Содержание
Введение
ГЛАВА 1. НЕОЛОГИЗМЫ КАК ОБЪЕКТ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
1.1Определение термина неологизм
1.2Способы образования неологизмов
1.3Классификация неологизмов
1.4 Стилистические и лексико-семантические особенности англоязычных неологизмов
ГЛАВА 2 ОСОБЕННОСТИ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ ПРИ ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ ЯЗЫК
2.1 Основные подходы к переводу неологизмов
2.2 Перевод неологизмов по типам переводческих трансформаций ВЫВОДЫ Список использованной литературы
Заключение
Список использованной литературы

Введение
Актуальность избранной темы предопределена рядом факторов: лингвистических, психолингвистических, методических.
Словарный состав английского языка, как и другие языки, постоянно развивается. Появление новых условий существования человека, новые отношения между говорящими, новые области знаний и концепции требуют
соответствующих изменений в языке, которые бы отражали окружающую реальность и внутренний мир говорящего.
Именно лексический состав является тем компонентом языка, которому свойственны постоянные изменения, что объясняются новыми когнитивными и коммуникативными потребностями носителей языка. Таким образом, появляются многочисленные новые слова – неологизмы, которые можно интерпретировать как лексические соответствия в изменившихся коммуникативных условиях.
Неологизмы связаны практически со всеми сферами жизни современного англоязычного общества. Эта связь, а также образование самих неологизмов является основной темой нашей работы. Наша цель заключается в раскрытии важнейших источников и способов презентации неологизмов в общественной
жизни, определение роли новых слов и функционирования неологизмов в современном английском языке в различных сферах жизни общества.
Для достижения цели поставлены следующие задачи:
1) выявить основные критерии выделения неологизмов;
2) исследовать особенности функционирования и возникновения неологизмов в различных сферах человеческой деятельности;
3) проанализировать самые распространенные сферы возникновения неологизмов.
Методами исследования стали метод непосредственного наблюдения и описания, а также метод сравнения.
Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. НЕОЛОГИЗМЫ КАК ОБЪЕКТ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

1.1. Определение термина неологизм

Вопросом неологизмов занимались и занимаются многие лингвисты, среди которых А. А. Харковская, Ю. А. Зацный, И. И. Мурко и многие другие [3; 4; 6]. За последнее десятилетие изданы два ценных словари Барнхарта. Они зафиксировали около 10 000 новых слов и значений. Издано три однотомних приложения к третьему изданию словаря Вебстера: “6 тысяч слов”, “9 тысяч слов”, “12 тысяч слов”. Для того, чтобы занести слово в словарь новых слов Барнхарта, необходимо, чтобы оно использовалось в течение одного года, тогда как в лексикографическом центре

Advertisement
Бесплатно

Узнайте стоимость учебной работы онлайн

Информация о работе

Ваши данные

Оксфордского университета этот срок в 5 раз больше, что исключает возможность фиксации так называемых “однодневных” слов.
Исследование новообразованных слов является неотъемлемой частью лексикологии. Неологизмы показывают способность языка отражать динамичное развитие общества и в то же время расширение традиционных границ словообразования.
Для отображения, воспроизведения и закрепления новых идей и понятий речь и лексика в частности, должны перестраиваться, пополняться новыми компонентами. Развитие языка обусловлено в значительной степени развитием его словообразовательной системы, становлением новых моделей слов, изменением существующих, увеличением или уменьшением их продуктивности, многими другими факторами этого процесса. Огромное количество новых слов и необходимость их описания обусловили создание новой сферы лексикологии – неологии – науки о неологизмах.
В английском языке в среднем за год появляется 800 новых слов – больше, чем в любом другом языке мира. В связи с этим перед исследователями встает задача не только фиксировать новые слова, но и исследовать их.
Новая лексическая единица проходит несколько стадий социализации (принятия ее в обществе) и лексикализации (закрепление ее в речи). Появившись, неологизм распространяется, как правило, преподавателями университетов, школьными учителями, работниками средств массовой информации. Затем она фиксируется в печати. Следующая стадия социализации – принятие новой лексической единицы широкими массами носителей языка. После этого начинается процесс лексикализации: приобретение навыков использования неологизмов в обществе, выявление условий и противопоказаний для его использование в различных контекстах. В результате образуется лексическая единица отдельного структурного типа (простое, производное, сложное, сложное слово или словосочетание), которая
входит в различные словари неологизмов.
Нужно немало времени, чтобы новые слова прочно закрепились в языке, а их употребление было понятно каждому. Ведь меньше чем 10 лет назад такие выражения, как “inflection with an electronic virus” или “a woopy receiving a golden goodbye”, были ничем иным, как словами с непонятным значением. Теперь они никак не отличаются от выражения “the cat sat on a mat”, и у нас не возникает никаких трудностей в понимании этого значения.
Появление нового слова является результатом борьбы двух тенденций – развития речи и ее хранения. При этом появление нового слова не всегда вызвано прямыми потребностями социума в новом значении.
Никакая новая наука не в состоянии без неологизмов, новых слов и новых интерпретаций уже существующих слов объяснить и описать реалии по-новому. Новые знания требуют новых терминов и концепций. Отказаться от неологизмов значит отказаться от научного развития.
Долгое время западные лингвисты считали неологизмы патологическими отклонениями от нормы. Так, третий новый интернациональный словарь Вебстера (1966) описывает неологизм как “a meaningless word coined by psychotic”; другие лингвистические классические труды – такие, как “Language” Блумфильда, “Semantics” Лайонса, вообще не определяют этот термин [7, с. 95]. В 1975 году французский лексикограф Алан Рей опубликовал труд ”Essai de definition du concept de neologisme”, где дал тщательное теоретическое обоснование процесса лексической неологии и заложил теоретические основы
для систематического лексикологического и терминологического исследования в этой сфере. Среди других, Рей определил социальные и прагматические аспекты лингвистической неологии. Неологизм как лингвистическое явление должно рассматриваться в различных аспектах: временном (синхронический),
географическом, социальном и коммуникативном.
По определению А. Рея, неологизм – это “единица словарного состава, слово, элемент слова или фраза, значение которой предполагает эффективное функционирование в специфической модели коммуникации и которая не имела ни материальной формы, ни лингвистической формы на предыдущей ступени развития словарного состава языка. Эта новизна, которая наблюдается в отношении точного и эмпирического определения словарного состава, отвечает конечно специфическим чувством говорящего. Согласно с выбранной моделью словарь неологизм будет рассматриваться как такой, что принадлежит языку вообще или только одной из ее особых сфер использования, или как присущ предметно-специфическом использованию, которое может быть специальным или общим” [7, c.97]
Нет сомнения, что неологизмы – это знаки креативного процесса. До сих пор не существует единодушного решения вопроса: за чем можно закрепить понятие неологизма, каковы критерии привлечения той или иной словарной единицы к неологизмов.
1.2. Способы образования неологизмов
Безусловно, большое количество неологизмов возникает в связи с социальными изменениями, которые происходят в англоязычных странах. К одним из самых распространенных общих явлений, особенно характерных для Великобритании, относится так называемый феминистическое движение, то есть движение женщин за уравнение в правах с мужчинами. Благодаря этому движению возникло много новых лексических единиц, например: the Lib Movement – феминистическое движение; libber libbie – участница или сторонница феминистского движения и др. Также изменились названия со вторым компонентом -man, например: вместо cameraman чаще используют camera operator, вместо fireman – firefighter, вместо policeman – police-officer, вместо chairman – chairperson, вместо Congressman – Congressperson (правда, много слов со вторым компонентом -person вместо -man нередко употребляется с оттенком юмора и иронии), даже в церкви mankind заменено на people. В то же время названия женских профессий заменяют на нейтральные по форме, например вместо stewardess употребляют flight attendant, или в том случае, если в этих профессиях заняты мужчины, получают “маркер” male, например: male nurse, male secretary, male exotic dancer и др.
Отмечается также некоторая неоднородность состава этих лексических инноваций по причинам своего появления, по своей устойчивости в языке, по частоте употребления. И по своей дальнейшей судьбе, когда одни из них прочно входят в язык, а другие являются менее устойчивыми и могут выйти из употребления через некоторое относительно короткий период времени.
Специалисты, которые работают в области неологии, выделили как ключевой вопрос обобщения и систематизацию теоретических наработок, построение межпредметных связей (как с лингвинистическими, так и с нелингвистическими науками), особенно с этимологией, семасиологией, лексикологией, стилистикой, социологией, социо — и психолингвистикой и т. др.
В области неологии имеется множество нерешенных как в теоретическом, так и в практическом плане проблем. Большинство авторитетных в этой области специалистов признают наиболее актуальными следующие направления исследований:
• проблема привлечения новообразования до неологизмов, как долго слово должно использоваться в языке, чтобы считаться неологизмом и попасть в словарь;
•необходимость создания особых словарных статей либо заметок, которые позволяют маркировать неологизмы, поскольку существующая система неудобна и не учитывает социальной дифференциации языка;
• нечеткость в стилистической характеристике неологизмов, а значит, и в вопросе о близость к неологизмам сленговых единиц, профессионализмов, терминов и других пластов лексики.
В связи с первой проблемой достаточно подчеркнуть, что до сих пор нет принципиально единого мнения в отношении критериев отбора материалов (слов) для словарей новых слов в различных лингвистических школ. Докажите, т.е приведите 2 примера
Другая проблема, которая должна рассматриваться в аспекте неологии, – это вопрос, который относится к новообразованию оказионализмов, созданных на один раз, или они являются одним из источников пополнения словаря лексическими единицами.
У этой проблемы есть еще один аспект, который касается сферы социолингвистики. Как известно, языковые тенденции, характеризующие становление лексических норм, зависят от определенных объективных и субъективных социальных факторов (общественных институтов – таких, как система образования, культурно-образовательных учреждений, средств массовой информации, с одной стороны, и языковая политика – с другой).
От многих факторов зависит, останется ли вновь созданное производное на уровне слова речи, получит более широкое распространение и будет зафиксировано словарями новых слов.
В общем плане в неологии в последнее время преимущественный акцент делается на функционально-прагматический аспект новых слов и значений, на учет социологических факторов. Устанавливается определенная связь между прагматикой и активными процессами номинации. Так, например, появление у слова нового лексико-семантического варианта в прагматическом аспекте вариативности рассматривается как результат варьирования его использования в различных ситуациях общения в зависимости от социального, территориального, национального, профессионального и прочих статусов участников коммуникации. Одна и та же лексика по-разному реализуется в однотипных ситуациях представителями различных слоев носителей языка. В результате использования слова в нетипичной для него ситуации (контексте) носителем иного социолекта (языка определенной социо-профессиональной группы) оно приобретает новый оттенок значения, который затем превращается в определенный лексико-семантический вариант слова.
С другой стороны, любая семантическая новизна рождает прагматическую новизну. Новый лексико-семантический вариант слова расширяет прагматику всей лексемы, так как расширяет спектр ситуаций и контекстов его использования и, соответственно, ограничений на ее использование.
В этом направлении намечены большие перспективы. Например, актуальной признана разработка функционального аспекта лексикографичной практики. Связь, которая существует между прагматической ситуацией и прагматическими компонентами нового слова, предлагают фиксировать в словарях, т. е. прагматическую зону предлагают ввести в словарную дефиницию и разработать дополнительную систему объяснений, например, за оппозициями частотности использования слова, конкретной сферой использования. Особенно очевидна необходимость дополнительной системы
в словарях для иностранцев, а также в словарях новых слов и значений, которые вызывают трудности адекватного выбора и использования.
В языке все направлено к определенной цели – выражению мысли. Поэтому образование языка можно представить себе как взаимодействие духовного стремления обозначить материал, которого требуют внутренние условия коммуникации.
Важным вопросом в рамках этого исследования является также вопрос о том, как создается новое слово. Установлено, что в акте первичного “крещения” объекта участвует определенный индивидуум. В структуре акта номинации отправным пунктом оказывается сложное переплетение интенций говорящего и его особых смыслов, то есть индивидуальное смысловое задание говорящего.
Человек, создающий новое слово (originator), стремится к индивидуализации и оригинальности. Затем слово проходит несколько стадий социализации (восприятие его в обществе) и лексикализации (закрепление в языковой системе). Слово воспринимается посредниками (purveyors), которые распространяют его среди масс. Это, как правило, преподаватели университетов, школьные учителя, репортеры, работники средств массовой информации. Слово фиксируется в периодической печати. Следующая стадия социализации – принятие слова широкими массами носителей языка. Далее идет процесс лексикализации, а затем – приобретение навыков адекватного использования нового слова, то есть обретения коммуникативно- прагматической компетенции носителями языка.
Условно “цепь неологизации” объекта действительности можно представить следующим образом: процессы социализации слова и его лексикализации происходят через взаимодействие его посредников (например: учителей, репортеров, актеров, средств массовой информации и т. др.).
Разумеется, во многих отношениях закрепление новой лексической единицы в языке обусловлено факторами экстралингвальными – в тех случаях, когда новое явление, факт остается в жизни, закрепляется в общественной практике людей, естественно, он закрепляется вместе с лексической единицей, которая его обозначает. Несмотря на то, что главным фактором утверждения неологизма многие лингвисты считают то, насколько соответствует новое производное слово поставленным целям номинации, тем не менее социальные
факторы иногда не менее значимы в этом отношении.
Ввиду того, что неопределенность термина “неологизм” является по сей день одной из важнейших проблем неологии. В этом отношении отмечается нечеткость в стилистической характеристике неологизмов, в отграничении их от смежных явлений – оказиональных авторских новообразований и использования новых слов (потенциальные слова).
С другой стороны постоянно растущий интерес современной лингвистики к различным аспектам словообразования объясняется тем, что слово является центральной единицей языка.
Собственные характеристики слова как лексической единицы пересекаются в нем с характеристиками других элементов языка. Это взаимодействие лежит в основе функционирования языковой системы в целом.
В современных исследованиях семантики производных слов все чаще проявляется тенденция выйти за рамки самого слова как единицы языковой системы, что вызвано стремлением понять, как функционируют производные слова в речи и на какой основе, понять механизм формирования семантики нового слова.
Сейчас наблюдается расширение старых и появление новых областей номинации, которые вызваны бурным развитием науки, техники, средств массовой информации.
Однако развитие номинативных функции языка отражается не только в расширении и обновлении понятийной сферы отнесенности наименования, но и в изменении способов номинации. Как известно, в разные эпохи языкового развития и в разных языках преобладают различные типы создания номинаций. Необходимо подчеркнуть, что номинативная функция языка развивается не только в результате воздействия социолингвистических факторов и эволюции общественно исторического опыта носителей языка.
Таким образом, изменение или появление новых условий в экстралингвальном пространстве, новые отношения между говорящими, области знаний и концепции требуют соответствующих изменений в языке, которые отражали бы окружающую реальность и внутренний мир говорящего. Ведь именно лексический состав является тем компонентом языка, которому свойственны постоянные изменения, вызванные новыми когнитивными и коммуникативными потребностями носителей языка. Таким образом появляются многочисленные новые слова – неологизмы, которые можно интерпретировать как лексические соответствия изменившихся коммуникативных условиях.
Среди новой лексики преобладают номинации, новые как по форме, так и по содержанию. Анализ новых номинативных единиц по способу созидания показал, что в языке последних десятилетий преобладают морфологические неологизмы, то есть единицы, созданные по образцам, которые уже существуют в языковой системе.
Между типом номинативных единиц и способом их созидания существует определенная корреляция. Трансформации, сочетающие новизну формы с содержанием, которое передавалось ранее другой формой, появляются путем заимствования, а также через морфологическое созидания.
Семантические инновации, которые сочетают новизну содержания с уже существующей форме, появляются путем изменения значения. Однако в теории неологии английского языка существует еще много проблемных областей исследования.
Это касается, прежде всего, системного анализа факторов, этапов, механизма появления новых слов и значений в плане как экстралингвальной (социолингвистической или функционально-прагматической возвышенности), так и собственно лингвальной предопределенности преимущественно продуктивных моделей в языке.
Итак, неологизмы обогащают лексический состав языка и таким образом подтверждают динамическую природу языка. Несмотря на мнение некоторых критиков, которые заботятся о “чистоте” языка, не нужно недооценивать значение неологизмов для ее развития. Именно они решают противоречия, которые возникают между имеющимся лексическим составом языка и новыми коммуникативными и когнитивными потребностями говорящих. Они заслуживают на внимание ученых, возможно, в виде опубликованных сборников неологизмов, ведь словари не могут отразить постоянный рост количества лексических новинок.
Изменения деятельного мира человека ведут к появлению новых и расширению старых фрагментов картины мира, которые, в свою очередь, требуют фиксации на “языковой карте мира”. Меняется картина мира, появляются новые секторы: космонавтики, компьютерной техники, генной инженерии и т. др.
А это означает, что в языке будут появляться новые слова, которые со временем пройдут все стадии социализации и лексикализации, т. е. принятие их в обществе.
1.3. Классификация неологизмов
Из анализа определений понятия “неологизм” различными исследователями становятся очевидными две точки зрения, заключающиеся в том, что термин “неологизм” применяется как к новообразованиям, то есть к вновь созданным на материале языка, в полном соответствии с существующими в языке словообразовательных моделей, словам или словосочетаниям, обозначающим новое, ранее неизвестное, несуществующее понятие, предмет, отрасль науки, род занятий, профессию и т. др., например, reactor – ядерный реактор, biocide – биологическая война и др., да и собственно неологизмов, то есть вновь созданных синонимов к уже имеющемуся в языке слову для обозначения известного понятия, которые, однако, передают конотативные оттенки, т. е. сопутствующие семантические и стилистические оттенки слова, которые накладываются на его основное значение, а также к словам в новом значении, например, слово boffin (ученый, занимающийся секретной работой, чаще всего в военных целях) является близким синонимом слова scientist, однако имеет другой семантический оттенок. В сфере повседневной жизни популярным выражением для характеристики современного человека становится, например, выражение stress puppy (“дитя стресса”) – человек, привыкший жить бурной, энергичной жизнью. Рост разводов несет за собой такие неологизмы, как tug-of-love (tug-of-war) – “ребенок разведенных родителей”; new femilism – “концепция новых семейных ценностей”. В то же время возникают проблемы в воспитании детей в зажиточных семьях, что несет появление таких неологизмов: bratlash by backlash against parenbs raising obnoxions offspring; they do so by living relatively frugally, making children their lern allowances and letting them spend only what fhey’ve earned”, financial parenting “financial services and education offered to the children of wealthy parents”. В сферах изобразительного искусства, театральной жизни, кино и телевидения находим также достаточно много инноваций: kinetic art “искусство, которое использует подвижные вещи”, revivalism “школа современной живописи, которая возвращается к старым формам и приемам изобразительного искусства”; son et lumiere “театр с использованием звуковых и световых эффектов”; kidvid “телепередачи для детей”; video-camera “видеокамера”; inflight movies “кинофильмы, которые демонстрируются во время полета на борту самолета” и другие неологизмы. Много интересных неологизмов можно также встретить в таких сферах человеческой деятельности, как образование, профессиональная сфера, экономика, феминистические движения, исследования паранормальных явлений и тому подобное. Так, например, новой семантической группой являются неологизмы связанные с допустимыми посещениями земли пришельцами из космоса, например: UFO (Unindentified Flying Object) – НЛО (неопознанный летающий объект) и образование от этого английского сокращения типа ufology – уфология; saucers feet – отпечатки, оставленные летающей тарелкой и др. Особенно большое количество новых лексических единиц появилось в связи с развитием компьютерной техники. Например: personal computer (PC) – персональный компьютер; multi-user – компьютер для нескольких человек; neurocomputer – электронный аналог человеческого мозга; hardware – части компьютера; software – программа компьютера; megabyte of computer memory – мегабайт (название специальной единицы) памяти компьютера; doqusware – программа компьютера, созданная для уничтожения программ компьютеров; to trouble-shoot – уничтожить часть данных в памяти компьютера и др.
1.4 Стилистические и лексико-семантические особенности англоязычных неологизмов
Из анализа определений понятия “неологизм” различными исследователями становятся очевидными две точки зрения, заключающиеся в том, что термин “неологизм” применяется как к новообразованиям, то есть к вновь созданным на материале языка, в полном соответствии с существующими в языке словообразовательных моделей, словам или словосочетаниям, обозначающим новое, ранее неизвестное, несуществующее понятие, предмет, отрасль науки, род занятий, профессию и т. др., например, reactor – ядерный реактор,
biocide – биологическая война и др., да и собственно неологизмов, то есть вновь созданных синонимов к уже имеющемуся в языке слову для обозначения известного понятия, которые, однако, передают конотативные оттенки, т. е. сопутствующие семантические и стилистические оттенки слова, которые накладываются на его основное значение, а также к словам в новом значении, например, слово boffin (ученый, занимающийся секретной работой, чаще всего в военных целях) является близким синонимом слова scientist, однако имеет другой семантический оттенок. В сфере повседневной жизни популярным выражением для характеристики современного человека становится, например, выражение stress puppy (“дитя стресса”) – человек, привыкший жить бурной, энергичной жизнью. Рост разводов несет за собой такие неологизмы, как tug-of-love (tug-of-war) – “ребенок разведенных родителей”; new femilism – “концепция новых семейных ценностей”. В то же время возникают проблемы в воспитании детей в зажиточных семьях, что несет появление таких неологизмов: bratlash by backlash against parenbs raising obnoxions offspring; they do so by living relatively frugally, making children their lern allowances and letting them spend only what fhey’ve earned”, financial parenting “financial services and education offered to the children of wealthy parents”. В сферах изобразительного искусства, театральной жизни, кино и телевидения находим также достаточно много инноваций: kinetic art “искусство, которое использует подвижные вещи”, revivalism “школа современной живописи, которая возвращается к старым формам и приемам изобразительного искусства”; son et lumiere “театр с использованием звуковых и световых эффектов”; kidvid “телепередачи для детей”; video-camera “видеокамера”; inflight movies “кинофильмы, которые демонстрируются во время полета на борту самолета” и другие неологизмы. Много интересных неологизмов можно также встретить в таких сферах человеческой деятельности, как образование, профессиональная сфера, экономика, феминистические движения, исследования паранормальных явлений и тому подобное. Так, например, новой семантической группой являются неологизмы связанные с допустимыми посещениями земли пришельцами из космоса, например: UFO (Unindentified Flying Object) – НЛО (неопознанный летающий объект) и образование от этого английского сокращения типа ufology – уфология; extra-terrestrials – инопланетяне; ѕаисегмап – инопланетянин; saucers feet – отпечатки, оставленные летающей тарелкой и др. Особенно большое количество новых лексических единиц появилось в связи с развитием компьютерной техники. Например: personal computer (PC) – персональный компьютер; multi-user – компьютер для нескольких человек; neurocomputer – электронный аналог человеческого мозга; hardware – части компьютера; software – программа компьютера; megabyte of computer memory – мегабайт (название специальной единицы) памяти компьютера; doqusware – программа компьютера, созданная для уничтожения программ компьютеров; to trouble-shoot – уничтожить часть данных в памяти компьютера и др.
Безусловно, большое количество неологизмов возникает в связи с социальными изменениями, которые происходят в англоязычных странах. К одному из самых распространенных общих явлений, особенно характерных для Великобритании, относится так называемый феминистическое движение, то есть движение женщин за уравнение в правах с мужчинами. Благодаря этому движению возникло много новых лексических единиц, например: the Lib Movement – феминистическое движение; libber libbie – участница или сторонница феминистского движения и др. Также изменились названия со вторым компонентом -man, например: вместо cameraman чаще используют camera operator, вместо fireman – firefighter, вместо policeman – police-officer, вместо chairman – chairperson, вместо Congressman – Congressperson (правда, много слов со вторым компонентом -person вместо -man нередко употребляется с оттенком юмора и иронии), даже в церкви mankind заменено на people. В то же время названия женских профессий заменяют на нейтральные по форме, например вместо stewardess употребляют flight attendant, или в том случае, если в этих профессиях заняты мужчины, получают “маркер” male, например: male nurse, male secretary, male exotic dancer и др.
Отмечается также некоторая неоднородность состава этих лексических инноваций по причинам своего появления, по своей устойчивости в языке, по частоте употребления. И по своей дальнейшей судьбе, когда одни из них прочно входят в язык, а другие являются менее устойчивыми и могут выйти из употребления через некоторое относительно короткий период времени. 1.2 глава
Специалисты, которые работают в области неологии, выделили как ключевой вопрос обобщения и систематизацию теоретических наработок, построение межпредметных связей (как с лингвинистическими, так и с нелингвистическими науками), особенно со словотворенням, этимологией, семасиологией, лексикологией, стилистикой, социологией, социо — и психолингвистикой и т. др.
Выводы по первой главе
ГЛАВА 2 ОСОБЕННОСТИ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ ПРИ ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ ЯЗЫК
2.1 Основные подходы к переводу неологизмов
Проблема переводческих трансформаций является одной из самых актуальных в современном переводоведении. Для того, чтобы правильно воспроизвести содержание иноязычного текста переводчики прибегают к различным трансформациям, которые полностью или частично изменяют структуру предложений оригинала. Перевод выполняет чрезвычайно важную социальную функцию. В процессе перевода часто оказывается невозможным использовать значения слов и словосочетаний, которые предлагаются в словаре, часто возникает потребность в отступлении от системных эквивалентов, то есть возникает необходимость в переводческих трансформациях.
Последние исследования показывают, что на сегодняшний день не существует единой системы классификации трансформаций, более того, существуют различные мнения по поводу того, какие именно переводческие приемы относятся к трансформациям. Перевод есть сопоставлением двух языковых систем на всех уровнях. Лингвистический уровень перевода является самым низким в иерархии переводческих задач, однако он крайне необходим для полноценной передачи содержания текста оригинала. Понятно, что переводчику понадобится передать не только сумму смыслов, закодированных в предложениях, но и информацию, относящуюся к культуре, традициям, вкусов нации, что требует выхода за сугубо лингвистическую языковую систему (высший уровень перевода) и называется экстралингвистичной информацией или фоновыми знаниями. Но, как отмечает В.С. Виноградов, начинается перевод с чисто лингвистического уровня [1, c. 18].
В процессе перевода часто оказывается невозможным использовать буквальный словарный соответствие, и переводчик прибегает к преобразованию внутренней формы слова или словосочетания или же его полной замены, то есть к переводческой трансформации.
По определению, данному в лингвистической энциклопедии А.А. Селивановой, трансформация – основа большинства приемов перевода, которая заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи [2, с. 536]. Вообще этот термин используется во многих отраслях языкознания и имеет множество разнообразных определений. Чтобы дать определение термина «переводческая трансформация», необходимо сначала понять смысл, вложенный в него. Различные ученые (Л.С. Бархударов, А.Д. Швейцер, Я.Й. Рецкер, В.Н. Комиссаров, Л.К. Латышев и др.) по-разному
интерпретируют это понятие. Например, по мнению Я.Й. Рецкера, трансформации являются приемами логического мышления, которые помогают раскрывать значение иноязычного слова в контексте и находить ему аналог, который не совпадает со словарем [3, c. 38]. В целом переводческие трансформации можно считать межъязыковыми преобразованиями, перестройкой исходного текста или заменой его элементов для достижения переводческой адекватности и эквивалентности. Основными характерными чертами переводческих трансформаций является межъязыковой характер и
целеустремленность на достижение адекватности перевода.
На сегодня существует множество классификаций переводческих трансформаций, предложенных различными авторами. Например, Л.К. Латышев [4, с. 78] классифицирует переводческие трансформации по характеру отклонения от межъязыковых соответствий, и разделяет их на:
1) морфологические – замена одной категориальной формы другими или несколькими;
2) синтаксические – изменение синтаксической функции слов и словосочетаний;
3) стилистические – изменение стилистической окраски отрезка текста;
4) семантические – изменение не только формы выражения содержания, но и самого содержания, с помощью которого описана ситуация;
5) смешанные – лексико-семантические и синтаксически-морфологические.
Я.Й. Рецкер, в свою очередь, выделяет только два вида трансформации: грамматические, к которым относятся замены частей речи или членов предложения, и лексические, включающие конкретизацию, генерализацию, дифференциацию значений, компенсацию потерь, возникают в процессе перевода [5, c. 87].
Л.С. Бархударов в своей классификации различает переводческие трансформации по формальным признакам: перестановки, добавления, замены, опущения [4, с. 112]. При этом ученый подчеркивает, что такое деление является в значительной мере приблизительным и условным.
Такие ученые, как А.М. Фитерман и Т.Г. Левицкая, в общем труде выделяют три типа переводческих трансформаций [6, с. 56]:
1) грамматические трансформации, к которым относятся перестановки, опущения и добавления, перестройки и замены предложений;
2) стилистические трансформации, к которым относятся такие приемы, как синонимические замены и описательный перевод, компенсация и прочие виды замен.
3) лексические трансформации, которые включают в себя замену и
добавления, конкретизацию и генерализацию понятий.
Следующей рассмотрим классификацию А.Д. Швейцера, который различает такие группы трансформаций [7, с. 113]:
1) трансформации на компонентном уровне семантической валентности в случае применение различного рода замен. Например, замена морфологических средств лексическими, другими морфологическими, синтаксическими или фразеологичными и другие;
2) трансформации, осуществляемые на референциальном уровне, а именно:
– конкретизация (или гипонимичная трансформация);
– генерализация (гиперонимичная трансформация);
– замена реалий (интергипонимичная трансформация);
– перевод с помощью реметафоризации (синекдохичная трансформация);
– метонимичные трансформации;
– реметафоризации (замены одной метафоры другой);
– деметафоризации (замены метафоры ее антиподом – неметафорой);
– комбинации вышеупомянутых трансформаций;
3) трансформации на стилистическом уровне: компрессия и расширение. Под компрессией подразумевается элипсис, семантическое взыскания, опущение избыточных элементов и лексическое свертывание. Г.К. Миньяр-Билоручев [8, с. 96] рассматривает три типа трансформаций: лексические, грамматические, семантические.
1) лексические трансформации: приемы генерализации и конкретизации;
2) грамматические трансформации: приемы пассивизации, замена частей речи и членов предложения, объединение предложений или их членение;
3) семантические трансформации: синонимические, метафорические замены, логическое развитие понятий, антонимический перевод и прием компенсации.
Следует также рассмотреть взгляд зарубежных лингвистов, таких как Ж.-П. Вине та Ж. Дарбельне. Хоть они и не говорят о разновидности переводческих трансформаций, но предлагают определенные приемы, которые стоит использовать в ходе переводческой работы. Так, в процессе косвенного перевода содержание текста может искажаться или вовсе исчезать, может даже наблюдаться изменение норм языка в неправильном русле. Это связано с тем,
что осуществить прямой перевод в этой ситуации невозможно.
Несмотря на это, Ж. Дарбельне и Ж.-П. Вине выдвинули идею о двух группах технических приемов, используемых во время перевода [9, c. 157-167]:
1) приемы прямого перевода:
– дословный перевод;
– калькирование;
– заимствования;
2) приемы косвенного перевода:
– эквиваленция (передача содержания предупредительных надписей, пословиц, афоризмов другими словами);
– транспозиция (замена одной части речи другой);
– адаптация (замена деталей истории, что сообщается, другими);
– модуляция (изменение присутствующей точки зрения).
Но дальше всех пошел М.К. Гарбовский, который наряду с трансформациями выделил еще и переводческие деформации также преобразованиями, однако связанные с определенными переводческими потерями и касаются прежде всего формы речевого произведения, хоть возможными, по его мнению, является и семантические деформирующие операции [10, с. 507]. Вместе с этим
исследователь выделяет неосознанные переводческие ошибки .
Причинами ошибок могут быть недостаточное владение на языке оригинала, недостаточный когнитивный опыт, недостаточность знаний о описываемую в исходном тексте действительность, невнимательное отношение к системе смыслов текста оригинала непонимания авторской мысли, неумение различать особенности индивидуального стиля автора и т. п [10, с. 514]. Но такое тройное разделение переводческих преобразований еще больше затрудняет определение трансформаций, ведь граница между трансформациями и деформациями является не только нечеткой, но и недостаточно обоснованной, поскольку, с одной стороны, исследователь ограничивает деформации только формой, с другой, предполагает возможность семантических деформаций. Разграничение трансформаций и ошибок перевода предоставляет трансформациям лишь положительный статус правильного выбора соответствий в переводном тексте, но очень трудно найти критерии оценки соответствия оригинала и перевода, несмотря на наличие различных установок перевода, различной цели перевода, а также самое главное – учитывая, что достижение полной эквивалентности возможно только в идеале.
Итак, как видим, исследователи различают переводческие трансформации в зависимости от уровней языка, на которых они происходят и типов исходных единиц (единиц оригинала), которые превращаются. Все же между многими классификациями прослеживаются общие черты. Например, большинство ученые рассматривают такой переводческий прием, как замена.
Но Я.Й. Рецкер выделяет замены как подвид грамматических трансформации, Л.С. Бархударов очерчивает их как самостоятельный прием перевода, а А.М. Фитерман и Т.Г. Левицкая вообще относят замены лексических трансформаций. И таких примеров можно привести еще много, поскольку перевод – творческий процесс, а переводческие трансформации направлены не только на анализ отношение между единицами языков оригинала и перевода, но и на достижения эквивалентности перевода.
По нашему мнению, оптимальной является классификация, предложенная Я.Й. Рецкером, поскольку она содержит две основные группы трансформаций (лексические и грамматические), которые, в свою очередь, охватывают конкретные приемы перевода. Но мы считаем, что к этой классификации следует присоединить еще одну группу – синтаксические трансформации с последующим их разделением на членение, объединение предложений и замена синтаксического связи, учитывая на то, что синтаксический уровень языка является достаточно объемным, а синтаксические изменения являются неотъемлемой частью процесса перевода.
Также можно сделать вывод, о том что специалисты в области теории перевода до сих пор не пришли к общему мнению относительно самой сущности понятия трансформации. Этим и объясняется большая количество классификаций, предложенных учеными, отличаются друг от друга. Перевод любых материалов на практике выявляет ряд проблем, при решении которых переводчику нередко приходится применять различные переводческие трансформации. Несмотря на это, перевод, каким бы адекватным он не был, всегда есть трансформацией в широком понимании этого термина.
Следует также отметить, что рассматриваемая тема является чрезвычайно перспективной для дальнейших исследований, поскольку переводческие трансформации являются важным средством достижения адекватности и эквивалентности перевода и, соответственно, обеспечения межкультурной коммуникации.
2.2 Перевод неологизмов по типам переводческих трансформаций
Особенность неологизмов, а вместе с тем и трудность их передачи, заключается в том, что они фиксируются достаточно поздно или вообще не фиксируются словарями [8, 34]. Сам процесс перевода осуществляется в два этапа. Сначала выясняется значение нового слова. Переводчик обращается к последних издательств толковых словарей или выясняет значение слова, уделяя внимание его контексту и структуре, принимая во внимание различные способы создания неологизмов (афиксация, сокращения, заимствования, конверсия, составление и переосмысление слов и тому подобное), потом делает собственно перевод средствами русского языка, применяя при этом указанные ниже способы перевода.
Единого и универсального способа перевода не существует. Поэтому выделяют такие способы передачи неологизмов:
1. Передача неологизмов при помощи переводческой транслитерации и транскрипции. Способ транслитерации заключается в том, что с помощью русских букв передаются буквы, из которых состоит английское слово: radar – радар, marketing – маркетинг, Internet – Интернет. Транслитерация широко использовалась переводчиками вплоть до конца XIX века. Для этого переводчику необязательно было знать произношение английского слова, он мог ограничиться его зрительным восприятием [4].
Значительно большую распространенность в переводческой практике современности имеет прием транскрибирования, который заключается в передаче русскими буквами не орфографической формы, а звучания английского слова. Из-за значительных различий фонетических систем русского и английского языка, такая передача всегда несколько условна и воспроизводит только подобие английского звучания. Следует иметь в виду, что во время использования приема транскрипции всегда присутствует элемент транслитерации. Элементы транслитерации во время транскрибирования проявляются в следующем:
1) транслитерация непроизносимых звуков;
2) транслитерация редуцированных гласных;
3) передача удвоенных согласных;
4) при наличии нескольких вариантов произношения обычно выбирается вариант, ближайший к графике. Примеры такого способа передачи неологизмов: chat — чат, hacker — хакер, scanner — сканер, cartridge — картридж, Nikkei – Никкей (индекс курсов ценных бумаг на Токийской фондовой бирже) и тому подобное.
2. Перевод неологизмов с помощью калькирования.
Этот способ заключается в замене составных частей, морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний), единицы оригинала – их лексическими соответствиями в языке перевода.
Особенность калькирования как средства передачи неологизма – в сохранении неизменной внутренней формы лексической единицы. Калькирование как прием создания эквивалента похож на буквальный перевод – эквивалент целого создается с помощью простого составления эквивалентов его составляющих. К примеру, слово multicurrency состоит из «multi» и «currency», оба можно перевести как «много» и «валюта», при составлении получаем «многовалютный»: multicurrency credit – многовалютный кредит.
Калькированию подвергаются только неологизмы сложного слова: workaholic – трудоголик, Вігсһег – берчист. Два первых примеры не вызывают трудностей, поскольку переведенные поморфемно и уже закреплены в разговорном и письменном русском языке, хотя и отмечены не во всех словарях. Интересным для переводческого анализа является последний пример. Первая часть слова, то есть корень, остается неизменной, транскрибируется, а суффикс -er, который служит для обозначения лиц, заменяется соответствующим русским суффиксом — ист, что полностью соответствует значению и форме слова языка оригинала и является адекватным переводом [9, 455]. Преимуществом приема калькирования является краткость и простота полученного с помощью эквивалента и его однозначная соотнесенность с исходным словом. Хотя эквиваленты-кальки «страдают» буквализмом, краткость и потенциальная терминологичность делает их достаточно привлекательными для использования в газетно-публицистических и общественно-научных трудах [9].
3. Описательный перевод или экспликация.
Прием перевода, который заключается в описании средствами другого языка определенного понятия. В. Комиссаров дает следующее определение описательному переводу: «Лексикограматичная трансформация, при которой лексическая единица языка оригинала заменяется словосочетанием, что эксплицирует ее значение, то есть дающим более или менее полное объяснение этого значения на языке перевода» [5, 251]. Это средство можно применять как для объяснения значения в словаре, так и при переводе неологизмов в конкретном тексте. Описательный перевод используется в случае, если переводчик не может передать неологизм с помощью транслитерации, транскрипции и калькирования. Чаще всего это случается тогда, когда понятие, явление, предмет, который называет неологизм, отсутствующий в языке перевода. Например, carsharing (car-pooling AmE) – совместное пользование автомобилем (например, соседями) с целью сокращения количества транспортных средств на дорогах и уменьшения, таким образом, негативного воздействия на окружающую среду [9].
Описательный перевод осуществляется разнообразными средствами. Во-первых, это объяснительное средство, поскольку здесь объясняются существенные элементы значения переводимого слова. Объяснительный перевод ближе к толкованию слова, но он все же остается переводом. Впрочем, даже при оптимальном подборе объяснительного эквивалента для него характерен такой недостаток, как многословие. Например: telecourse – «учебная программа по телевидению», teleshopping – «заказ покупки по телефона». Среди неологизмов, которые передаются с помощью описательного перевода,
также такие: outernet – традиционные средства массовой информации (которые противопоставляют Интернета), или реальная жизнь; Arab Spring – Арабская весна, – словосочетание, которым стали обозначать революционные события в Ливии, Сирии, Египте и других арабских странах (данное словосочетание практически вышло из употребления к началу 2014 года), dot-con artist – «киберзлодей». Последний неологизм базируется на своеобразной игре слов, поскольку новообразование «dot-com» или просто «dot» обозначает компанию, фирму, что осуществляет свою коммерческую деятельность только через Интернет, а словосочетание «con artist», заимствованное в свое время в сленге употребляется как обозначение мошенника, афериста. Поэтому при сращивании этих двух элементов имеем «dot-con artist», который передается средством описательного перевода. Hotdot – «очень успешная интернет компания» или «крутая интернет компания». Dot-community – «район сосредоточения компаний, осуществляющих свою деятельность через Интернет».
Прием описательного перевода также может осуществляться с помощью подставного средства. Подставной перевод – прием передачи неологизма, при котором в качестве его эквивалента используется уже существующее в языке перевода слово (или словосочетание), не являющееся в нем неологизмом, но имеет достаточную общность значений с исходным словом.
В идеальном случае здесь может быть достигнута семантическая конгруэнтность, т. е. совпадение денотативных значений (при неизбежном различии в некоторых конотативных значениях). Например, exchange rate – курс обмена, дословно «уровень обмена», «order interval» – «цикл заказа (интервал между последовательными заказами), «managed floating rate» – «корректирующий курс».
Ряд неологизмов в современном английском языке образованные путем аббревиации. Для их перевода могут применяться все вышеуказанные методы. Отдельное место среди неологизмов-сокращений занимают так называемые «графические конденсаты» – результат функционирования инновационного способа продуцирования языковых единиц, содержащих в своей структуре не
только инициальные буквы (как при аббревиации и акронимизации), но и другие графические знаки, например: 4X (forex – foreign exchange) – «иностранная валюта», «рынок иностранной валюты». Часто такие новообразования представляют специфический тип аббревиатур с использованием цифры «2» благодаря ее омофоничности с предлогом «to». Неологизмы такого типа будут переводиться средством описательного перевода. Например: B2B (business to business) – «деловые отношения между предприятиями»; C2C (consumer to consumer) – «деловые отношения между потребителями».
4. В последнее время при передаче неологизмов применяется также прием прямого включения, то есть использование оригинального написания английского слова в тексте. Использование способа прямого включения может быть оправдано в тех случаях, когда неологизм невозможно передать ни одним из рассмотренных способов перевода в связи со специфичностью его звучания или написания. Например: iPad, iPod, Apple,Bluetooth.
Часто на страницах периодической печати можно встретить слова, состоящие из двух частей: английского, с сохранением оригинального написания, и российской: web-страница, on-line-доступ.
В современном английском языке нередко приходится сочетать описательный перевод с другими способами передачи неолексики [1]. Это дает возможность сочетать краткость и экономность средств выражения, свойственных транскрипции или транслитерации, или же калькированию, с раскрытием семантики данной единицы, которое достигается путем описательного перевода. Один раз объяснив значение определенной лексической единицы, переводчик в дальнейшем может использовать транскрипцию или кальку, смысл которой уже понятен читателю. Примеры сочетания описательного метода с транслитерацией и транскрипцией:
hackerazzi – хакерацці, человек, взламывающий электронную почту знаменитостей, их счета для получения определенных данных с компьютера; lostaphile – лостофіл, фанатичный поклонник сериала Lost («Остаться в живых»); blonder – блондер, молодой парень, который завязывает отношения только с блондинками; brandalism – брендализм, завешивание фасадов городских зданий уродливыми рекламными постерами; оprahization – опраизация, возросшая тенденция исповедоваться на людях, чему немало поспособствовало популярное телешоу Опры Уинфри. Примеры сочетание калькирования с описательным методом: word of mouse – слово мыши, информация распространена через чаты и блоги; garage mahal – гараж-махал, многоэтажный гараж или парковка.
5. Прием приблизительного перевода.
Примерный перевод применим для передачи неологизмов, к которым относится фоновая лексика, т. е. отличается в языке оригинала и языке перевода лексическими фонами (значения слов различаются семантическими долями). Комиссаров дает ему такое определение: «Примерный перевод – использование грамматической единицы языка перевода, которая в данном контексте частично соответствует безэквивалентной грамматической единице
языка оригинала» [5, 249]. Во время такого перевода сохраняется основное значение слова, однако в языке цели слово отличается от языка оригинала лексическим фоном. Например, nerd – неприятный, некрасивый человек; buddy – друг, товарищ; weeb – ничтожество, scumbag – подонок, shell – беспризорник, wimp – слабый человек, неудачник. Хотя такой способ полностью не соответствует требованиям перевода, поскольку теряются оттенки значения, конотативные оттенки слова, а с тем – и прагматический компонент, примерный перевод, однако, является допустимым, если не удается применить ни один из описанных выше способов передачи неологизмов. Итак, процесс перевода неологизмов с английского языка на русский происходит в два этапа: 1. Уяснение значения неологизма;
1. Перевод средствами русского языка.
Для этого применяют следующие способы перевода: транскрибирования и транслитерация, калькирование, описательный перевод или комбинации этих приемов. Существуют дополнительные виды передачи неологизмов для более совершенного перевода. Это – прием прямого включения и приблизительный перевод. Основными же критериями, которые должны быть приняты во внимание переводчиком при поиске соответствия английскому неологизма в украинские языке, является краткость и однозначность толкования. Предложенный переводчиком вариант должен быть понятен для реципиента.
Заключение
Таким образом, словарный состав английского языка является одним целым и постоянно меняется и пополняется новыми языковыми единицами. Самыми распространенными сферами возникновения неологизмов являются прежде всего те, в которых встречаются инновации, современные технологии, научный прогресс и все те новые, малоизвестные события, которые происходят в жизни английского общества, то есть все те факторы, что и приводят к появлению неологизмов. Итак, мы можем сказать, что, по нашим наблюдениям, большое количество неологизмов появляется именно в сфере информационных технологий, экономики и в повседневной жизни. Исследование неологизмов и место, которое они занимают среди лексических единиц, обосновывает необходимость их практического использования, изучение в высших учебных заведениях. В современном английском языке намечается тенденция к увеличению словарного состава. Количество новых слов быстро растет, различные сферы и отрасли человеческой деятельности постоянно обогащаются ими, и необходимо, по мере возможностей, проследить этот процесс. Проведенная работа помогла детально рассмотреть это средство пополнения словарного состав, но осталось еще много актуальных вопросов, которые требуют дальнейшего изучения, было исследовано далеко не все проблемы современной английской неологии. Эта наука составляет значительное поле деятельности для всестороннего изучения, но объем этой статьи не позволяет нам рассмотреть все аспекты. Без сомнения, можно констатировать, что дальнейшее исследование неологизмов, путей их адаптации и связи с различными отраслями деятельности людей будет целесообразным и необходимым.
Итак, как мы выяснили, переводческая стратегия представляет собой ряд переводческих действий, необходимых для выполнения максимально эквивалентного перевода на различных структурных языковых уровнях. Стратегия в зависимости от специфики перевода, количества времени и предпочтений переводчика приобретает как устный, так и письменный вид. Она помогает переводчику выстроить собственную тактику, подобрать наиболее оптимальные варианты и целостно оформить свой перевод согласно всем правилам переводного языка.
Список использованной литературы
1. Виноградов В.С. Перевод. Общие и лексические вопросы / В.С. Виноградов. – М. : Издательство института общего среднего образования РАО, 2004. – 224 с.
2. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика: очерки лингв. теории пер. / Я.И. Рецкер. – М. : Междунар. отношения, 1974. – 216 с.
3. Латышев Л.К. Курс перевода: эквивалентность перевода и этапы его достижения / Л.К. Латышев. – М. : Просвещение, 1980. – 160 с.
4. Рецкер Я.И. Пособие по переводу с английского языка на русский язык / Я.И. Рецкер. – М. : Просвещение, 1982. – 104 с.
5. Левицкая Т.Р. Теория и практика перевода с английского языка на русский / Т.Р. Левицкая, А.М. Фитерман. – М. : Издательство литературы на иностранных языках, 1963. – 263 с.
6. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика: Статус, проблемы, аспекты / А.Д. Швейцер. – М. : Наука, 1988. – 215 с.
7. Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный перевод / Р.К. Миньяр-Белоручев. – М. : Воениздат, 1980. – 237 с.
8. Залевская, А.А. Введение в психолингвистику / А.А. Залевская. — М.: Изд-во Российск. гос. гуманит. ун-та, 2000. — 382 с.
9. Кубрякова, Е. С. О тексте и критериях его определения / Е. С. Кубрякова // Текст: структура и семантика: докл. VIII междунар. конф. 3-5 апр. 2001 г. МГОПУ им. М.А. Шолохова. — М.: Спорт-АкадемПресс, 2001. — Т. 1. — С. 72-81.
10. Wilber, K. An Integral Theory of Consciousness / K. Wilber // Journal of Consciousness’ Studies. -1997. — № 4 (1). — Р. 71-92.
11. Хомутова, Т.Н. Научный текст: интегральный подход: моногр. / Т.Н. Хомутова. — Челябинск: Издат. центр ЮУрГУ, 2010. — 333 с.
12. Маевский, Н.Н. Особенности научнопопулярного стиля: автореф. дис. … канд. филол.
13. наук / Н.Н. Маевский. — Ростов-н/Д.: Ростовский гос. ун-т, 1979. — 25 с.
14. Баташева, Л.А. Варианты толкования терминов в разных типах научной речи / ЛА. Баташева // Вопросы стилистики. Межстилевая и внут-ристилевая вариантность языковой системы. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. — С. 42-49.
15. Кожина, М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими / М.Н. Кожина. — Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1972. — 392 с.
16. Солнцев, В.М. Язык как системноструктурное образование / В.М. Солнцев. — М.: Наука, 1971. — 292 с.
17. Kaplan, R.B. Cultural thought patterns in inter-cultural education / R.B. Kaplan // Language learning. — 1966. — Vol. 16. — P. 1-20.
18. Адмони В. Г. Синтаксис современного немецкого языка. Система отношений и система построения. Л : Наука, 1973. -336 с.
19. Адмони В. Г. Грамматика и текст // Вопросы языкознания. -1985. #1. — С. 63-69.
20. Акимова Г. Е Новое в синтаксисе современного русского языка. М.: Высшая школа. — 1990. — 168 с.
21. Акимова Г. Е Экспрессивные св-ва синтаксических структур // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис.1. Л , 1988. С. 15-20.
22. Акишина А. А. Структура целого текста. М. , 1979. — 81 с.
23. Баташева Л. А. Приемы популяризации в разных типах научной речи: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Л. , 1986. — 13 с.
24. Алексеева И. С. Профессиональное обучение переводчика: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей. – СПб.: Издательство «Союз», 2001.
25. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М.: Иностранная литература, 1999.
26. Glossary of educational technology terms / [prep. by the Methods, Materials and Techniques of Education Section UNESCO for the International Bureau of Education].– Paris : UNESCO,1987. – 268 p. – (2-d ed. revised and enlarged).
27. Glossary of educational terms. – Almaty : UNESCO Office Almaty, 1998. – 58 p.
28. International dictionary of adult and continuing education / [Jarvis, Peter; Wilson, Arthur L.]. – London : Kogan Page, 2002. – 202 p. – (2nd ed).
29. International dictionary of education / [by G.Terry Page and J.B. Thomas with A.R.Marshall].– London : Page; New York : Nichols, 1977. – 381 p.
30. Longman Dictionary of Contemporary English. – Harlow : Pearson Education Limited, 2003. – 1949 p.
31. Longman Dictionary of English Language and Culture. – London : Longman group UK Ltd, 1993. – 1528 p.
32. Longman Lexicon of Contemporary English. – Harlow : Longman Group UK Ltd, 1995. – 910 p.
33. Longman Dictionary of the English Language. – New York : Viking, 1995. – 1890 p.
34. New Webster’s Dictionary and Thesaurus of the English Language. – Lexicon Publications Inc., 1993. – 1149 p.
40. Бархударов Л. С. Язык и перевод. Вопросы общей и частной теории перевода / Л. С. Бархударов. – М. : Международные отношения, 1975. – 240 с.
41. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты) / В. Н. Комиссаров. – М. : Высшая школа, 1990. – 253 с.
42. Терехова Г. В. Теория и практика перевода : Учебное пособие / Г. В. Терехова. – Оренбург : ГОУ ОГУ, 2004. – 103 с.
43. Цвиллинг М. Я. Переводные эквиваленты неологизмов в словаре и тексте / М. Я. Цвиллинг. – М. : Просвещение, 1984. – 317 c.
44. Bhatia V. K. Analysing Genre: Language Use in Professional Settings. – New York : Longman Publishing, 1994. – 266 p.
45. Longman Dictionary of Contemporary English. – London : New edition, 2003. – 1950 p.