интерес.
В связи с этим мы подвергали анализу краниометрические показатели 682 нормально развитых (без признаков деформации и заболеваний) черепов из серии известных черепов коллекции музея кафедры нормальной анатомии Военно-медицинской ордена Ленина академии имени С. М. Кирова. При этом непосредственно нами измерено 509 черепов; 173 черепа в основном, за исключением отдельных дополненных нами измерений, краниометрированы научным сотрудником Института этнографии АН СССР В. П. Алексеевым. Все изученные черепа принадлежали русским в возрасте от 22 лет и старше, проживавшим в XIX и в начале XX веков в северно-западной части Советского Союза на территории Ленинградской (Петроградской) и прилегающих к ней областей. Из 682 исследованных черепов 389 принадлежали лицам мужского пола, 293 — женского. Каждый череп изучался по 25 измерительным признакам.
Результаты обработки полученных данных методом вариационной статистики представлены в табл. 9. В ней содержатся показатели среднего арифметического (М), стандартного отклонения () и среднего квадратического отклонения (m). Математический анализ этих показателей позволил установить статистически устойчивую разницу подавляющего большинства изученных признаков. При этом оказалось, что к числу признаков, наиболее достоверно (т. е. имеющих больший вес) определяющих половую принадлежность черепа, относятся: продольный, высотный и скуловой диаметры, сагиттальная и лобная хорды, высота носа, высота лица (верхняя и полная), верхняя ширина лица, мыщелковая, бигониальная и сосцевидная ширина, окружность черепа, длина и ширина его основания.
Для экспертной практики оценка полученных показателей произведена по пятибалльной системе, разработанной В. М. Колосовой (1956). В табл. 10 содержатся практически достоверные размеры, позволяющие относить исследуемый череп к категории мужских или женских, а также размеры, которые с большей вероятностью указывают на принадлежность черепа тому или иному полу и, наконец, размеры неопределенные, по которым определить пол не представляется возможным.
Учитывая, что в процессе подбора и изучения коллекции черепов осуществлялся строгий контроль по отношению к половой, возрастной и расовой характеристикам объектов, их анатомическому строению, исключающему различного рода отклонения от нормального развития, а также принимая во внимание количество исследованных черепов, метод обработки, последующий всесторонний анализ и систему оценки полученных показателей, ошибка при определении половой принадлежности по расчетным данным табл. 10 практически исключается. Она возможна лишь в тех случаях, когда эксперт, не имея на то никаких оснований, распространяет приведенные данные на черепа представителей другой расы и даже на детские; не придерживается требований, предъявляемых в технике измерения черепа и, наконец, не всегда обращает внимание на наличие различного рода деформаций, влияющих на форму и величину черепа, и в конечном итоге на показатели его полового диморфизма.
Половая принадлежность черепа (еще раз подчеркиваем — без отклонения от нормального развития и строения), по данным табл. 10, устанавливается следующим образом: при наличии большинства вероятных признаков на исследуемом черепе или хотя бы одного достоверного череп относится к тому полу, к которому эти признаки относятся; при наличии большинства неопределенных признаков, единичных вероятных и отсутствии достоверных, — половая принадлежность черепа определяется по анатомо-морфологическим показателям при условии их выраженности; таким же образом поступают в случаях, когда у хорошо развитого черепа женщины или, наоборот, слабо развитого черепа мужчины преобладают вероятные показатели противоположного пола.
Окончательный вывод о половой принадлежности черепа производится в результате суммированной оценки и анализа как измерительных, так и морфологических данных, обеспечивающих правильный подход к решению стоящих перед экспертом задач.
Наши наблюдения показывают, что определение пола по одним лишь измерительным признакам черепа оказывается возможным в 75—80% случаев. При учете описательных признаков (анатомо-морфологических) процент достоверности установления пола повышается до 90—93%.
6 Цит. поМ. П. ГрязновуиС. Н. Руденко (1925).
Это положение было установлено в результате соответствующей статистической обработки цифровых показателей по всем измерительным признакам применительно к каждому отдельно взятому черепу из 503 черепов, исследованных нами в этом направлении. К числу черепов, не поддающихся точной оценке половой дифференциации, относятся черепа, измерительные и описательные признаки пола которых выражены недостаточно четко, а также те, которые несут на себе признаки, типичные и для мужчин и для женщин. Сюда же относятся случаи наличия у исследуемого черепа достоверного признака противоположного пола. Подобное явление связано с наблюдаемыми иногда отклонениями от нормального развития черепа и его деформациями как травматического, так и преднамеренного характера. В результате анатомическое строение черепа (форма) нарушается, нарушается и нормальная взаимосвязь между краниометрическими показателями и как следствие — искажение как морфологических, так и измерительных признаков полового диморфизма. В перечисленных ситуациях размеры черепа для определения пола не пригодны и вопросе его половой принадлежности решается сугубо индивидуально, с учетом всех имеющихся изменений. При отсутствии достаточного количества и выраженности признаков, необходимых для диагностики пола по черепу, отказ от дачи заключения в категорической форме вполне правомерен.
При использовании данных, приведенных в табл. 10, следует иметь в виду, что они распространяются только на лиц русской национальности северной половины Европейской части СССР, а также на другие группы населения сходного расового типа.
В случаях определения пола по черепу необходимо учитывать, что единых показателей, характеризующих черепа различных групп населения, не существует. Наличие некоторых общих закономерностей в строении черепа не дает основания переносить механически весь комплекс диагностических признаков с одной группы населения на другую. Так, краниометрические данные, характерные для русских, не могут быть использованы при судебно-медицинской экспертизе черепов киргизов, бурят или якутов к виду явных различий в соотношениях размеров черепа: например, ширина черепа и лицевого скелета киргизов, бурят и якутов значительно больше, чем у русских, тогда как высота черепа, наоборот, больше у русских.
Различия в особенностях строения, в степени выраженности тех или иных морфологических признаков и в размерах черепа зависят в основном от расовой принадлежности.
Соответственно типичным физическим особенностям строения юла народы земного шара подразделяются на три большие, или основные, расы: европеоидную, монголоидную и негроидную. Каждая большая раса в свою очередь представлена малыми расами, в пределах которых имеются еще более мелкие антропологические подразделения.
Характерными признаками строения черепа для представителей каждой из трех больших рас являются:
Европеоидная раса — значительно выступающий в горизонтальной плоскости лицевой скелет; резко выступающий, узкий, с глубоким корнем нос; несколько направленные кзади скулы, средне или сильно развитые клыковые (собачьи) ямки (рис. 14).
Монголоидная раса — крупный череп с плоским, широким и высоким лицом; высокие орбиты; слабовыступающий с неглубоким корнем нос; хорошо развитые, выступающие скулы у американской группы и слабовыступающие — у азиатской группы; клыковые ямки не углублены или углублены очень мало; небо широкое (рис. 15).
Негроидная раса — широкий, слабовыступающий, с мало углубленным корнем нос; широкое грушевидное отверстие;
умеренно выступающие скулы; выраженный альвеолярный прогнатизм.
Несмотря на то, что все человеческие расы связаны между собой целым рядом промежуточных типов, отдельные физические признаки строения тела, в том числе и черепа, характерные для представителей той или иной из больших рас, продолжают оставаться доминантными. Отсюда становится понятным, почему
нельзя переносить краниометрические данные, типичные для одной группы населения, на другие, например, краниометрические показатели русских, т. е. представителей европеоидной расы, переносить на киргизов, т. е. представителей монголоидной расы. Более того, те или иные антропометрические показатели, в том числе и краниометрические, установленные для одной группы населения, мало пригодны или вовсе непригодны для других групп населения одной и той же расы