Зубы как объекты судебно-медицинской экспертизы
При судебно-медицинской экспертизе костных останков особое место занимают зубы, не только как объекты, дополняющие в совокупности с другими данными сведения о расе, возрасте и поле их владельца, но и как носители ценных индивидуальных признаков, нередко обеспечивающих возможность установления личности человека, которому они принадлежали. В соответствии с этим рассматриваются общие сведения о зубах (с необходимостью знания которых судебный медик сталкивается на первых же этапах производства стоматологической экспертизы) и сведения частного характера, позволяющие делать вывод не только о расовой, возрастной и половой характеристике объектов, но и в ряде случаев, о принадлежности зубов определенному индивидууму. В связи с изложенным данный раздел содержит краткие сведения о развитии и смене зубов, их анатомии и об изменении зубов под влиянием некоторых внешних факторов; излагает данные, непосредственно относящиеся к идентификации личности по зубам: определение расы, возраста и пола, а также особенности строения зубного аппарата, врожденного и приобретенного характера.

Advertisement
Бесплатно

Узнайте стоимость учебной работы онлайн

Информация о работе

Ваши данные

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ЗУБАХ

1. Развитие зубов

Процесс развития зубов, по данным Н. В. Алтухова (1919), Г. И. Вилыи (1903), В. П. Воробьева (1932) и ряда других авторов происходит следующим образом:
На 6-й неделе внутриутробной жизни плода на обеих челюстях образуется по одной общей эпителиальной пластинке, вскоре разделяющейся на две вторичные пластинки — переднюю и заднюю. Передняя пластинка превращается в десну. Из задней пластинки иначе называемой, собственно зубной пластинкой, развиваются зубы.
Примерно на 8-й неделе внутриутробной жизни плода на зубной пластинке обеих челюстей образуются по десять эпителиальных колбовидных утолщений — зачатков эмалевого органа (эмалевых колб) молочных зубов, в центре которых имеются углубления в виде чаши.
На 10-й неделе из мезенхимы, выполняющей углубление эмалевого зачатка, образуется соединительно-тканный сосочек зубного зачатка. Зубной зачаток по мере развития обособляется и образует составные части зуба: эмаль, дентин и пульпу.
На 3-м месяце внутриутробной жизни плода из мезенхимы, окружающей зубной зачаток, развивается так называемый зубной мешочек, из которого впоследствии образуются цемент и корневая оболочка. Первыми появляются зубные мешочки для молочных резцов и моляров; на 5—6-м месяце возникают зубные мешочки для молочных клыков.
До 4-го месяца внутриутробной жизни зубные мешочки не отделены друг от друга. На 4-м месяце появляются перегородки для зубных мешочков резцов и коренных зубов, в конце 5-го месяца — для клыков. Впоследствии перегородки окостеневают и образуют лунки.
Обызвествление молочных зубов начинается с выступающих частей зубного сосочка, соответствующих режущему краю резцов и бугоркам жевателей. В начальной стадии соли извести откладываются в виде небольших твердых пластинок и кусочков, называемых черепочками или колпачками. Они представляют собой бугорки развивающихся зубов. В процессе обызвествления первыми формируются режущие края и жевательные поверхности коронки, затем остальная часть коронки и, наконец, шейка и корень.
Первые признаки обызвествления появляются на 5-м месяце внутриутробной жизни плода на местах, соответствующих режущему краю резцов, в виде тонкой пластинки и на жевательной поверхности первого коренного зуба в виде одного черепочка. На 6-м месяце начинает обызвествляться режущий бугор клыка.
В течение 7-го месяца происходит дальнейшее формирование коронки резцов и клыков и появление черепочков для всех бугорков коренных зубов.
В течение 8—9 месяцев внутриутробной жизни черепочки сливаются между собой, образуя жевательную поверхность каждого коренного зуба.
Согласно наблюдениям Б. А. Виленсона (1952), на 10-м месяце внутриутробного развития плода коронки резцов оказываются почти полностью сформированными; коронки клыков сформированы примерно на одну треть; несколько меньше сформированы коронки моляров.
У новорожденного зубы не имеют корней. Рост корней молочных зубов и последующее рассасывание их, по данным П. П. Мячевой (1956), осуществляются в следующем порядке.
Корни для центральных резцов и первых моляров развиваются в течение первого полугодия жизни ребенка. Рост корней продолжается до 3,5 лет, после чего происходит постепенное рассасывание их.
Корни боковых резцов начинают развиваться в течение первого полугодия; растут до 4 лет. Рассасывание их начинается с 5,5 лет.
Корни клыков развиваются в период от 1 года до 3,5 лет. Начинают рассасываться на 5-м году.
Развитие корней вторых моляров происходит в течение 1—1,5 лет. К 2—3 годам корни окончательно формируются. Рассасывание их начинается с 5 лет.
Развитие зачатков постоянных зубов протекает так же, как и развитие зачатков молочных зубов, но более медленно.
Первые утолщения для десяти постоянных зубов появляются на 17-й неделе внутриутробной жизни плода позади зачатков (с язычной стороны) молочных зубов. Одновременно с этими утолщениями на концах зубной пластинки образуются зачатки и сосочки для первых коренных зубов.
На 24-й неделе внутриутробного развития плода появляются зачатки и сосочки для резцов и клыков.
На 29—33-й неделе возникают зачатки для малых коренных зубов, сосочки для которых появляются лишь на 10-м и 18-м месяце после рождения.
Зачатки вторых больших коренных зубов образуются на 4—5-м месяце после рождения, зачатки для зубов мудрости — на 4-м году жизни.
Зубные мешочки для зачатков постоянных зубов начинают развиваться с 6-го месяца внутриутробной жизни плода. Первыми образуются мешочки для первых больших коренных зубов, на 8-м месяце — мешочки для резцов и клыков. К концу 2-го года жизни ребенка появляются мешочки для первых малых коренных; несколько месяцев спустя — для вторых больших коренных и затем для вторых малых коренных зубов. На 5-м году жизни появляются мешочки для зубов мудрости.
Лунки постоянных зубов образуются: для резцов и клыков — к моменту рождения ребенка; для первых больших коренных — в течение первого года жизни; для первых малых коренных — на 2-м году жизни, вторых малых коренных — на 3-м году жизни. Лунки для вторых больших коренных зубов окончательно формируются на 5-м году; лунки для зубов мудрости появляются около 5 лет.
Лунки для постоянных резцов и клыков располагаются позади лунок одноименных молочных зубов; лунки постоянных малых коренных зубов располагаются между корнями молочных моляров.
Обызвествления зачатков постоянных зубов до рождения не наблюдается. Исключение составляет первый большой коренной зуб. Точка обызвествления для одного бугорка этого зуба появляется на 10-м месяце внутриутробной жизни плода. Вскоре возникают точки обызвествления для остальных бугорков. Почти полное формирование коронки происходит к 2 годам.
Начало обызвествления резцов относится к трехмесячному возрасту. Полное формирование коронки происходит у центральных резцов к 2,5 годам, у боковых резцов—3 годам. Клыки начинают обызвествляться с четырехмесячного возраста; полное формирование коронки происходит к 4,5 годам. Процесс обызвествления малых коренных зубов начинается в конце 2-го и в начале 3-го года. Интенсивный период кальцификации наблюдается до 3—4 лет. Формирование коронок заканчивается примерно к 6—7 годам. Начало обызвествления вторых больших коренных зубов нижней челюсти относится к началу 4-го года, зубов верхней челюсти — к 5-му году. Зубы мудрости обызвествляются в возрасте 13—15 лет.
Сведения, содержащиеся в литературе о развитии корней постоянных зубов, не отличаются достаточной полнотой и точностью. По данным П. П. Мячевой (1956), формирование корней центральных резцов начинается в возрасте 3—3,5 лет, боковых резцов — 4—4,5 года, клыков — в 5,5—6 лет, первого большого коренного зуба — в 4—6 лет. По сведениям, приведенным в работе Г. И. Вильги (1903), корни резцов достигают полного развития на 10-м году, корни клыков, малых коренных и первого большого коренного зуба — на 12-м году, второго большого коренного — между 14 и 17 годами и зуба мудрости — после 19 лет.
В 1952 году опубликована работа Б. А. Виленсона, посвященная вопросу определения возраста плодов и новорожденных по признакам обызвествления зубов, выявляемым рентгенологически.
Автор исследовал 94 нижние челюсти, в том числе: 48 у плодов в возрасте от 4 до 8 лунных месяцев и 46 — у новорожденных, из них 22 у доношенных младенцев и 24 — у недоношенных.
Данные, полученные Б. А. Виленсоном, приведены в табл. 12.
2. Анатомия зубов
Зубной аппарат взрослого человека в норме представлен 32 зубами — 16 на верхней челюсти и 16 на нижней, по 8 зубов с каждой стороны. По форме и назначению зубы делятся на 8 резцов, 4 клыка, 8 малых коренных (премоляров) и 12 больших коренных (моляров).
Зуб состоит из трех частей: коронки, свободно выступающей в полость рта, корня (или корней), сидящего в ячейках, и шейки— части зуба между коронкой и корнем, покрытой десной. Шейка имеет вид перехвата, и на ней оканчивается слизистая оболочка десны. Коронка зуба покрыта эмалью, корни — цементом. Вся толща зуба состоит из дентина.
В корне и шейке зуба имеется заполненная рыхлой соединительной тканью (пульпой) полость, которая в виде каналов продолжается в корни до самой их верхушки, где открывается одним или несколькими отверстиями.
Зубы укреплены в альвеолярном отростке обеих челюстей, где находятся специальные ячейки (зубные лунки), ограниченные друг от друга костными перегородками.
Связующим звеном между корнями зубов и ячейками служит надкостница, укрепляющая зубы на месте.
На каждом зубе различают пять поверхностей:
Наружная поверхность прилегает у передних зубов к губам, а у боковых — к щекам, почему и называется в первом случае лабиальной (губной), а во втором — буккальной (щечной).
Внутренняя поверхность или лингвальная (язычная) обращена к языку.
Две боковые поверхности, или поверхности соприкосновения. Та поверхность, которая обращена к зубу, стоящему ближе к средней линии, называется медиальной, а та, которая обращена к дальше стоящему зубу, — дистальной.
Поверхность зуба, выступающая в полость рта и обращенная к противоположной челюсти, называется у задних зубов жевательной поверхностью, у резцов — режущим краем, у клыков — режущим бугром.
При нормальном прикусе (соотношение зубов — антагонистов при сомкнутых челюс¬тях и соотношение верхней и нижней че¬люстей) передние верхние зубы несколь¬ко прикрывают ниж¬ние, плотно прилегая своей язычной поверх¬ностью к губной поверхности нижних.
В нормальных челюстях верхние и нижние ряды зубов в плоскостях своего прилегания должны тесно соприкасаться между собой. При этом каждый зуб верхней и нижней челюстей приходит в соп¬рикосновение с одним одноименным (так называемым главным антагонистом) зубом и другим, соседними с ним (побочный анта¬гонист). Исключением являются нижний боковой резец и верхний зуб мудрости, которые при смыкании челюстей ка¬саются только одноименных им зубов (рис. 17).
Молочные зубы
Как уже указывалось выше, у плода в различные сроки его развития в определенной последовательности на челюстях по¬являются зачатки будущих зубов.
В дальнейшем, по мере развития ребенка, процесс прорезы¬вания зубов совершается, по данным Е. М. Гофунга и И. Г. Лукомского6, следующим образом. Валик, имеющийся на десне, «слегка размягчается, становится тоньше, и в месте, соответст¬вующем прорезывающемуся зубу, образуется так называемый зубной холмик, в толще которого и лежит зуб. С течением вре¬мени слизистая оболочка над ним истончается, прорывается в наиболее выстоящей части зубного холмика, и зуб показывается наружу. Слизистая оболочка, плотно облегая его, спускается все ниже и ниже и по мере роста зуба обнажает всю его коронку, плотно охватывая его у шейки». После полного прорезывания зуба зубной мешочек сглаживается и уплотняется, образуя вокруг шейки зуба круговую связку.
Корневая часть зуба в своем развитии несколько отстает от коронковой части. Ко времени развития коронки корень пред¬ставляется коротким, стенки его тонкие и он широко открыт на верхушке.
Процесс прорезывания молочных зубов начинается с 6-го ме¬сяца после рождения и заканчивается к 2—2,5 годам жизни, совершаясь в определенной последовательности.
На 6—9-м (чаще на 6—8-м) месяце жизни ребенка появляются средние резцы, вначале на нижней челюсти, затем на верхней. На 9—12-м месяце прорезываются боковые резцы, между 12-м и 15-м месяцем — первые моляры.
На 15—20-м месяце (чаще на 17—20-м) появляются клыки и на 20—30-м месяце (чаще на 21—24-м) — вторые моляры. За исключением нижних средних резцов, все последующие зубы прорезываются сначала на верхней челюсти, а затем на нижней. Иногда сроки прорезывания зубов на обеих челюстях совпадают.
К 2-2,5 годам ребенок имеет 20 молочных зубов: 8 резцов, 4 клыка, 8 моляров. Впоследствии молочные моляры заменяются на постоянные премоляры, которые у детей раннего возраста отсутствуют.
У детей, страдающих тяжелыми формами рахита, дистрофией, микседемой и некоторыми другими заболеваниями, сроки и поря¬док прорезывания молочных зубов, а также смена молочных зу¬бов постоянными могут нарушаться. В подобных случаях, как правило, наблюдается запоздалое прорезывание зубов. Нередко запоздалое прорезывание зубов, особенно при тяжелых формах рахита, сочетается с нарушением порядка их прорезывания. При этом чаще всего первые большие коренные зубы прорезы¬ваются раньше боковых резцов, а клыки — раньше вторых больших коренных зубов. В отдельных случаях прорезывание зубов может принимать беспорядочный характер. Преждевремен¬ное прорезывание зубов встречается редко.
Молочные зубы значительно меньше постоянных, но соответ¬ствуют им по форме и обладают таким же количеством корней, которые ко времени прорезывания постоянных зубов полностью или частично рассасываются.
Имеется ряд отличительных признаков молочных зубов от постоянных: молочные зубы расположены теснее, чем постоян¬ные, они более мелкие и округлые; цвет их имеет более синева¬тый оттенок, чем у постоянных зубов; бугры на жевательной поверхности всегда с четко выраженной стертостью; губная по¬верхность коронки на резцах нередко почти квадратной формы; средние и боковые резцы нижней челюсти по своей величине и ширине не отличаются друг от друга; корень верхнего среднего резца сжат с боков, а корень бокового резца круглый; нижние резцы имеют корни с загнутыми верхушками по направлению к губной поверхности; на шейках резцов эмаль утолщена.
Что касается остальных зубов, то они весьма сходны с постоянными. Так, на первом верхнем моляре заметен характерный для этого зуба бугорок; между корнями большое расстояние. Второй моляр ничем не отличается от постоянного. Первый нижний моляр длинен и узок. Второй моляр имеет четырехугольную коронку с пятью бугорками.
6 Е. М. Г о ф у н г и И. Г. Л у к о м с к и и. Клиника болезней зубов и полости рта. Медгиз, УССР, 1936, с. 18.
Постоянные зубы
На 6—7-м году жизни ребенка начинается прорезывание постоянных зубов. К 13—15 годам процесс прорезывания их заканчивается, за исключением зубов мудрости, которые прорезываются чаще всего между 18—25 годами (табл. 12).
Adler P., Adler — Hradecky С. (1962) указывают, что третий нижний моляр (Мз) у лиц обоего пола прорезывается раньше, чем этот же зуб на верхней челюсти.
Средний возраст прорезывания зуба мудрости на верхней челюсти 19—20 лет, а при отсутствии одного из соседних зубов — 18 лет. При полном наборе зубов нижней челюсти зуб мудрости прорезывается в 17—18 лет.
Прорезывание постоянных зубов протекает медленнее, чем молочных зубов (табл 13).
В 1967 году опубликованы наиболее полные данные Н. М. Данилкович о среднем возрасте прорезывания постоянных зубов, являющиеся результатом изучения зубов у 2.282 мальчиков и девочек от 4,5 до 16 лет.
В связи с явлениями акцелерации некоторые авторы отмечают более ранние сроки прорезывания постоянных зубов. Так, Skalond (1965) приводит статистические данные о сроках прорезывания постоянных зубов у 200 обследованных детей Праги. Оказалось, что по сравнению с 1932 годом в 1963 году прорезывание зубов в среднем начинается на полгода раньше.
Число постоянных зубов и порядок их расположения зубные врачи записывают в виде дроби, числителем которой служит число зубов верхней челюсти, знаменателем — число зубов нижней челюсти;
Ни запись в виде дроби, ни форма обозначения отдельных зубов для судебно-медицинской практики непригодны, так как они не дают полного представления об истинном состоянии зубов, что исключительно важно при экспертизах отождествления личности (точная локализация пломб, патологического процесса, их характер, размеры; правильность расположения зубов, их количество, тип прикуса и т. д.) и кроме того могут привести к ошибкам.
Признаками, определяющими принадлежность зуба к той или иной стороне, являются: признаки корня, углов и кривизны.
Признак корня — корни каждого зуба несколько наклонены к заднему отделу той челюсти, в которой данный зуб находится.
Признак углов — отчетливее выражен на передних зубах и состоит в том, что режущий край передних зубов образует с медиальной поверхностью соприкосновения почти прямой угол, тогда как дистальная поверхность соприкосновения переходит в режущий край дугообразно, образуя закругленный угол.
Признак кривизны выражается в том, что обычно слегка выпуклая передняя поверхность зуба переходит в латеральную поверхность соприкосновения более покато, в медиальную — более обрывисто.
На различных зубах перечисленные признаки выражены различно.
Помимо перечисленных признаков, указывающих на принадлежность зуба к определенной стороне челюсти, каждый зуб имеет ряд особенностей, позволяющих относить его к верхней или нижней челюсти (рис. 18).
Резцы
Верхние резцы. Коронки верхних резцов имеют долотообразную форму. Режущий край их тупой и в молодом возрасте снабжен обычно 2—3 зубцами, которые быстро стираются. В противоположность нижним резцам центральные резцы верхней челюсти значительно больше боковых.
Губная поверхность резцов слегка выпукла, язычная — вогнута, и на ней имеется эмалевая складка, которая особенно резко выражена на внутренней поверхности боковых верхних резцов.
Боковые поверхности почти треугольной формы. С режущим краем они образуют углы, причем медиальный угол почти прямой, а дистальный — тупой, закругленный.
Корень резцов имеет вид удлиненного конуса с тупой верхушкой.
На верхних медиальных резцах почти всегда хорошо выражен признак кривизны. Признак угла виден на нестертых зубах;
признак корня обыкновенно не выражен.
На боковых резцах резко выражен признак углов и признак кривизны, более слабо — признак корня.
Нижние резцы. Являются самыми маленькими зубами. Они значительно меньше одноименных зубов верхней челюсти. Даже средние резцы нижней челюсти почти никогда не достигают величины боковых резцов верхней челюсти- Кроме того, если на верхней челюсти средние резцы больше боковых, то на нижней челюсти соотношение резцов обратное — боковые больше средних. Коронка нижних резцов сильно вытянута в вертикальном направлении и по форме похожа на долото. Губная поверхность зубов почти не имеет выпуклости или слабо выпукла.
Язычная поверхность вогнута к губной; зубной бугорок выражен очень слабо; корень резцов небольшой, он сдавлен с боков, на которых имеется по одному маленькому желобку, наиболее резко выраженному на дистальной стороне. В определенном числе случаев (до 37,6% по Hess и в 25% по Lenhossek)7 наблюдается раздвоение корня центрального резца на губной и язычный.
Признак углов на средних резцах отсутствует; на боковых он выражен слабо. Признак кривизны едва намечен. Признак корня почти не выражен. В соответствии с этим иногда бывает трудно определить принадлежность среднего резца к правой или левой половине челюсти. При этом обыкновенно руководствуются тем, что дистальная бороздка корня обычно глубже медиальной.
Боковые резцы определяются признаком угла, редко — признаком кривизны, иногда признаком корня.
Клыки
Клыки — самые длинные и толстые однокорневые зубы во всём жевательном аппарате. Принадлежность зуба к группе клыков определяется: одним мощным корнем, обычно самым длинным из всех зубов челюсти; массивной коронкой, суживающейся к режущему краю и заканчивающейся одним заостренным бугром; зубным бугорком, расположенным на язычной поверхности; продольным валиком на губной поверхности, делящим её на медиальную и дистальную фасетки.
Верхним клыкам, называемым иногда глазными зубами, присуща массивная коронка. Режущий край коронки имеет три угла: средний и два боковых. Средний угол образован двумя сходящимися к центру отрезками режущего края. На вершине этого угла отчетливо выражен зубец (бугор). Два боковых угла — медиальный и дистальный — образованы режущим краем и поверхностью соприкосновения.
Губная поверхность клыков несет не резко развитый валик, лучше выраженный у режущего края. Валик делит поверхность коронки на две фасетки: меньшую (медиальную) и большую (дистальную).
Язычная поверхность слегка выпукла и имеет также продольный валик, идущий от шейки к бугру зуба. Валик делит язычную поверхность на медиальную и дистальную фасетки.
Поверхности соприкосновения клыков у основания широкие, но относительно короткие, причем длинник медиальной поверхности обычно больше длинника дистальной поверхности.
Корень клыков толстый, его переднезадний размер больше поперечного. Медиальная и дистальная поверхности корней имеют слабо выраженные бороздки.
Правый и левый клыки легко распознаются по хорошо выраженным признакам кривизны и корня, а также по углам треугольной режущей фасетки — к медиальной поверхности идет большая сторона треугольника и образует с ней более закругленный угол, чем на дистальной поверхности.
Нижние клыки немного короче верхних, хотя длина коронки нижних клыков больше, чем у верхних. Режущий край нижних клыков занимает меньшее протяжение и режущий бугор значительно тупее, чем у верхних клыков. Губная поверхность менее выпукла по сравнению с верхними клыками. Продольный валик в большинстве случаев выражен слабо, так что дистальный отдел более покато переходит в медиальный. Язычная поверхность слегка вогнута или плоска. Зубной бугорок чаще выражен удовлетворительно.
Вогнутость язычной поверхности иногда маскируется наличием валика, углублением.
Корень нижнего клыка короче верхнего, по форме они одинаковы. Все признаки зуба выражены хорошо.
Малые коренные зубы (премоляры)
В состав этой группы входит 8 зубов, которые располагаются на обеих челюстях позади клыков, по два с каждой стороны. Их обозначают как первый и второй малые коренные зубы; первый зуб называют проксимальным, второй — дистальным. Коронка премоляров резко отличается от резцов и клыков своей неправильной четырехугольной жевательной поверхностью, несущей два (реже три) жевательных бугорка, между которыми проходит бороздка или гребень, соединяющие боковые углы. Форма коронки четырехугольная, щечная сторона её длиннее язычной.
Малые коренные зубы, как правило, имеют один корень, исключение представляют верхние проксимальные зубы.
Верхние малые коренные зубы. Первый малый коренной зуб имеет форму, общую для всех малых коренных зубов. Коронка его похожа на призму, стороны которой выпуклы. На жевательной поверхности наблюдается два бугорка, отделенных друг от друга бороздкой. Щечный бугорок несколько больше язычного. Щечная поверхность очень походит на щечную поверхность клыка; проксимальный (медиальный) отрезок её жевательного края короче дистального, расположен более горизонтально и образует с вертикальной осью поверхности, как и у клыков, более тупой угол; дистальный отрезок длиннее и образует более острый угол.
Язычная поверхность меньше щечной, но более выпукла; жевательный край язычной поверхности более закруглен и очень мало походит на край щечной поверхности.
Корень первых малых коренных зубов сдавлен в проксимально-дистальном направлении и сильно вытянут в щечно-язычном. В большинстве случаев первый верхний премоляр имеет два корня в виде расщепа, начинающегося за сплюснутостью шейной части корня.
Признаки кривизны углов и корня выражены хорошо. Второй малый коренной зуб похож на первый малый коренной, но коронка его во всех диаметрах несколько меньше коронки первого. Оба бугорка жевательной поверхности развиты одинаково. Дистальная поверхность соприкосновения более выпуклая. Второй верхний премоляр имеет почти всегда один корень конусообразной формы с наличием небольших бороздок на проксимальной и дистальной поверхностях. Если корень расщеплен, то только на верхушке.
7 Цит. по В. П. Воробьеву и Г.Ясвоину (1936).
Для того, чтобы отличить первый малый коренной зуб от второго, необходимо иметь в виду, что щечный бугор первого малого коренного зуба больше язычного, тогда как у второго зуба они развиты одинаково; щечная и язычная стороны коронок у первого малого коренного зуба более развиты, корень у этого зуба расщеплен.
Нижние малые коренные зубы. Как по величине, так и по форме отличны от верхних. Они меньше верхних, коронки их округлые, расстояние между бугорками значительно меньше, чем на верхних малых коренных зубах.
Первый нижний малый коренной зуб. Коронка имеет округлую форму, суженную к язычной стороне. На жевательной поверхности зуба расположены два бугорка — большой щечный и малый язычный, связанные выступающими эмалевыми складками, между которыми в переднезаднем направлении протягивается разделяющая бугорки бороздка.
Щечная поверхность имеет ясный признак кривизны и по форме походит на губную поверхность нижнего клыка. Язычная поверхность меньше щёчной, ниже её и округло переходит в поверхность соприкосновения. Поверхности соприкосновения выпуклы и слегка сходятся к шейке зуба. Корень закруглен, иногда бывает искривлен и у основания коронки вытянут в щечно-язычном направлении.
Все признаки зуба, кроме признака углов, выражены хорошо. Второй нижний малый коренной зуб. Коронка зуба больше коронки первого верхнего премоляра благодаря сильному развитию язычного бугорка. Щечная поверхность по форме приближается к таковой первого малого коренного зуба. Жевательная поверхность округло-четырехугольной формы, поката ко дну ротовой полости и имеет два бугра — щечный и язычный — почти одинаковой величины. Как и в первом нижнем малом коренном зубе, проксимальная и дистальная стороны жевательной поверхности образованы связывающими бугорки эмалевыми складками. Корень имеет конусовидную форму, он несколько длиннее первого зуба, иногда расщеплен у верхушки.
Признаки зуба обыкновенно выражены слабо, за исключением лучше обозначенного признака корня.
Отличие первого зуба от второго состоит в том, что у первого верхушка щечного бугра лежит много выше верхушки язычного бугра; коронка первого зуба сужена к язычной стороне, коронка второго — округло-четырехугольной формы.
Большие коренные зубы (моляры)
К этой группе относится 12 зубов — по три на каждой стороне, внизу и вверху. Это самые большие зубы. На их жевательной поверхности расположено несколько бугров. Каждый зуб снабжен корнями: верхние моляры — тремя (два щечных и один небный); нижние—двумя (дистальный и медиальный).
Коронки зубов имеют форму прямоугольной или конусоугольной неправильной призмы; у каждого проксимально стоящего зуба коронка больше, чем у следующего за ним зуба.
Жевательные поверхности по форме также варьируют, уменьшаясь от первого зуба к третьему. Бугры жевательной поверхности отделены бороздками.
По форме коронки, по характеру строения и количеству корней моляры верхней челюсти значительно отличаются от моляров нижней. В свою очередь, каждый из трех верхних моляров характеризуется рядом отличительных признаков.
Верхние моляры. Первый верхний моляр — самый крупный зуб верхней челюсти. Жевательная поверхность его имеет четыре бугра соответственно четырем поверхностям. На медиальном крае зуба часто развивается пятый бугор, что и составляет особенность этого зуба.
Очертание жевательной поверхности представляет косой ромб с двумя острыми и двумя тупыми углами. Щечная поверхность выпукла и делится бороздкой продольно на две части. Такая же бороздка, доходящая почти до шейки, присуща и язычной поверхности.
Вся коронка значительно шире шейки, от которой и начинается выпуклость поверхностей. Первый верхний моляр имеет три корня — два щечных и один небный; самым большим и крепким из них является небный.
На верхнем первом моляре хорошо выражены признаки корня и кривизны. Признак углов выражен на проксимальном отделе щечной поверхности.
Второй верхний моляр как по форме своей коронки, так и по форме жевательной поверхности может встречаться в четырех вариантах.
Чаще форма коронки и жевательная поверхность или вполне сходны с формой первого моляра (недостает лишь пятого бугорка), или имеют почти треугольную форму; расположенные на жевательной поверхности три бугорка также образуют треугольник. Реже коронка второго большого коренного зуба бывает вытянута в длину или в ширину.
У второго верхнего моляра три корня, которые короче корней первого моляра и проявляют склонность к сращению, особенно выраженную у щечных корней.
Из признаков зубов хорошо выражены признаки кривизны и корня.
Третий верхний моляр весьма непостоянной формы. Он является самым маленьким из больших коренных зубов. В редких случаях он достигает формы первого коренного и имеет на жевательной поверхности три бугорка, реже четыре, иногда шесть-семь. Обыкновенно зуб обладает двумя — тремя корнями (иногда четырьмя и пятью), нередко сросшимися у основания, иногда изогнутыми.
Нижние моляры. Эти зубы обладают двумя корнями, вершины которых направлены назад. На жевательной поверхности нижних моляров, в отличие от верхних, язычные бугры выше щечных. Очертание жевательной поверхности нижних больших коренных зубов приближается по форме к кубу.
Первый нижний моляр. Форма коронки этого зуба приближается к кубу, на жевательной поверхности пять бугорков (отделенных один от другого двумя бороздками): два язычных, два щечных и еще один бугорок, который образован расщеплением пополам дистального щечного бугорка небольшой полоской, отходящей от места перекрещивания главных борозд или от дистального конца продольной. Самым большим бугорком является проксимальный щечный, а самым маленьким — дистальный язычный.
Щечная поверхность у жевательного края наклонена ко дну полости рта и выпукла; язычная — меньше щечной и ниже её. Дистальная поверхность соприкосновения более выпукла, проксимальная — более широкая и плоская.
Зуб имеет два корня, широкие у основания и сдавленные в проксимально-дистальном направлении. Признак кривизны и признак корня выражены хорошо.
Второй нижний моляр походит на первый, но кубическая форма его коронки в большинстве случаев отличается чистотой своих очертаний. Жевательная поверхность имеет четыре бугорка, разделенных крестообразно расположенными бороздками. Корни зубов такие же, как корни первых нижних моляров. Признаки углов, кривизны и корня выражены хорошо.
Третий нижний моляр является самым меньшим из трех нижних больших коренных зубов. Коронка, в общем, сохраняет тип коронки нижних зубов данной группы. Жевательная поверхность несет в 51% случаев четыре бугорка; довольно часто встречается пять бугорков.
3. Изменения зубов под влиянием процессов гниения
Зубы необыкновенно стойки по отношению к гниению, благодаря чему они дольше других тканей человеческого организма сохраняют свои морфологические свойства. Это обстоятельство имеет весьма важное судебно-медицинское значение.
Посмертные изменения, происходящие в зубах, протекают значительно медленнее, чем в костях.
При распаде мягких тканей в области десен зубы расшатываются и выпадают. Особенно легко выпадают зубы детских трупов, что связано с несовершенством корневой системы, а также зубы пожилых людей с атрофированными корнями. Здоровые и хорошо развитые зубы взрослых плотно охвачены стенками лунки и поэтому при высыхании костей скелета еще больше «стягиваются», что препятствует их выпадению.
Что же касается самих зубов, то они при отсутствии разрушительного действия, особенно вредных веществ, очень долго, десятки и даже сотни лет, сохраняют свою форму.
Процесс разложения зуба сводится к гниению органических веществ, растворению неорганических и прорастанию вещества зуба низшими и растительными организмами (водоросли, плесени).
К процессам гниения более устойчивы здоровые зубы. Зубы кариозные, бедные известью и зубы старых людей разрушаются быстрее. Кроме того, на сохранность зубов в значительной степени влияют внешние условия. Так, по наблюдениям Орфила8, гниение зубов в земле, воде, выгребных ямах и навозе идет неодинаково. Быстрее всего разрушение зубов происходит в навозе; земля, наоборот, замедляет гниение, если труп погребен на глубину, защищающую его от доступа воздуха и влияния различных химических агентов.
Сказанное подтверждается опытами Г. И. Вильги (1903). Автор брал зубы, запломбированные наиболее распространенными пломбировочными материалами, и помещал в сосуд, наполненный частями трупа. Гниение протекало при комнатной температуре и при поддержании постоянной влажности. Одновременно с этим такие же объекты были зарыты в землю. По истечении 8 месяцев оказалось, что зубы, зарытые в землю, совершенно не изменились, не изменились также и цементные пломбы; амальгамовые пломбы потемнели. Зубы, помещенные в сосуд с гниющим трупным материалом, приняли грязноватый вид; пломбы потемнели, корни всех зубов, и коронки кариозных зубов окрасились вследствие пропитывания кровью.
В выгребных ямах процесс гниения идет медленнее, чем в воде, но быстрее, чем в земле. В навозе разрушение идет быстрее, чем в земле, в выгребных ямах и воде. После навоза никакая среда не способствует разложению органических веществ зуба в такой мере, как воздух, особенно сырой, и вода.
Под влиянием процессов гниения зубы теряют свою прочность и делаются ломкими. Эмаль может отделяться от дентина в виде колпачка. Дентин теряет прочность и плотность, становится мелоподобным, легко режется ножом и распиливается пилой. Иногда дентин и цемент бывают сплошь испещрены каналами, возникшими вследствие прорастания зуба водорослями.
Заслуживают внимания данные П. Р. Сысоевой (1958) о посмертных изменениях зубов, происходящих в земле под влиянием процессов гниения. Ею исследовано 196 зубов эксгумированных трупов, давность захоронения которых колебалась от 6 месяцев
до 70 лет. При этом было установлено, что зубы трупов лиц в возрасте от 20—25 до 40 лет при давности погребения до 10 лет прочно удерживались в альвеолярных отростках.
8Цит. по Г. И. В и л ь г а (1903).
В более поздние сроки захоронения у трупов лиц указанного возраста зубы извлекались с некоторым усилием, тогда как у трупов лиц в возрасте от 45 до 70 лет они извлекались легко.
Первые признаки изменения эмали обнаруживаются в среднем через 8—10 лет пребывания в земле. Изменения эти сводятся к появлению тусклых пятен или полос желтоватого и серо-коричневого цвета. В более длительные сроки пребывания в земле на эмали появляются поверхностные продольно расположенные, а через 20—30 лет глубокие трещины с бурой и коричневато-красной поверхностью. Спустя 40—50 лет после захоронения эмаль может отделяться в виде пластинок разной величины. Блеск эмали сохраняется длительное время. Дентин и цемент постепенно приобретает хрупкость и к 60—70 годам пребывания в земле легко распадаются на отдельные кусочки серовато-желтоватого и желтовато-коричневого цвета.
При микроскопическом исследовании зубов после пребывания их в земле от 6 месяцев и до 70 лет каких-либо изменений в структуре эмали и дентина автору обнаружить не удалось. Пульпа зубов, наоборот, быстро подвергается процессам гниения; полный распад ее происходит через 5—10 лет после погребения. В единичных случаях остатки пульпы были выявлены в более поздние сроки захоронения.
Hasegawa (1965) изучал зубы мудрости трупов лиц в возрасте 18—27 лет, помещая их в почву, речную и морскую воду и оставляя на воздухе. Исследование проводилось через каждые 3 месяца на протяжении полутора лет. Во всех случаях пребывания зубов возрастал их удельный вес и содержание кальция.
Абсолютный вес увеличился при хранении в почве и морской воде, на воздухе уменьшался, также уменьшалось в последнем случае количество органических веществ. В зубах, хранящихся в почве и морской воде, увеличивался натрий. Автором составлены таблицы, позволяющие по перечисленным признакам определять число дней, прошедшее после смерти.
Согласно опытам, проведенным рядом авторов, в том числе Г. И. Вильгой (1903), следует, что процессы гниения оказывают весьма незначительное влияние на пломбы, протезы и искусственные зубы. Так, пломбы, изготовленные из золота и цемента, искусственные зубы на металлических и каучуковых пластинках не подвергаются разрушению под влиянием процессов гниения. В незначительной мере изменяются амальгамовые пломбы. Таким образом, стойкость зубов к процессам гниения повышает их ценность для задач отождествления личности.
4. Изменения зубов под влиянием некоторых химических веществ
Ряд химических веществ вызывает характерные изменения слизистой оболочки рта и зубов. К числу таких веществ, прежде всего, относятся кислоты и различные производные таких металлов, как медь, свинец и ртуть.
Кислоты могут попадать в рот извне или образуются во рту самостоятельно. Из кислот, образующихся в полости рта, наибольшей значение имеет молочная кислота, легко соединяющаяся с известковыми солями зуба.
Распознавание действия кислот основывается, главным образом, на изменении эмали, которая делается матовой, белой и пористой.
При хроническом отравлении медью и её соединениями на зубах появляются резко очерченные зеленоватые пятна, которые удаляются с трудом. Эмаль под пятнами имеет грязно-желтый цвет с зеленоватым оттенком.
При хроническом отравлении ртутью и её производными под краем воспаленных десен развиваются микроорганизмы, способствующие развитию кариеса, который поражает коронку зуба вплоть до полного её уничтожения.
При длительном воздействии на организм производных свинца зубы приобретают коричневую окраску. Вследствие поражения десен они расшатываются, становятся ломкими и преждевременно выпадают.
5. Изменения зубов под действием пламени и высокой температуры
Зубы и даже зачатки их, являясь наиболее стойкими элементами организма человека по отношению к действию огня, оказывают большую услугу при установлении личности обугленных трупов, особенно в тех случаях, когда другие средства к отождествлению отсутствуют.
Под влиянием высокой температуры изменяются цвет и консистенция зубов, причем эти изменения находятся в прямой зависимости от силы температурного источника и времени воздействия.
На первых порах действия высокой температуры, когда зубы не подвергаются еще непосредственному действию огня, эмаль приобретает серо-коричневый и коричневый цвет и может быть снята в виде колпачка или растрескивается и отпадает отдельными кусочками. Дентин приобретает черно-синюю или черную блестящую окраску. При дальнейшем действии высокой температуры происходит полное сгорание всех органических составных частей дентина, вследствие чего зуб вначале становится серовато-голубым, а затем белым и в то же время легким и чрезвычайно хрупким. Такой зуб распадается на мелкие кусочки при захватывании его пинцетом или при падении.
При непосредственном действии пламени на зубы эмаль начинает быстро трескаться и разлетаться в стороны. Вслед за этим начинает растрескиваться и весь зуб.
Характер изменения цвета зубов под воздействием высокой температуры имеет важное судебно-медицинское значение, поскольку предупреждает ошибочные высказывания об истинном цвете зубов, а также позволяет судить об условиях сожжения трупа.
Что касается различного рода пломб, протезов и искусственных зубов, то участь их при воздействии высокой температуры различна и зависит от рода материала, из которого они изготовлены. Так, протезы и пластинки, изготовленные из золота и платины, остаются без изменения. Пломбы цементные, золотые и эмалевые сохраняются хорошо, причем пломбы, изготовленные из цемента, под влиянием высокой температуры приобретают еще большую твердость и ослепительно белый цвет; золотые же пломбы, наоборот, теряют свой обычный блеск, становясь матовыми, а поверхность их делается более шероховатой. Пломбы, изготовленные из амальгамы, разрушаются, — ртуть из них испаряется, а металл, лишенный связи, выпадает.
Искусственные зубы обычно остаются без особых изменений, иногда лишь слегка темнеют.
Отождествление личности по зубам
При судебно-медицинских остеологических экспертизах одонтологический статус не только дополняет сведения о поле и возрасте человека, которому принадлежали костные останки, но и нередко является ведущим в вопросе идентификации личности. В соответствии с этим тщательное и подробное исследование и описание зубов является одним из обязательных условий подобных экспертиз. При этом необходимо точно фиксировать все имеющиеся отклонения в количестве зубов, их расположении; характер, локализацию и размеры пломб и кариозных полостей, вид протезов, коронок и других искусственных моделей.
1. Определение возраста по зубам
Определение возраста по зубам до 18—25 лет в подавляющем числе случаев не связано с особыми трудностями, поскольку развитие и смена их совершаются в известной последовательности. Иначе обстоит дело в последующие возрастные периоды жизни человека. Такие существенно важные для первого этапа диагностические данные, как развитие и смена зубов, на последующих этапах отсутствуют. К возрастным изменениям, наблюдаемым со стороны зубного аппарата после 18—25 лет, обычно относят: степень сношенности зубов, болезненные изменения и выпадение их. Два последних признака — болезненные изменения и выпадение зубов — находятся в тесной зависимости от индивидуальных свойств организма и влияния внешней среды и, следовательно, не могут служить достоверными показателями при определении возраста.
Степень и темп сношенности (стертости) зубов могут также варьировать в сторону ускорения или замедления в зависимости от ряда внутренних и внешних факторов, причем здесь немаловажную роль играет характер принимаемой пищи.
Однако ряд исследователей отмечают наличие определенной закономерности в проявлении сношенности зубов в зависимости от возраста.
Для практических задач наиболее приемлема школа показателей стертости зубов, разработанная Брока (1879); О — стирания нет; 1 — потерта только эмаль; 2 — стирание бугорков; 3 — стирание затронуло дентин; 4 — Стирание коснулось зубного канала; 5 — стирание достигло полного сечения коронки; 6 — полное стирание коронки.
Под стиранием бугорков для резцов и клыков следует понимать стирание их режущих краев.
В соответствии с этой шкалой в табл. 14 приводятся данные о степени сношенности зубов верхней челюсти в зависимости от возраста.
2. Определение пола по зубам
Большинство авторов, проводивших исследования по определению пола по зубам, не получило полностью удовлетворяющих их в указанном направлении результатов.
Отличительные признаки пола авторы пытались найти в величине зубов.
Наиболее конкретные сведения, касающиеся размеров зубов мужчин и женщин, представлены Е. Мюльрейтером (1889). Автор измерил 200 передних зубов (100 у мужчин и 100 у женщин). Полученные средние величины сведены в табл. 15.
Анализ и сопоставление цифровых показателей позволили Е. Мюльрейтеру установить, что:
1. Длина коронки верхнего клыка в среднем у мужчин больше, чем длина коронки верхнего среднего резца на 0,1 мм; у женщин, наоборот, она меньше на 0,4 мм.
2. Нижний клык по длине коронки превосходит верхний средний резец у мужчин на 0,5 мм, а у женщин он короче на 0,1 мм.
3. Длина коронки верхнего клыка у мужчин больше, чем у женщин на 1 мм, нижнего клыка — на 1,1 мм.
4. Верхние средние резцы у мужчин шире на 0,2 мм по сравнению с таковыми у женщин; ширина верхних клыков больше у мужчин, чем у женщин на 0,5 мм.
Таким образом, женский тип зубов характеризуется малой величиной нижнего клыка, который часто едва шире рядом расположенного с ним резца.
Schronz D и Bartha (1963) при определении пола по зубам рекомендуют исходить также из их размеров и некоторых других показателей. Ими установлено, что у женщин верхние средние резцы шире, чем клыки, тогда как у мужчин ширина этих зубов одинаковая, разница в ширине между верхними средним и боковым резцами у женщин составляет 2,1 мм, у мужчин — 1,8 мм; разница в ширине между нижними боковыми резцами и клыками у женщин равна 0,7 мм, у мужчин — 1,0 мм; у женщин часто наблюдается аплазия, гипоплазия и отсутствие зубов мудрости, у мужчин чаще, чем у женщин, встречаются сверхкомплектные зубы, а зубы мудрости отсутствуют редко.
Заслуживают большего внимания данные А. А. Зубова о половых различиях моляров, содержащиеся в его диссертационной работе «Некоторые антропологические аспекты морфологии постоянных больших коренных зубов современного человека» (1964) и соответствующей статье (1963). Касаясь определения пола по зубам, автор, прежде всего, обращает внимание на то, что половой диморфизм на зубах иногда бывает нечетко выраженным, поэтому достоверное определение пола по зубам не всегда возможно. В этом направлении еще в меньшей мере, с точки зрения А. А. Зубова, могут быть использованы абсолютные размеры большинства зубов, так как величина некоторых из них, как, например, верхних средних резцов и первых моляров у женщин нередко превосходит величину одноименных зубов у мужчин. Исходя из этого, автор не рекомендует при определении пола руководствоваться абсолютными размерами зубов. Исключение составляют лишь верхние клыки, размеры которых у мужчин значительно больше (средняя арифметическая 28 мм), чем у женщин (средняя арифметическая 24 мм). Ценным диагностическим признаком А. А. Зубов считает недоразвитие корней зубов мудрости у женщин, проявляющееся в открытой верхушке корня, широком канале и истончении стенки корня. На зубах мудрости мужчин этот признак встречается лишь в 4% случаев, тогда как у женщин частота встречаемости его составляет 75— 80%. Поскольку у лиц, не достигших половой зрелости, в частности, при не заращенном затылочно-основном шве, верхушка корней зубов мудрости открыта, признак недоразвития корней зубов мудрости применим лишь к взрослым индивидуумам. У женщин чаще, чем у мужчин, отмечается срастание корней, врожденное отсутствие верхних боковых резцов, верхних малых коренных зубов и зубов мудрости. Половые различия в зубах автор усматривает в большей редукции зубного аппарата женщин по сравнению с мужчинами.
К другим признакам, которые могут быть использованы при определении пола по зубам, автор относит ряд индексов:
У мужчин он больше 78, у женщин — меньше 78. Измерение зубов производится циркулем одонтометром с точностью до 0,1 мм. Отличительной особенностью одонтометра является наличие тонких заостренных ножек.
Техника измерения зубов:
Медио-дистальный диаметр коронки (МД cor) — расстояние между наиболее выступающими медиально и дистально точками коронки, измеряемое перпендикулярно медиальному краю коронки;
Медио-дистальный диаметр шейки (МД соl) измеряется перпендикулярно медиальному краю коронки непосредственно под нижним краем эмали, в области контакта эмали и цемента;
Вестибуло-лингвальный (иначе — лабио-лингвальный для резцов и клыков и букко-лингвальный для всех жевательных зубов, обозначающие толщину зубов) диаметр коронки (VL cor) — расстояние между наиболее выступающими вестибулярно, (т. е. к губам или щеке) и лингвально точками коронки, измеряемое параллельно медиальному краю коронки;
Высота коронки (Н cor) — на резцах обеих челюстей — расстояние по вертикали от средней точки режущего края до эмалево-цементной границы. На клыках и премолярах обеих челюстей высота коронки представляет собой расстояние по вертикали от вершины главного бугорка до эмалево-цементной границы. Высота коронки моляров измеряется без учета бугорков, при этом одна ножка одонтометра вводится в наиболее углубленную точку между двумя вестибулярными бугорками, а другая по вертикали устанавливается на эмалево-цементной границе. При наличии затеков эмали ножка одонтометра сдвигается вправо или влево от затека;
Полная высота зуба (Ht) определяется расстоянием между наиболее выступающей точкой коронки и верхушкой самого длинного из корней строго параллельно вертикальной оси коронки зуба или как сумма высоты коронки (Н cor) и высоты корня (HR).
Длина корня (корней — HR) — на однокорневых зубах — расстояние по средней линии корня от его верхушки до эмалево-цементной границы; на двух- и трехкорневых зубах измеряется аналогичным образом (с соответствующей стороны корня) длина каждого корня, затем вычисляют среднюю арифметическую или, что, с точки зрения А. А. Зубова, является более правильным, принимают размер наибольшего из корней за длину всей корневой системы данного зуба.
Перечисленные выше половые особенности строения зубов, взятые в комплексе, являются дополнительными признаками при решении вопроса пола по черепу. Они, как указывает А. А. Зубов, действительны в основном для европеоидов, хотя большинство их применимо и к другим расам.
Заканчивая обзор о половом диморфизме зубов, необходимо остановиться на работе И. Б. Дмитриева (1968). Анализируя половые различия формы фронтальных зубов, автор подтвердил данные Устименко В. И. (1955) о возможности сведения
Многообразных форм коронок верхних средних резцов к трем I основным: прямоугольной, овальной и клиновидной. В результате изучения средних резцов верхней челюсти у 20 мужчин и 28 женщин И. Б. Дмитриев счел возможным выделить следующие типы форм коронок: прямоугольную низкую, прямоугольную высокую, овальную равномерную, овальную расширяющуюся и клиновидную (рис. 19).
Анализ показал, что клиновидный тип коронки является наиболее характерным для мужчин (на материале авторов наблюдался в 45% случаев), прямоугольный низкий для женщин (50%); овальный тип занимает по встречаемости промежуточное положение.
Далее автор провел изучение микроэлементного состава большой серии зубов эмиссионным спектральным методом с целью выявления их полового диморфизма. Однако при этом не удалось установить каких-либо достоверных показателей дифференциации пола.
3. Расовые особенности строения зубов
Большой практический интерес представляют данные А. А. Зубова о расовых особенностях строения верхних резцов, вторых больших коренных зубов обеих челюстей и внутренней поверхности альвеолярного края нижней челюсти в области моляров. Так, например, для зубов представителей монголоидной расы являются характерными три основных признака: лопатообразная форма лингвальной поверхности верхних резцов, образовавшейся благодаря наличию по медиальному и дистальному краям зуба валиков (гребешков)9; наличие в области эмалево-цементной границы щечной поверхности между корнями вторых больших коренных зубов так называемого «затека» эмали, имеющего вид остроконечного выступа; наличию в области альвеолярного края внутренней поверхности нижней челюсти в месте расположения моляров костных бугорков в виде «ореховидных вздутий» (рис. 20). Автор считает, что если на исследуемых зубах имеются все три описанных признака — принадлежность зубов (черепа) к монголоидной расе считается доказанной.
В том случае, когда перечисленные основные признаки выражены нечетко, или выражен какой-либо один из них — следует обратить внимание на некоторые второстепенные признаки, наблюдаемые у представителей монголоидной расы, такие, как: смещение верхних боковых резцов вовнутрь по отношению к средним; сильное закругление дистального угла верхнего бокового резца; наличие на жевательной поверхности нижних моляров дополнительных бугорков (внутреннего медиального и шестого); относительно короткие корни моляров; наличие как бы «срезанной» верхушки на медиальном корне первого верхнего моляра.
При слабо выраженных основных признаках или при наличии лишь нескольких второстепенных, следует думать
о смешанной расе — или европеоидно-монголоидном метисе, или представителе одной из народностей, сложившейся в далеком прошлом при смешении европеоидной и монголоидной рас (казахи, хакасы, мари и др.).
Если признаки, присущие зубам монголоида, отсутствуют, следовательно, речь может идти о принадлежности исследуемых зубов европеоиду и негроиду.
Зубам представителей негроидной расы свойственны: резкое выступание вперед резцов верхней челюсти; крупные размеры зубов; вытянутая форма второго и третьего моляров; высокая частота встречаемости пятого бугорка на втором нижнем моляре.
При отсутствии на зубах достоверных признаков, присущих представителям монголоидной или негроидной расы, делают вывод о принадлежности зубов представителю европеоидной расы. При этом надо учитывать следующие признаки, характерные для зубов данной расы: значительное недоразвитие зубов мудрости, высокие индексы коронки второго и третьего верхних моляров и относительно малые размеры переднего язычного бугорка (метаконида) на нижних молярах.
Помимо описательных признаков, при необходимости определения расы по зубам А. А. Зубов рекомендует пользоваться некоторыми измерительными показателями. Так, например, им установлено, что вестибуло-лингвальный (щечно-язычный) размер коронки верхнего моляра у негроидов превышает 12 мм, у европеоидов он чаще равен 10—11,5 мм, а у монголоидов — 11,3—11,9 мм. Однако автор предупреждает, что судить по абсолютным размерам единичных зубов о принадлежности их к монголоидной и европеоидной расе нельзя. Этот признак применим в определенной мере (при наличии других признаков) только лишь к представителям негроидной расы. Индексы коронок второго и третьего верхних моляров (учитывая их вытянутость у негроидов) составляют: у негроидов обычно больше 125, у европеоидов они находятся в пределах 120—125, а у монголоидов — часто ниже 120.
4. Особенности строения челюстей и зубов
Как указывалось выше, при нормальном прикусе, носящем название ортогнатии, зубная дуга верхней челюсти заходит несколько вперед зубной дуги нижней челюсти.
При нарушении нормальной артикуляции возникают различного рода отклонения, зависящие от особенностей строения челюстей, от числа, формы и положения зубов, имеющих определенное значение при судебно-медицинском отождествлении личности по зубам.
Аномалии челюстей
Выступание челюстей вперед может касаться или одной верхней челюсти (прогнатия), или одной нижней челюсти (прогения), или обеих челюстей (общий прогнатизм).
В — первых двух случаях выступание челюстей может носить как физиологический, так и патологический характер.
При физиологической прогнатии, наблюдаемой чаще у женщин, передние зубы обоих рядов направлены вперед, но самый прикус остается нормальным. В патологических случаях верхние передние зубы резко выдаются вперед, нижние передние зубы упираются в небо. Между ними возникает свободное пространство. Этот вид прогнатизма, как указывает Е. М. Гофунг (1945), всегда сочетается с V-образной формой челюсти.
При физиологической прогении передние зубы нижней челюсти слегка выступают вперед, касаясь своей язычной поверхностью губной поверхности верхних зубов. Патологическая форма прогении характеризуется резким выступанием вперед нижней челюсти, в результате чего между нижними и верхними зубами образуется свободный промежуток.
Выступание вперед обеих челюстей рассматривается обычно как физиологическое явление. При этом виде прогнатизма обе челюсти в большей или меньшей степени выступают вперед. Положение зубов обычное, прикус не нарушен. Подобный характер строения челюстей свойственен представителям негроидной расы. В отдельных случаях он может встречаться и среди других групп населения.
Прямой прикус (ортогения) выражается в том, что при смыкании челюстей верхний ряд передних зубов своим режущим краем касается режущего края нижних зубов, а не прикрывает их, как в норме.
Косой прикус. В этом случае при смыкании челюстей одна часть зубов артикулирует нормально, другая часть зубов верхнего ряда располагается впереди или сзади зубов нижнего ряда. Иногда такое положение принимают только отдельные зубы.
Открытый прикус. При смыкании челюстей соприкасаются друг с другом только коренные зубы; верхние и нижние передние зубы не достигают друг друга и между ними остается свободный промежуток.
V-oбразная и седловидная челюсти. Этот вид аномалии встречается редко и наблюдается исключительно на верхней челюсти. При V-образной челюсти правая и левая половины ряда зубов располагаются по средней линии под острым углом. Челюстной свод сужен. Передняя часть верхней челюсти выдается вперед. Такая форма челюсти всегда сопутствует резко выраженному верхнему прогнатизму.
При седловидной форме челюсть сдавлена с боков на уровне малых коренных зубов. Небный свод высокий и узкий.
Оба вида аномалии могут в отдельных случаях наблюдаться одновременно.
Аномалии зубов.
К этой группе относятся аномалии числа, формы, положения и строения зубов.
Аномалии числа зубов — это увеличенное или уменьшенное против нормы количество зубов.
9 На этот же признак, характерный для представителей монголоидной расы, ссылаются. Carbonel Virginia (1963) и Hanihara (1967).
Аномалии формы зубов обычно проявляются в изменении коронки и корня. Изменения коронки встречаются реже, чем изменения корня, и чаще всего ограничиваются увеличением числа бугорков на жевательной поверхности коренных зубов. Аномалии корня отличаются большим разнообразием. К ним относятся: согнутость корней под углом, искривление, скрученность, расщепление, срастание, изменение числа и величины.
Аномалии положения зубов могут быть подразделены на две группы:
1. Расположение зуба в лунке, но не на соответствующем ему месте. К этому виду аномалии относят перемещение зубов и поворот их вокруг вертикальной оси. При перемещении зубов два соседних зуба меняются местами. Обычно перемещению подвергаются верхние клыки, которые меняются местами с боковыми резцами или с первыми малыми коренными зубами. Поворот зубов вокруг вертикальной оси чаще наблюдается у обоих верхних резцов и клыков, реже у малых коренных и нижних резцов. В качестве примера приводятся иллюстрации (экспертное заключение физико-технического отдела института 104/3-фт от 10 февраля 1965 г.) успешного отождествления личности по зубам, повернутым вокруг вертикальной оси.
2. Расположение зубов вне лунки. При этом виде аномалии зубы могут располагаться на челюстной дуге, в области твердого неба, в носовой полости, в области челюстного угла (в редких случаях зубы развиваются в других частях тела, например, в дермоидных опухолях яичника).
Аномалии строения эмали зависят от недостаточности обызвествления и носят название гипоплазии. Различают волнистую гипоплазию и гипоплазию в виде ямок, углублений и бороздок, располагающихся на различных участках коронки. Весьма характерна гипоплазия на резцах, локализующаяся на середине передней поверхности или в области режущего края в виде валика. Слой эмали при этом истончен. Иногда режущий край резцов бывает вовсе лишен эмали. Гипоплазия режущего края центральных верхних резцов в виде дугообразной вырезки, обычно лишенной эмали, впервые описана Гетчинсоном10. Зубы с подобными поражениями обычно носят название гетчинсоновских зубов; они могут наблюдаться при наличии врожденного сифилиса.
Клиновидные дефекты, эрозии и узуры встречаются на резцах, клыках, малых коренных зубах и почти никогда не наблюдаются на молярах. Своим происхождением они обязаны главным образом механическим воздействиям; эти дефекты имеют вид клиновидных бороздок с острыми краями и гладкой поверхностью. Эрозии и узуры могут поражать значительные участки зуба.
5. Значение зубного протезирования при идентификации личности.
Зубные пломбы, коронки, мосты, искусственные зубы и протезы нередко оказывают большую помощь при судебно-медицинском отождествлении личности. Ценность перечисленных объектов при этом состоит не только в способе, качестве и конструкции изготовления пломб и протезов, но и других особенностях, зависящих от одонтологического и стоматологического статуса пациента. А это последнее обстоятельство и определяет своеобразность и индивидуальность пломб и искусственных протезов как объектов, способствующих успешной идентификации личности.
Г. И. Вильга (1903), В. А. Энтелис (1947), Holzer F., Patscheider H. (1966), Wyk C., Kempt V., Bukofzen H., (1969) и др. приводят ряд примеров установления личности по пломбам, искусственным зубам и другим протезам. Авторы указывают, что необходимость в производстве подобного рода экспертиз чаще всего возникает при массовых катастрофах, в том числе авиационных. В практике физико-технического отдела Института судебной медицины имеются случаи успешного отождествле¬ния личности по зубному аппарату неизвестных и скелетированных трупов, извлеченных из воды и обнаруженных на месте происшествия. Это оказалось возможным только благодаря тому, что отождествляемые лица при жизни обращались за зубоврачебной помощью, что и нашло свое отражение в соответствую¬щей документации.
Здесь же уместно сказать об установлении И. Б. Дмитриевым (1968) возможности перехода в дентин и цемент зуба цинка, никеля и свинца, входящих в состав зубопротезных материалов. Придавая подобному обстоятельству определенное судебно-медицинское значение, автор считает, что в некоторых случаях по микроэлементному составу зубов, доставленных на экспертизу, можно вынести суждение и о химическом составе бывших во рту пострадавшего протезов, мостов, коронок и пломб. Не исключено, что последующие совместные действия эксперта с органами следствия могут установить не только учреждение, изготовляющее протезные материалы с использованием тех же элементов, что обнаружены в исследуемых зубах, но и человека, для которого они предназначались.
В связи с миграцией микроэлементов в ткани зуба из протезных материалов, И. Б.Дмитриев считает сомнительной возможность определения пола и возраста по химическому составу зубов.
При решении вопроса о сроках удаления (выпадения) зубов необходимо иметь в виду, что хорошо сохранившиеся зубные лунки чаще всего указывают на посмертное выпадение зубов, реже — на прижизненное удаление (выпадение) незадолго до смерти.
Полное или частичное зарастание лунок свидетельствует о прижизненном удалении или выпадении зубов. Степень зарастания лунок может в определенной мере указывать на давность удаления зуба.
При удалении зуба заживление экстракционной раны, как указывает А. Е. Верлоцкий (1950), наступает через 2—3 недели К концу месяца наблюдается регенерация костной ткани. Перестройка кости в месте удаленного зуба продолжается до 3 месяцев. Окончательное зарастание лунки при отсутствии осложнений происходит через 3—6 месяцев после удаления зуба.
10 Цит. по Е. М. Гофунгу и И.Г. Лукомскому (1936).