СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1.ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ ОСУЖДЕННЫХ, НАРУШАЮЩИХ УСТАНОВЛЕННЫЙ РЕЖИМ СОДЕРЖАНИЯ

1.1. Теоретический анализ проблемы эмоционально-волевой сферы в психологии…………………………………………………………………………..6

1.1.1. Эмоциональная сфера личности…………………………………………..6

1.1.2. Волевая сфера личности ………………………………………………….

1.2. Особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин…….. 23

1.3. Эмоционально-волевая сфера осужденных женщин, нарушающих режим содержания в исправительной колонии …………………..39

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН, НАРУШАЮЩИХ РЕЖИМ

2.1. Организация эмпирического исследования………………………………48

2.2. Описание методов и методик исследования………………………………50

Advertisement
Узнайте стоимость Online
  • Тип работы
  • Часть диплома
  • Дипломная работа
  • Курсовая работа
  • Контрольная работа
  • Решение задач
  • Реферат
  • Научно - исследовательская работа
  • Отчет по практике
  • Ответы на билеты
  • Тест/экзамен online
  • Монография
  • Эссе
  • Доклад
  • Компьютерный набор текста
  • Компьютерный чертеж
  • Рецензия
  • Перевод
  • Репетитор
  • Бизнес-план
  • Конспекты
  • Проверка качества
  • Единоразовая консультация
  • Аспирантский реферат
  • Магистерская работа
  • Научная статья
  • Научный труд
  • Техническая редакция текста
  • Чертеж от руки
  • Диаграммы, таблицы
  • Презентация к защите
  • Тезисный план
  • Речь к диплому
  • Доработка заказа клиента
  • Отзыв на диплом
  • Публикация статьи в ВАК
  • Публикация статьи в Scopus
  • Дипломная работа MBA
  • Повышение оригинальности
  • Копирайтинг
  • Другое
Прикрепить файл
Рассчитать стоимость

2.3. Анализ результатов исследования эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим ……………………………………55

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………65

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………70

 

Внимание!

Диплом № 2026. Это ОЗНАКОМИТЕЛЬНАЯ ВЕРСИЯ дипломной работы, цена оригинала 500 рублей. Оформлен в программе Microsoft Word. 

ОплатаКонтакты.

ВВЕДЕНИЕ

В процессе познания действительности человек по-разному относится к объектам и явлениям окружающего мира. К некоторым он испытывает симпатию, чему-то радуется, а чего-то боится. Эмоции, таким образом, входят в процесс познания человека как специфический вид субъективного отражения действительности. Но эмоции становятся предметом внимания человека прежде всего тогда, когда в чем-то ему препятствуют. Стремясь все более эффективно контролировать окружающий мир, человек не хочет мириться с тем, что в нем самом может существовать нечто такое, что сводит на нет прилагаемые усилия, мешает осуществлению его намерений.

Воля направляет или сдерживает активность человека, организует психическую деятельность, исходя из имеющихся задач и требований как проблемных ситуации, так и специфических, социальных требований той или иной социальной группы.

Наиболее важным для широкого спектра социально-психологических процессов и наиболее значимыми для любых исправительных учреждений, представляются процессы, связанные с поддержанием внутренних официальных и неофициальных правил поведения. На первый план при любых процессах управления в исправительном учреждении выступает проблема подчинения осужденных требованиям администрации.

Проблема нарушений режима, а также различных правонарушений со стороны лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы очень актуальна. Она обусловлена тем что, вопрос о режиме отбывания наказания — один из важных вопросов уголовно — исполнительного права. И находится в центре внимания не только специалистов отрасли права, но и психологов. Перед уголовно-исполнительной системой и укрепления позиций сотрудников в ходе управления осужденными, нарушающими режим содержания в исправительном учреждении, приобретают психологические знания, которые состоят в том, чтобы проблема нарушений режима была рассмотрена с учетом психологических особенностей личности осужденных. В данном случае с учетом особенностей эмоционально-волевой сферы.

Проблеме режима и нарушений режима в исправительном учреждении в отечественной пенитенциарной науке посвящено достаточно много исследований, но, к сожалению, подавляюще большинство из них имеют юридический характер, не раскрывающий социально-психологических проблем режима.

Психологический подход к рассмотрению проблемы нарушения осужденными режима содержания позволяет установить скрытые внутренние причины данного явления и предотвратить внешнее реальное проявление.

Данной проблемой занимались Б.Ф. Водолазский; К.Е. Игошев; А.И. Ушатиков; А.С. Михлин; Б.Б. Казак; и другие.

 

Целью нашего исследования является особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим содержания.

Объект исследования выступает эмоционально-волевая сфера.

Предмет исследования: особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим содержания.

Гипотезой исследования в данной работе будет предположение о том, что у осужденных женщин, нарушающих режим содержания особенности эмоционально-волевой сферы отличаются от

В данной работе ставятся следующие задачи:

1. Обобщить теоретические представления об эмоционально-волевой сфере в психологии.

2. Провести теоретический анализ особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных женщин и выявить особенности эмоционально-волевой сферы нарушительниц режима.

3. Подобрать психодиагностический инструментарий для исследования эмоционально-волевой сферы осужденных.

4. Провести исследование с помощью подобранных методик на осужденных женщинах нарушающих режим и не нарушающих режим содержания в исправительной колонии общего режима.

5. Проанализировать и обобщить результаты, полученные в ходе теоретического и эмпирического исследования.

Основными методами исследования являются:

1. Теоретический анализ литературы.

2. Тестирование

3. Методы математической обработки данных: непараметрический критерий U- Манна-Уитни;

4. Методики:

• Личностный опросник агрессивности Басса-Дарки;

• Диагностика эмоционального интеллекта;

• Шкала реактивной и личностной тревожности;

• Оценка уровня волевого самоконтроля.

База исследования: ФБУ ИК-5 города Челябинска

 

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН, НАРУШАЮЩИХ УСТАНОВЛЕННЫЙ РЕЖИМ СОДЕРЖАНИЯ

1.1. Общий теоретический анализ эмоционально-волевой сферы в психологической науке

1.1.1. Эмоциональная сфера личности

 

Существует большое количество различных точек зрения на природу и значение эмоций. Одни исследователи полагают, что в рамках науки о поведении можно вообще обойтись без понятия «эмоция». Так, Даффи, считает, что поведенческие проблемы проще объяснять с помощью понятий «активация» или «возбуждение», которые не столь аморфны, как термины, относящиеся к эмоциональной сфере.[19] Другие же утверждают, что эмоции образуют первичную мотивационную систему человека. Некоторые исследователи рассматривают эмоции как кратковременные, преходящие состояния, тогда как другие убеждены в том, что люди постоянно находятся под влиянием той или иной эмоции, что поведение и аффект — неразрывны. Некоторые ученые считают, что эмоции разрушают и дезорганизуют поведение человека, что они являются основным источником психосоматических заболеваний. Другие же авторы, напротив, полагают, что эмоции играют позитивную роль в организации, мотивации и подкреплении поведения. [19]

Некоторые исследователи сводят эмоции к висцеральным функциям, к проявлению деятельности структур, иннервируемых вегетативной нервной системой. Другие исследователи подчеркивают важность внешних, в том числе мимических, проявлений эмоций, акцентируют внимание на роли соматической нервной системы, то есть той части нервной системы, которая поддается произвольному контролю. [8]

Существует мнение, что человек может избежать психопатологических расстройств, решить многие личностные проблемы, просто отказавшись от неадекватных эмоциональных реакций, то есть подчинив эмоции жесткому контролю сознания. В то же время, согласно другим представлениям, лучшим средством в этих случаях является высвобождение эмоций для их естественного взаимодействия с гомеостатическими процессами, драйвами, когнитивными процессами и двигательными актами.[21]

Одними из первых о важной роли эмоций в поведении людей высказались Липер, ведущий специалист по теории личности, и Маурер выдающийся специалист по психологии научения. Маурер утверждал, что «эмоции являются одним из ключевых, фактически незаменимых факторов в тех изменениях поведения или его результатов, которые мы называем «научением». Если представленные рассуждения верны, то эмоции чрезвычайно важны для самого существования живого организма и вовсе не заслуживают такого противопоставления «разуму»» [19]

Такие драйвы, как голод, присущи нам потому, что они необходимы для выживания.

Несомненно, одной из причин возникновения человеческих эмоций в ходе эволюции была необходимость обеспечить социальную связь между матерью и ребенком. Экологическая ниша человеческого ребенка такова, что носителем всех когнитивных, социальных и физиологических навыков, необходимых для выживания младенца, является заботящийся о нем взрослый. Младенец просто не выжил бы, если бы его мать не испытывала мощной потребности держать его на руках. Ребенок во всем зависит от матери: она удовлетворяет его потребности в пище, тепле, уходе, защищает его от опасности. Ребенку для физического здоровья и психологического благополучия необходима также и родительская любовь. Даже взрослому человек бывает трудно справиться с жизненными неурядицами, если он обделен любовью. Именно такого рода обделенность лежит в основе многих психологических нарушений, и особенно депрессии.

Другой причиной возникновения эмоций была насущная необходимость в средствах коммуникации между матерью и ребенком, так же как и между взрослыми людьми. [19]

Эмоции необходимы для выживания и благополучия человека. Не обладая эмоциями, то есть не умея испытывать радость и печаль, гнев и вину, мы не были бы в полной мере людьми. Эмоции стали одним из признаков человечности. Не менее важна и наша способность сопереживать чужим эмоциям, способность к эмпатии, равно как и способность выразить эмоцию словами, рассказать о ней. Эволюционное значение эмоций состоит в том, что они обеспечили новый тип мотивации, новые поведенческие тенденции, большую вариативность поведения, необходимые для успешного взаимодействия индивида с окружающей средой и для успешной адаптации.

Эмоции воздействуют на тело и разум человека, они влияют практически на все аспекты его существования.

У человека, переживающего эмоцию, можно зафиксировать изменение электрической активности мышц лица. Некоторые изменения наблюдаются при этом и в электрической активности мозга, в функционировании кровеносной и дыхательной систем. Пульс разгневанного или испуганного человека может на 40-60 ударов в минуту превышать нормальный. Столь резкие изменения соматических показателей при переживании человеком сильной эмоции указывают на то, что в этом процессе задействованы практически все нейрофизиологические и соматические системы организма. Эти изменения неизбежно сказываются на восприятии, мышлении и поведении индивида, и в крайних случаях могут приводить к соматическим и психическим нарушениям. Эмоция активирует вегетативную нервную систему, которая в свою очередь воздействует на эндокринную и нервно-гуморальную системы. Разум и тело требуют действия. Если же адекватное эмоции поведение по тем или иным причинам невозможно для индивида, ему грозят психосоматические расстройства. Но совсем не обязательно переживать психосоматический криз, чтобы почувствовать, насколько мощное влияние оказывают эмоции практически на все соматические и физиологические функции организма. Влияние эмоций на физиологию человека подробно обсуждается в недавней работе Томпсона .[8]

Какой бы ни была эмоция, переживаемая человеком, — мощной или едва выраженной — она всегда вызывает физиологические изменения в его организме, и эти изменения порой столь серьезны, что их невозможно игнорировать. Разумеется, при сглаженных, неотчетливых эмоциях соматические изменения выражены не столь ярко, — не достигая порога осознания, они часто остаются незамеченными. Но не стоит преуменьшать значения подобных безотчетных, подпороговых процессов для организма. Соматические реакции на умеренную эмоцию не столь интенсивны, как бурная реакция на яркое эмоциональное переживание, но продолжительность воздействия подпороговой эмоции может быть очень долгой. То, что мы называем «настроением», обычно формируется под воздействием именно таких эмоций. Пролонгированная негативная эмоция, даже умеренной интенсивности, может быть крайне опасной и в конце концов чревата даже физическими или душевными расстройствами. Результаты последних исследований в области нейрофизиологии позволяют предположить, что эмоции и настроение влияют даже на иммунную систему, снижают сопротивляемость болезням. Если в течение долгого времени вы испытываете злость, тревогу или депрессию, — пусть даже эти эмоции будут слабовыраженными, — то у вас больше шансов заболеть ОРЗ, гриппом или подхватить кишечную инфекцию. Всем известно, что это вирусные заболевания, но возбудители этих болезней всегда в том или ином количестве присутствуют в организме. И если хронический стресс, длительное переживание негативной эмоции ослабляют иммунную систему, организм предоставляет им благоприятную почву для размножения и болезнетворного влияния.[54]

Эмоции, переживаемые человеком, оказывают непосредственное влияние на качество выполняемой им деятельности — его работы, учебы, игры.

Если у ребенка низкий порог переживания какой-то эмоции, если он часто испытывает и часто проявляет ее, это неизбежно вызывает особого рода реакцию и особого рода отношение к нему со стороны других детей и взрослых. Подобного рода взаимодействие генетического и внешнего факторов неизбежно приводит к формированию отчетливых личностных характеристик.

Можно сказать, что эмоциональные черты индивида в значительной степени обусловлены особенностями его социального опыта, особенно опыта, приобретенного в младенчестве и в раннем детстве. Ребенок, предрасположенный к вспыльчивости, пугливый или улыбчивый ребенок естественным образом встречают разный прием в мире сверстников и взрослых. От эмоций, которые чаще всего испытывает и проявляет ребенок, зависит успешность его взаимодействия с окружающими его людьми, а значит, и успешность его социального развития, социализации. Эмоциональность влияет не только на формирование личностных черт и социальное развитие ребенка, она сказывается даже на его интеллектуальном развитии. Если ребенок свыкся с состоянием уныния, если он постоянно расстроен или подавлен, он будет не в той мере, как его жизнерадостный сверстник, склонен к активному любопытству, к исследованию окружающей среды. Томкинс считает любопытство эмоцией, которая играет такую же роль в интеллектуальном развитии человека, как упражнения — в его физическом развитии.[8]

Так же различные взгляды на происхождение эмоций можно проследить в теориях многих авторов.

Эволюционная теория эмоций Ч. Дарвина

Ч. Дарвин показал, что во внешнем выражении разных эмоциональных состояний, в экспрессивно-телесных движениях много общего у антропоидов и слепорожденных детей. Эти наблюдения легли в основу теории эмоций, которая получила название эволюционной. Эмоции согласно этой теории появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни. Телесные изменения, сопровождающие различные эмоциональные состояния, в частности, связанные с соответствующими эмоциями движения, по Дарвину, есть не что иное, как рудименты реальных приспособительных реакций организма.[54]

Ч. Дарвин показал эволюционный путь развития эмоций и обосновал происхождение их физиологических проявлений. Суть его представлений состоит в том, что эмоции либо полезны, либо представляют собой лишь остатки различных целесообразных реакций, которые были выработаны в процессе эволюции в борьбе за существование. [19]

Идеи, высказанные Ч. Дарвином, послужили толчком для создания других теорий эмоций, в частности «периферической» теории У. Джемса — Г. Ланге.[19]

«Периферическая» теория У. Джемс -Г. Ланге

Американский психолог У. Джемс выдвинул «периферическую» теорию эмоций, основанную на том, что эмоции связаны с определенными физиологическими реакциями. Он писал: «Обычно выражаются следующим образом: мы потеряли состояние, огорчены и плачем; мы повстречались с медведем, испуганы и обращаемся в бегство; мы оскорблены врагом, приведены в ярость и наносим ему удар. Согласно защищаемой мною гипотезе, порядок событий должен быть несколько иным, а именно: первое душевное состояние не сменяется немедленно вторым. Между ними должны находиться телесные проявления. И потому наиболее рационально выражаться так: мы опечалены, потому что плачем; приведены в ярость, потому что бьем другого; боимся, потому что дрожим… Если бы телесные проявления не следовали немедленно за восприятием, то последнее было бы по форме чисто познавательным актом, бледным, лишенным колорита и эмоциональной теплоты. Мы в таком случае могли бы увидеть медведя и решить, что всего лучше обратиться в бегство, могли бы понести оскорбление и найти справедливым отразить удар, но мы не ощущали бы при этом страха или негодования» [19]

Независимо от У. Джемса датский патологоанатом К. Г. Ланге в 1895 году опубликовал работу, в которой высказывал сходные мысли. Но если для первого органические изменения сводились к висцеральным (внутренних органов), то для второго они были преимущественно вазомоторными. Радость, с его точки зрения, есть совокупность двух явлений: усиления моторной иннервации и расширения кровеносных сосудов. Отсюда происходит и экспрессивное выражение этой эмоции: быстрые, сильные движения, громкая речь, смех. Печаль, наоборот, является следствием ослабления двигательной иннервации и сужения кровеносных сосудов. Отсюда вялые, замедленные движения, слабость и беззвучность голоса, расслабленность и молчаливость.[19]

С позиции теории Джемса -Ланге, акт возникновения эмоции выглядит следующим образом:

раздражитель —> возникновение физиологических изменений —> сигналы об этих изменениях в мозг —> эмоция (эмоциональное переживание).

Биологическая теория эмоций П. К. Анохина

В рамках этой теории эмоции рассматриваются как биологический продукт эволюции, приспособительный фактор в жизни животных.

П.К. Анохин рассматривает эмоциональные состояния «как закономерный факт природы, как продукт эволюции, как приспособительный фактор в жизни животного мира». При этом он опирается на теорию эволюции Ч. Дарвина. Согласно ей сохраняются только полезные приспособления. Исходя из этого эмоциональные состояния, не только удерживающиеся в процессе эволюции, но и развившиеся до определенной планки, не могли бы сохраниться и закрепиться наследственностью, если бы они были хоть немножко вредны или бесполезны для жизни. При этом П.К. Анохин утверждает, что вопрос сводится лишь к тому, в чем, собственно, состоит биологическая и физиологическая полезность эмоций в осуществлении функций организма. П.К. Анохин утверждает, что в процессе эволюции эмоциональные ощущения закрепились как своеобразный инструмент, который удерживает процесс в его оптимальных границах. Тем самым эмоции предупреждают разрушающий характер недостатка и избыточную информацию о каких-либо факторах жизни организма.[54]

Суть биологической теории состоит в том, что она утверждает, что положительное эмоциональное состояние какой-либо потребности возникает лишь в случае, если информация о совершенном действии, отражает все компоненты положительного результата. Этой эмоцией закрепляется правильность и полноценность как самого действия, так и приспособительных действий, которые использовались для достижения результата.

Возникновение потребностей приводит к возникновению отрицательных эмоций, которые играют мобилизующую роль, способствуя наиболее быстрому удовлетворению потребностей оптимальным способом. Когда обратная связь подтвердит, что достигнут запрограммированный результат, то есть что потребность удовлетворена, возникает положительная эмоция. Она выступает как конечный подкрепляющий фактор. Закрепляясь в памяти, она в будущем участвует в мотивационном процессе, влияя на принятие решения о выборе способа удовлетворения потребности. Если же полученный результат не согласуется с программой, возникает эмоциональное беспокойство, ведущее к поиску других, более успешных способов достижения цели.[19]

Теория дифференциальных эмоций К. Изарда

Объектом изучения в этой теории являются частные эмоции, каждая из которых рассматривается отдельно от других как самостоятельный переживательно — мотивационный процесс. К. Изард [18]постулирует пять основных тезисов:

1) основную мотивационную систему человеческого существования образуют 10 базовых эмоций: радость, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд/смущение, вина, удивление, интерес;

2) каждая базовая эмоция обладает уникальными мотивационными функциями и подразумевает специфическую форму переживания;

3) фундаментальные эмоции переживаются по-разному и по-разному влияют на когнитивную сферу и на поведение человека;

4) эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, с гомеостатическими, перцептивными, когнитивными и моторными процессами и оказывают на них влияние;

5) в свою очередь, драйвы, гомеостатические, перцептивные, когнитивные и моторные процессы влияют на протекание эмоционального процесса.

В рамках дифференциальной теории эмоций, последние рассматриваются не только как мотивационная система организма, но и в качестве базовых личностных процессов, которые придают смысл человеческому существованию.

Критерии, на основе которых К. Изард определяет базовые эмоции:

• Базовые эмоции имеют отчетливые и специфические нервные субстраты.

• базовая эмоция проявляет себя при помощи выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики).

• базовая эмоция влечет за собой отчетливое и специфическое переживание, которое осознается человеком.

• базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов.

• базовая эмоция оказывает организующее и мотивирующее влияние на человека, служит его адаптации.

Этим критериям, по мнению автора, соответствуют такие эмоции как радость, интерес, удивление, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина.

В своей теории К. Изард определяет эмоции как сложный процесс, включающий нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты, вследствие чего он рассматривает эмоцию как систему. Нейрофизиологический аспект определяется в терминах активности центральной нервной системы. Здесь предполагается, что эмоция — это функция соматической нервной системы. На нервно-мышечном уровне — проявляется в виде мимической активности. На чувственном уровне — эмоция представлена переживанием.

Информационная теория эмоций П. В. Симонова

Оригинальную гипотезу о причинах появления эмоций выдвинул П. В. Симонов[18]. Он считает, что эмоции появляются вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. Степень эмоционального напряжения определяется силой потребности и величиной дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели. следует, что эмоция возникает только при наличии потребности. Нет потребности, нет и эмоции.

Согласно этой теории если существует избыток информации о возможности удовлетворения потребности, то возникает положительная эмоция, если недостаток информации, то отрицательная эмоция. Считается, что многообразие эмоций определяется многообразием потребностей.

Однако, очевидно, что при удовлетворении любой от самой примитивной до самой сложной потребности можно испытать радость, а при неудовлетворении любой потребности можно испытать горе. В то же время, одна потребность, например, пищевая, может вызывать страх, если есть большая вероятность ее неудовлетворения (то есть возможность голода), может вызывать надежду на ее удовлетворение, может вызывать благодарность за ее удовлетворение и так далее. То есть одна потребность может вызывать разные эмоции и одна эмоция может вызываться разными потребностями. [56]

Эмоции выполняют много различных функций в психической деятельности человека. В реальных жизненных ситуациях действует множество факторов имеющих для человека значение. Эмоция возникнув, заставляет человека действовать не рассуждая. В критических ситуациях это может спасти жизнь, в ситуациях же обыденных эмоции часто оказываются вредны именно потому, что мешают взвесить все обстоятельства и принять оптимальное решение. [54]

Получается, что человек, сознавая или нет, постоянно сравнивает информацию о том, что требуется для удовлетворения потребности, с тем, что у него имеется, и испытывает соответствующие эмоции.

Все, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, вызывает у нас определен¬ное отношение. Одни объекты и явления взывают у нас симпатию, другие, наобо¬рот, отвращение. Одни вызывают интерес и любопытство, другие — безразличие. Отношения к ним выражаются в таких сложных чувственных переживаниях, как радость, горе, сим¬патия, пренебрежение, гнев, гордость, стыд, страх. Все эти переживания представ¬ляют собой чувства или эмоции.

Следует обратить внимание на то, что мы используем два понятия: «чувства» и «эмоции».

Дело в том, что эмоции — это более широкое понятие, чувства же представляют собой одно из проявлений эмоциональных переживаний. В практической жизни под эмоциями мы обычно понимаем самые разнообразные реакции человека — от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроений. В психологии под эмо¬циями понимают психические процессы, протекающие в форме переживаний и от¬ражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жиз¬недеятельности человека. Следовательно, наиболее существенной характеристи¬кой эмоций является их субъективность.

Благодаря эмоциям человек осознает свои потребности и предметы, на кото¬рые они направлены. Поскольку любая эмоция положительна или отрицательна, человек может судить о достижении поставленной цели. Так, положительная эмоция всегда свя¬зана с получением желаемого результата, а отрицательная, наоборот, с неудачей при достижении цели. Таким образом, можно сделать вывод о том, что эмоции самым непосредственным образом связаны с регуляцией деятельности человека.[30]

Большинство эмоциональных состояний отражается на особенностях поведе¬ния человека, и поэтому они могут быть изучены с использованием не только субъективных, но и объективных методов. Например, покраснение или побледнение кожи человека в определенной ситуации может свидетельствовать о его эмо¬циональном состоянии. Об эмоциональном состоянии могут также свидетельство¬вать изменения уровня адреналина в крови и многое другое.

К наиболее значимым эмо¬циям принято относить следующие типы эмоциональных переживаний: аффек¬ты, эмоции, чувства, настроения, эмоциональный стресс. [33]

Аффект — наиболее мощный вид эмоциональной реакции. Аффектами на¬зывают интенсивные, бурно протекающие и кратковременные эмоциональные вспышки. Примерами аффекта могут служить сильный гнев, ярость, ужас, бурная радость, глубокое горе, отчаяние. Эта эмоциональная реакция полностью захва¬тывает психику человека, соединяя главный воздействующий раздражитель со всеми смежными, образуя единый аффективный комплекс, предопределяющий единую реакцию на ситуацию в целом.

Одна из главных особенностей аффекта состоит в том, что данная эмоциональ¬ная реакция неодолимо навязывает человеку необходимость выполнить какое-либо действие, но при этом у человека теряется чувство реальности. Он перестает себя контролировать и даже может не осознавать того, что делает. Это объясняет¬ся тем, что в состоянии аффекта возникает чрезвычайно сильное эмоциональное возбуждение, которое, затрагивая двигательные центры коры головного мозга, переходит в двигательное возбуждение.

Следующую группу эмоциональных явлений составляют собственно эмоции. Эмоции отличаются от аффектов длительностью. Если аффекты в основном носят кратковременный характер (например, вспышка гнева), то эмоции — это более длительные состояния. Другой отличительной чертой эмоций является то, что они представляют собой реакцию не только на текущие события, но и на вероятные или вспоминаемые.

С точки зрения влияния на деятельность человека эмоции делятся на стенические и астенические. Стенические эмоции стимулируют деятельность, увели¬чивают энергию и напряжение сил человека, побуждают его к поступкам, выска¬зываниям. И наоборот, иногда переживания ведут к скованности, пассивности, тогда говорят об астенических эмоциях. Поэтому в зависимости от ситуации и индивидуальных особенностей эмоции могут по-разному влиять на поведение.

В психологии принято выделять следующие эмоции:[34]

Радость — (удовлетворение, веселье);

Удивление — (любопытство);

Гнев — (агрессия, озлобление);

Отвращение — (презрение, брезгливость);

Страх — (тревога, испуг);

Стыд — (вина).

Радость — положительное эмоциональное состояние, связанное с возможно¬стью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность.

Удивление — не имеющая четко выраженного положительного или отрицатель¬ного знака эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства.

Страдание — отрицательное эмоциональное состояние, связанное с получен¬ной достоверной или кажущейся таковой информацией о невозможности удов¬летворения важнейших жизненных потребностей.

Гнев — эмоциональное состояние, отрицательное по знаку, как правило, проте¬кающее в форме аффекта и вызываемое внезапным возникновением серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта по¬требности.

Отвращение — отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объек¬тами (предметами, людьми, обстоятельствами и т. д.), соприкосновение с которы¬ми вступает в резкое противоречие с идеологическими, нравственными или эсте¬тическими принципами и установками субъекта.

Презрение — отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных взаимоотношениях и порождаемое рассогласованием жизненных пози¬ций, взглядов и поведения субъекта с жизненными позициями, взглядами и пове¬дением объекта чувства.

Страх — отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при полу¬чении субъектом информации о реальной или воображаемой опасности.

Стыд — отрицательное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружаю¬щих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем об¬лике.

 

В. К. Вилюнас [8]делит эмоции на две фундаментальные группы: ведущие и ситуативные (производные от первых).

Первую группу составляют переживания, порождаемые специфическими механизмами потребностей и окрашивающие непосредственно относящиеся к ним предметы. Эти переживания возникают обычно при обострении некоторой потребности и отражении отвечающего ей предмета. Они предшествуют соответствующей деятельности, побуждают к ней и отвечают за общую ее направленность. Они в значительной степени определяют направленность других эмоций, поэтому они и названы автором ведущими.

Ко второй группе относятся ситуативные эмоциональные явления, порождаемые универсальными механизмами мотивации и направленные на обстоятельства, опосредующие удовлетворение потребностей. Они возникают уже при наличии ведущей эмоции, т. е. в процессе деятельности (внутренней или внешней), и выражают мотивационную значимость условий, благоприятствующих ее осуществлению или затрудняющих его (страх, гнев), конкретных достижений в ней (радость, огорчение), сложившихся или возможных ситуаций. Производные эмоции объединяет их обусловленность ситуацией и деятельностью субъекта, зависимость от ведущих эмоциональных явлений

Л. В. Куликов [30]делит эмоции («чувства») на активационные, к которым относит бодрость, радость, азарт, тензионные (эмоции напряжения) — гнев, страх, тревога, и самооценочные — печаль, вина, стыд, растерянность.

Помимо различных эмоциональных состояний и свойств в психологии рассматривают в данной сфере понимание эмоций другого человека. Это является важным для процесса общения между людьми как в быту, так и в профессиях типа «человек-человек». Кроме того, визуальное слежение за эмоциональным состоянием человека в процессе осуществления им профессиональной деятельности позволяет вовремя принимать меры по регуляции его состояния, что снижает травматизм на производстве, повышает производительность труда [19].

С эволюционной точки зрения внешняя экспрессия эмоций была бы бесполезной, если бы люди не могли декодировать эти сигналы, понимать и адекватно реагировать на них. Следовательно, у человека должен быть специальный механизм их декодирования. Механизм декодирования экспрессивной информации должен обладать способностью дифференцировать паттерны лицевой экспрессии, а также идентифицировать их как сигналы определенных эмоциональных состояний.

Этот механизм был исследован шведским ученым У. Димбергом [19]. Он установил, что лицевая экспрессия в зависимости от знака эмоции по-разному влияет на эмоциональное состояние и условнорефлекторные реакции страха у партнеров. Важно, что лицевая экспрессия может воздействовать на уровне подсознания, когда человек не отдает себе отчета в событии и факте его воздействия.[19] Он доказал, что влияние лицевой экспрессии на величину условной вегетативной оборонительной реакции осуществляется автоматически и не зависит от процессов сознания.

Несмотря на эти данные некоторые ученые считают, что способность распознавать эмоции даже по лицевой экспрессии не дана человеку от рождения. Известно, что маленькие дети неадекватно воспринимают эмоции других. Эта способность развивается в процессе формирования личности, но не одинаково в отношении разных эмоций. Легче всего распознается ужас, затем по степени убывания отвращение и удивление. Следовательно, пониманию эмоций надо учиться. Это наталкивает ряд ученых на мысль, что существует специальный вид интеллекта — эмоциональный.[19]

понятие «эмоциональный интеллект» было введено в научный обиход недавно. Для введения этого понятия было использовано два основания: неоднородность понятия «интеллект» и совершение интеллектуальных операций с эмоциями. По П. Сэловею, «эмоциональный интеллект» включает в себя ряд способностей: распознавание собственных эмоций, владение эмоциями, понимание эмоций других людей и даже самомотивацию.[19]

Критика этой концепции основывается на том, что в представлениях об эмоциональном интеллекте эмоции подменяются интеллектом. эмоции отражают отношение человека к различным сферам жизни и к самому себе, а интеллект как раз и служит для понимания этих отношений. Следовательно, эмоции могут быть объектом интеллектуальных операций. Эти операции осуществляются в форме вербализация эмоций, основанной на их осознании и дифференцировке. Таким образом эмоциональный интеллект — это способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза.[19]

1.1.2 волевая сфера личности

Поведение человека обусловливается различными физиологическими и психологическими механизмами. Это, с одной стороны, безусловно рефлекторные и условнорефлекторные механизмы, определяющие непроизвольную активность человека, и, с другой стороны, произвольное управление, связанное не только с физиологическими, но и с психологическими механизмами. Начало рефлекторному подходу в изучении механизмов поведения положил французский ученый Р. Декарт, говоривший о машинообразном характере поведения человека и животных. Однако машинообразность, рефлекс Р. Декарт относил только к неосознаваемым (телесным) функциям, куда, между прочим, он включил и ряд психических функций (ощущение, восприятие, представления, память, воображение, аффекты). Собственно психическим Р. Декарт считал только то, что пронизывается разумом или осознается мыслящей субстанцией. Наличие двух субстанций (телесной и духовной) привело к психофизическому параллелизму в понимании механизмов управления жизнедеятельностью и поведением человека, существованию двух независимых друг от друга механизмов, которые иногда вступают во взаимодействие друг с другом. Местом встречи духовного и телесного Р. Декарт считал шишковидную железу, с его точки зрения, — орган мыслящей субстанции.

В целом в поведении и деятельности человека Р. Декарт выделил три уровня: безусловно рефлекторные акты, страсти души и, наконец, мышление и волю, с которыми связано осуществление произвольных актов.

И. М. Сеченов отвел волевой (произвольной) активности человека особое место, выделяя в ней не только физиологические механизмы, но и психологические. В связи с этим он писал: «Воля властна пускать в ход в каждом данном случае не только ту форму движения, которая ему наиболее соответствует, но любую из всех, которые вообще известны человеку. Мне хочется плакать, а я могу петь веселые песенки, танцевать; меня тянет вправо, а я иду влево; чувство самосохранения говорит мне “стой, там тебя ожидает смерть”, а я иду дальше. Воля не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся только движением, — это и деятельная сторона разума и морального чувства, управляющая движением во имя того или другого и часто наперекор даже чувству самосохранения… Эта то ярко осознаваемая возможность, выражающаяся в словах “я хочу и сделаю”, и есть та неприступная с виду цитадель, в которой сидит обыденное учение о произвольности» [8]

Сложность изучения проблемы воли состоит в том, что как в обыденном, так и в научном сознании воля понимается по-разному. При этом одни авторы под волей понимают всякую произвольную регуляцию (либо более широко, что приводит к волюнтаризму; либо более узко, трактуя волю как произвольную мотивацию), другие же склонны учитывать только те акты человеческого поведения, которые ориентированы на преодоление трудностей и препятствий. Последнее направление по существу понимает волю как силу воли (отсюда и характеристики человека как волевого или безвольного). Совершенно очевидно, что понимание воли сквозь призму свободы воли (что хочу, то и делаю, вопреки необходимости, ситуации) явно противоречит пониманию воли как, прежде всего, силы воли, когда человек ограничивает свои желания, побуждения, исходя из целесообразности, обстоятельств. Отсюда проистекает существующая неоднозначность в понимании волевой (произвольной) и не волевой активности.

Любая деятельность человека всегда сопровождается конкретными действия¬ми, которые могут быть разделены на две большие группы: произвольные и не¬произвольные. Главное отличие произвольных действий состоит в том, что они осуществляются под контролем сознания и требуют со стороны человека опреде¬ленных усилий, направленных на достижение сознательно поставленной пели. Эти усилия часто называют волевой регуляцией, или волей.

Воля — это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятель¬ности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков.[46] Главная функция воли за¬ключается в сознательной регуляции активности в затрудненных условиях жиз¬недеятельности. В основе этой регуляции лежит взаимодействие процессов воз¬буждения и торможения нервной системы. В соответствии с этим принято выде¬лять в качестве конкретизации указанной выше общей функции две другие — активизирующую и тормозящую.

Произвольные или волевые действия развиваются на основе непроизвольных движений и действий. Простейшими из непроизвольных движений являются реф¬лекторные: сужение и расширение зрачка, мигание, глотание, чихание. К это¬му же классу движений относится отдергивание руки при прикосновении к горя¬чему предмету, невольный поворот головы в сторону раздавшегося звука. Непроизвольный характер носят обычно и наши выразительные движения: при гневе мы непроизвольно стискиваем зубы; при удивлении поднимаем брови или приоткрываем рот; когда чему-то радуемся, то начинаем улыбаться.

Поведение, как и действия, может быть непроизвольным или произвольным. К непроизвольному типу поведения в основном относятся импульсивные дей¬ствия и неосознанные, не подчиненные общей цели реакции, например на шум за окном, на предмет, способный удовлетворить потребность. К непроизволь¬ному поведению относятся и поведенческие реакции человека, наблюдаемые в си¬туациях аффекта, когда человек находится под воздействием неконтролируемого сознанием эмоционального состояния.

В противоположность непроизвольным действиям сознательные действия, ко¬торые более характерны для поведения человека, направлены на достижение по¬ставленной цели. Именно сознательность действий характеризует волевое пове¬дение. Однако волевые действия могут включать в себя в качестве отдельных звень¬ев и такие движения, которые в ходе образования навыка автоматизировались и потеряли свой первоначально сознательный характер.

Волевые действия отличаются друг от друга прежде всего уровнем своей слож¬ности. Существуют весьма сложные волевые действия, которые включают в себя целый ряд более простых. Но существуют более сложные волевые действия. Основой усложнения действий является тот факт, что не всякая цель, которая ставится, может быть достигнута сразу. Чаще всего достижение поставлен¬ной цели требует выполнения ряда промежуточных действий, приближающих к поставленной цели.

Еще одним важнейшим признаком волевого поведения является его связь с преодолением препятствий, причем независимо от того, какого типа эти препят¬ствия — внутренние или внешние. Внутренними, или субъективными, препят¬ствиями являются побуждения человека, направленные на невыполнение данно¬го действия или на выполнение противоположных ему действий. В качестве внутренних препятствий могут выступать уста¬лость, желание развлечься, инертность, леность.

Следует заметить, что не всякое действие, направленное на преодоление пре¬пятствия, является волевым. Воля подразумевает наличие целеустремленности человека, что требует опре¬деленных мыслительных процессов. Связь воли и чувств выражается в том, что, как правило, мы обращаем внима¬ние на предметы и явления, вызывающие у нас определенные чувства. Желание добиться или достичь чего-либо, точно так же как избежать чего-либо неприятно¬го, связано с нашими чувствами. То, что для нас является безразличным, не вызы¬вающим никаких эмоций, как правило, не выступает в качестве цели действий. Однако ошибочно полагать, что только чувства являются источниками волевых действий. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда чувства, наоборот, выступа¬ют препятствием к достижению поставленной цели. Поэтому нам приходится при¬лагать волевые усилия к тому, чтобы противостоять негативному воздействию эмоций. Убедительным подтверждением того, что чувства не являются единствен¬ным источником наших действий, служат патологические случаи потери способ¬ности переживать чувства при сохранении способности осознанно действовать. Таким образом, источники волевых действий весьма разноплановы. Прежде чем приступить к их рассмотрению, нам необходимо познакомиться с основными и наиболее известными теориями воли и с тем, как они раскрывают причины воз¬никновения волевых действий у человека.

Воля человека характеризуется определенными качествами. Прежде всего, принято выделять силу воли как обобщенную способность преодолевать значи¬тельные затруднения, возникающие на пути к достижению поставленной цели. Чем серьезнее препятствие, которое вы преодолели на пути к поставленной цели, тем сильнее ваша воля. Именно препятствия, преодолеваемые с помощью воле¬вых усилий, являются объективным показателем проявления силы воли.

Среди различных проявлений силы воли принято выделять такие личностные черты, как выдержка и самообладание, которые выражаются в умении сдерживать свои чувства, когда это требуется, в недопущении импульсивных и необдуманных действий, в умении владеть собой и заставлять себя выполнять задуманное дей¬ствие, а также воздерживаться от того, что хочется делать, но что представляется неразумным или неправильным.

Другой характеристикой воли является целеустремленность. Под целеустрем¬ленностью принято понимать сознательную и активную направленность лично¬сти на достижение определенного результата деятельности. Очень часто, когда говорят о целеустремленности, используют такое понятие, как настойчивость. Это понятие практически тождественно понятию целеустремленности и характе¬ризует стремление человека в достижении поставленной цели даже в самых слож¬ных условиях. Обычно различают целеустремленность стратегическую, то есть уме¬ние руководствоваться во всей своей жизнедеятельности определенными прин-ципами и идеалами, и целеустремленность оперативную, заключающуюся в умении ставить ясные цели для отдельных действий и не отклоняться от них в процессе их достижения.

От настойчивости принято отличать упрямство. Упрямство чаще всего высту¬пает как отрицательное качество человека. Упрямый человек всегда старается на¬стоять на своем, несмотря на нецелесообразность данного действия. Как правило, упрямый человек в своей деятельности руководствуется не доводами разума, а личными желаниями, вопреки их несостоятельности. По сути, упрямый человек не владеет своей волей, поскольку он не умеет управлять собой и своими жела¬ниями.

Важной характеристикой воли является инициативность. Инициативность заключается в способности предпринимать попытки к реализации возникших у человека идей. Для многих людей преодоление собственной инертности являет¬ся наиболее трудным моментом волевого акта. Сделать первый осознанный шаг к реализации новой идеи может только самостоятельный человек. Самостоятель¬ность — это характеристика воли, которая непосредственно связана с инициатив¬ностью. Самостоятельность проявляется в способности осознанно принимать решения и в умении не поддаваться влиянию различных факторов, препятствую¬щих достижению поставленной цели. Самостоятельный человек способен, крити¬чески оценивая советы и предложения других людей, действовать на основе своих взглядов и убеждений и при этом вносить в свои действия коррективы, сформиро¬ванные на основе полученных советов.

От самостоятельности следует отличать негативизм. Негативизм проявляется в немотивированной, необоснованной склонности действовать наперекор другим людям, противоречить им, хотя разумные соображения не дают оснований для таких поступков. Негативизм большинством психологов расценивается как сла¬бость воли, выражающаяся в неумении подчинить свои действия доводам разума, сознательным мотивам поведения, в неумении противостоять своим желаниям, ведущим к безделью. Очень часто безделье связывают с ленью. Именно лень является всеобъемлющей характеристикой качеств, противоположных по смыслу позитивным качествам воли.

Следует отметить, что инициатива, проявляемая человеком, помимо самостоя¬тельности всегда связана еще с одним качеством воли — решительностью. Реши¬тельность заключается в отсутствии излишних колебаний и сомнений при борьбе мотивов, в своевременном и быстром принятии решений. Прежде всего решитель¬ность проявляется в выборе доминирующего мотива, а также в выборе адекват¬ных средств достижения поставленной цели. Решительность проявляется и при осуществлении принятого решения. Для решительных людей характерен быст¬рый и энергичный переход от выбора действий и средств к самому выполнению действия.

От решительности, как позитивного волевого качества, необходимо отличать импульсивность, которая характеризуется торопливостью в принятии решений, необдуманностью поступков. Импульсивный человек не задумывается перед тем, как начать действовать, не учитывает последствий того, что он делает, поэтому часто раскаивается в том, что совершил. Торопливость в принятии решения та¬ким человеком, как правило, объясняется его нерешительностью, тем, что приня¬тие решения для него является чрезвычайно сложным и мучительным процессом, поэтому он стремится скорее от него освободиться.

Исключительно важным волевым качеством человека является последователь¬ность действий человека. Последовательность действий характеризует то, что все совершаемые человеком поступки вытекают из единого руководящего принципа, которому человек подчиняет все второстепенное и побочное. Последовательность действий, в свою очередь, самым тесным образом связана с самоконтролем и са¬мооценкой.

Принятые действия будут только тогда выполнены, когда человек контроли¬рует свою деятельность. В противном случае выполняемые действия и цель, к ко¬торой стремится человек, расходятся. В процессе достижения цели самоконтроль обеспечивает господство ведущих мотивов над побочными. Качество самоконтро¬ля, его адекватность в значительной степени зависят от самооценки личности. Так, низкая самооценка может привести к тому, что человек теряет уверенность в себе. В этом случае стремление человека к достижению поставленной цели может по¬степенно угасать и спланированное уже никогда не будет выполнено. Бывает, на¬оборот, человек переоценивает себя и свои возможности. В этом случае принято говорить о завышенной самооценке, которая не позволяет адекватно координиро¬вать и корректировать свои действия на пути к достижению поставленной цели. В результате возможность достичь спланированного значительно усложняется и чаще всего в полной мере задуманное ранее не реализуется на практике.

Линии исследования воли и эмоций сформировались и существуют как относительно независимые. Однако в ряде работ они рассматриваются в единстве и используется термин эмоционально-волевая сфера личности. Данный термин применяется в основном в прикладных и экспериментальных исследованиях при описании регуляции конкретных видов деятельности в конкретных условиях.

Учитывая, что существует целый ряд подходов к объяснению воли и различные подходы к объяснению эмоциональных процессов, в поставленной задаче обнаруживается множество различных аспектов.

Е.П. Ильин соотносит эмоциональную и волевую регуляцию, считая, что волевая регуляция вступает в силу тогда, когда эмоции дезорганизуют деятельность. Если эмоции стимулируют деятельность, то проявления волевых качеств не требуется. Сами волевые качества рассматриваются как компенсаторы определенных «отрицательных» эмоциональных состояний. Например, компенсатор отрицательного действия страха – смелость, фрустрации – настойчивость, тревожности, неуверенности – решительность, чувства монотонии, усталости – терпеливость [20].

Рассмотрение воли как регулятора эмоций является одним из выражений неразрывной связи этих сфер личности. Однако, и это приходится особо подчеркивать, здесь идет речь не столько об эмоционально-волевой регуляции как целостном процессе, сколько одном из способов (произвольном) регулирования неблагоприятных эмоций. Такое регулирование представляет собой лишь частный случай взаимодействия эмоциональной и волевой сфер. Обстоятельства могут привести к необходимости с помощью волевого усилия преодолеть, например, чувство усталости. Однако в данном случае речь идет о работе в неблагоприятном режиме. Продолжение работы в этом режиме приводит к нарастанию негативных явлений, появлению депрессии [20].

Можно констатировать, что в психологии существует ряд точек зрения на соотношение эмоциональной и волевой регуляции, но в любом случае признается их тесная взаимосвязь. Эта связь настолько тесна, что в ряде случаев трудно провести четкую грань между этими сторонами регуляции деятельности. Механизмы эмоциональной и волевой регуляции настолько тесно переплетены между собой, что можно говорить об эмоционально-волевой регуляции деятельности. Разделение эмоциональной и волевой сторон регуляции возможно в теоретическом плане, но в психологическом исследовании, связанном с формированием этих сторон личности может быть целесообразным рассмотрение эмоционально-волевой регуляции как единого механизма.

 

В ВЫВОД:Эмоции и воля нередко объединяются в одну эмоционально-волевую сферу. Тем не менее, у различных исследователей проблемы акцентируется та или иная сторона этой сферы. Это прослеживается в различных теориях о происхождении эмоций и воли.

 

1.2. Особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин

Как уже говорилось выше эмоции – это психический процесс импульсивной реакции поведения, основанный на чувственном отражении значимости внешних воздействий.

Всякий, даже несложный эмоциональный отклик человека представляет собой комплексную, целостную реакцию, а не изолированный акт. Иными словами, во всех случаях, когда человек негодует или смущается, тревожится или радуется, восторгается или гневается, он проявляется как личность.

Высокая эмоциональная напряженность изменяет характер познавательной деятельности, которая начинает определяться доминирующими эмоциональными переживаниями, а не объективными условиями ситуации.

К.Д.Ушинский справедливо писал о значении чувств для понимания личности: «Ничто – ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши не выражают так ясно и верно нас самих и наши отношения к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельных мыслей, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее сторон.[55]

В условиях мест лишения свободы у осужденных женщин снижаются возможности удовлетворения разнообразных потребностей. Это обуславливает определенную недостаточность их эмоциональной сферы и даже эмоциональную ущербность.

По мнению Г.Хохрякова, вольная или невольная изоляция негативно отражается на психическом состоянии любого человека: вырастают тревожность, возбудимость, эмоциональная неустойчивость, поведение становится непредсказуемым. Жестокость, встречающаяся в местах лишения свободы, появляется из-за желания освободиться от влияния последствий лишения свободы.[56]

Мощным эмоциональным фактором является процесс следствия, пребывания в следственном изоляторе, колонии (тюрьме). Зная оценку осужденным справедливости (несправедливости) наказания и совершенного преступления, которая нередко определяет его дальнейшее поведение, психолог может обосновать свой прогноз. Многим осужденным присущи:

• Аморальные, низменные чувства;

• Повышенная эмоциональная возбудимость;

• Неумение, а часто нежелание сдерживать себя;

• Повышенная экспрессивность в проявлении эмоций;

• Отсутствие чувства сопереживания и безразличие к чужим страданиям;

• Чувство неполноценности и бесперспективности;

• Зависимость эмоций от влияния группы;

• Маскировка наигранностью истинных переживаний.

У осужденных женщин могут возникать так называемые переходные состояния, которые находятся как бы на кончике нормы и патологии, а также с болезненными проявлениями эмоций и чувств.

Среди осужденных нередко встречаются люди, для которых характерна так называемая эмоциональная тупость. У них слабые эмоциональные реакции на окружающее. Они вялы, пассивны, у них трудно вызвать какие-либо эмоции. Их часто называют бессердечными.

В.А.Семенов обосновывает проявления эмоциональной сферы следующим симптомокомплексом качеств:

• доброжелательность (умение радоваться успехам других осужденных, готовность оказать им помощь, поддержать, сделать добро);

• сострадательность (умение проявить беспокойство за чью-то судьбу);

• впечатлительность (эмоциональное отношение к окружающему, восприимчивость, чуткость);

• оптимизм (вера в будущее);

• отзывчивость (готовность проявить сочувствие, откликнуться на сострадание другого человека, сопереживать).[33]

Часто среди осужденных женщин встречаются люди с повышенной эмоциональной возбудимостью и неуравновешенностью. На любое воздействие они отвечают излишне сильной и глубокой, крайне неадекватной эмоциональной реакцией, их все выводит из равновесия. Это раздражительные, неуживчивые, не находящие себе места в отряде, бригаде осужденных. Они подозрительны, мнительны. Их эмоциональные реакции непредсказуемы, переживания сумбурны, изменчивы и непостоянны.

Однообразие и бедность окружающей обстановки мест лишения свободы, длительное пребывание в них в сочетании с низким общекультурным уровнем значительной части осужденных, алкоголизмом и наркоманией снижают их эмоциональную отзывчивость, а нередко приводят к искажению чувств.

Человека характеризует не только то, какие чувства он переживает, но и то, как он их оценивает, как умеет с ними бороться. В зависимости от отношения к своим эмоциям различают:

1) осужденных, которые без колебаний отдаются имеющимся эмоциям к тем или иным явлениям жизни;

2) осужденных, которые стараются подавить возникающие у них отрицательные эмоции;

3) осужденных, которые одобряют возникающие у них положительные эмоции, активно содействуют их развитию и оберегают. Отношение осужденных к своим эмоциям зависит от ценностных ориентаций, смысла жизни, целей и интересов, направленности. Они подавляют одни эмоции и активизирую другие.

Чувства слабо поддаются руководству и контролю. Их можно замаскировать, но добиться полного исчезновения невозможно. Вместе с тем их источником является окружающий мир. Чем шире связи человека с миром, тем богаче его чувства. Исходя из этого воспитание положительных чувств предполагает расширение кругозора осужденного, его связей с внешним миром, своевременную психологическую помощь: совет, разъяснение, убеждение, формирование умения тормозить (подавлять) отрицательные эмоции.

Среди многообразных переживаний (как некоторые своеобразные их виды) выделяются настроение, аффекты, страсти. Стенические эмоции увеличивают напряжение, а астенические – уменьшают страх, мучительные угрызения совести.

Аффекты – бурно протекающие эмоциональные стрессы, характеризующиеся изменениями сознания, нарушением контроля за действиями, утратой самообладания;

Настроение – это общее эмоциональное состояние, окрашивающее в течение значительного времени все поведение человека. Так, в плохом настроении человек не реагирует на шутку. Источники настроения не всегда ясны переживающему его человеку. В радостном настроении человек воспринимает все в положительном свете, а в тревожном – всюду ожидает опасности. Настроения обуславливаются как различными событиями, имеющими определенное значение для человека, так и физическим самочувствием.

Эмоциональная жизнь человека ярко представлена в теории дифференциальных эмоций, разработанной американским психологом К. Изардом, который выделяет следующие виды эмоциональных состояний: 1) интерес – возбуждение; 2) удовлетворение – радость; 3) удивление – изумление; 4) горе – страдание; 5)гнев – ярость; 6) отвращение – омерзение; 7) презрение – пренебрежение; 8) страх – ужас; 9) стыд – застенчивость; 10) вина – раскаяние.[19]

Первые три он относит к положительным, остальные – к отрицательным. Из этих десяти фундаментальных эмоций образуются 120 сложных эмоциональных комплексов – триад (горе-гнев-отвращение; страх-стыд-вина и т.п.). Эмоциональные комплексы имеют адаптационную функцию и характерные внешние мимические, нервно-мышечные выразительные проявления. В ситуациях опасности, обиды, стыда, угрозы возникает эмоциональный стресс.

В этой связи надо уметь различать эмоциональные особенности личности и ее эмоциональные свойства. К эмоциональным особенностям личности относятся: эмоциональная возбудимость, эмоциональная импульсивность и аффективность, эмоциональная устойчивость и сила, которые легко заметить в процессе наблюдения за человеком. Присмотритесь, например, как переживают радость ваши товарищи. У одних она возникает быстро, выражается ярко и заметно, имеет довольно устойчивый характер; у других, наоборот, возникает медленно, внешне ничем не выражена, быстро проходит.

К эмоциональным свойствам личности относятся: впечатлительность, отзывчивость, открытость протекания чувства, богатство эмоций, их действенность, созерцательность и противоположные им.

В отличии от ситуативных эмоций и аффектов, отражающих субъективное значение предметов, чувства выделяют явления, имеющие стабильную мотивационную значимость. Возникшее чувство может проявляться в зависимости от обстоятельств в различного рода переживаниях: чувство стыда и вины, покаяния, жестокости и агрессии, одиночества.

Чувства – это устойчивые эмоциональные отношения человека к различным сторонам окружающей действительности. Они выступают как своеобразная привязанность человека к определенному кругу предметов и явлений, стойкая направленность на них, захваченность ими.

Различают нравственные, религиозные, эстетические, интеллектуальные чувства осужденных.

Нравственные чувства осужденных – это различные формы переживания недопустимости безнравственных действий, поступков, мыслей, намерений с точки зрения требуемых от человека обществом норм поведения.

Стыд и вина часто переживаются в одних и тех же или похожих ситуациях. Они ведут к желанию скрыть что-либо или представить в выгодном для себя свете. Стыд возникает в результате осознания человеком реального или мнимого несоответствия его поступков или индивидуальных проявлений принятым в обществе и разделяемые им самим нормам, требованиям морали. Он переживается как неудовлетворенность собой, осуждение, обвинение себя и даже презрение к самому себе. Стремлением избежать подобных переживаний – мощный мотив поведения, направленный на самосовершенствование. Стыд способствует развитию самосознания, самоконтроля, самокритичности и считается самой рефлексирующей эмоцией.

Обычно вина возникает, когда человек осознает, что нарушил определенные правила. Она связана с осуждение своего поступка самим человеком, раскаянием, понижением самооценки. Переживанием вины состоит из мучительного чувства, что человек совершил ошибку. Вина дополняет стыд в воспитании социальной ответственности.

Чувства вины и стыда имеют явные мимические особенности своего выражения. Они заставляют человека опускать ниже голову, отводить глаза и бросать лишь быстрые взгляды на людей. Виноватый человек вообще приобретает вялое, тяжелое выражение, тогда как горящее, с приливом крови – характерно для стыда.

Без глубокого чувства совести, вряд ли возможно исправление осужденного. Совесть – это внутренний судья, осуждающий или одобряющий действия или поступки. Человек без совести действует только в своих эгоистических интересах. Он не испытывает ни жалости, ни сострадания к другим, он черств и жесток.

Если осужденный не признает за собой вины, то он не осуждает себя и не переживает угрызений совести, поэтому наказание не оказывает на него воспитывающего воздействия. Задача сотрудников исправительного учреждения разбудить чувство совести у осужденного, помочь ему осознать вред совершенного им преступления.

Осужденные женщины часто ощущают одиночество, которое выражается в замкнутости пространства, чувстве покинутости всеми, ненужности. Одиночество может быть пассивным (вынужденным, тяжким, безысходным) или активном (желанным, необходимым).

Эстетические чувства – это чувства прекрасного или безобразного величия или, напротив, низости; трагического или комического. Они тесно связаны с моральными чувствами. На эстетических чувствах основаны различные ритуалы.

К нравственным чувствам относятся религиозные чувства, основаннные6 на чувстве веры. К нравственным относятся чувства, удерживающие человека от совершения правонарушения. Переживаемые как «нельзя», они формируются с детства и должны укрепляться у осужденных или заново формироваться в процессе ресоциализации. Чувство «нельзя» формируется, укрепляется через понимание, почему этого нельзя, и сопровождается соответствующей эмоцией. При этом «нельзя, чтобы не наказали» — менее активное чувство и меньше формирующее уровень нравственной направленности личности. Чем чувство «нельзя наносить вред другим».

Интеллектуальные, или познавательные, чувства обуславливаются потребностями в познании и интересом к новому. Осужденные часто прибегают к ухищрениям для сокрытия преступных замыслов (совершение побегов, захват заложников, организация беспорядков).

Осужденным женщинам свойственно ощущение собственной отчужденности и высокая степень неудовлетворенности собой, которая часто выражается во внезапных неуправляемых агрессивных действиях тотального характера, на фоне остаточного «криминального эффекта»[33].

Агрессия нередко возникает как реакция субъекта на фрустрацию и сопровождается эмоциональными состояниями гнева, враждебности, ненависти и пр. готовность человека к агрессивному поведению рассматривае6тся как относительно устойчивая черта личности – агрессивность. В формировании самоконтроля над агрессивностью и сдерживании агрессивных актов большую роль играет развитие психологических процессов эмпатии, идентификации и децентрации, лежащих в основе способности субъектов к пониманию другого человека, сопереживанию ему.

Э. Котова выделяет следующие подтипы агрессивности у осужденных:

• агрессивность недифференцированная характеризуется отсутствием предмета агрессии и выражается в криках, скандалах по любому поводу с различными людьми;

• агрессивность локальная определяется доминированием предмета агрессии. В данном случае несколько большая выраженность агрессивности: субъект допускает и принимает иногда физические меры. Преобладает самооправдательная позиция;

• агрессивность жестокая – крайнее проявление агрессивности: причинение физического вреда, психологической травмы. Она исходит из враждебных позиций личности вообще либо по отношению к конкретным лицам;

• антиагрессивность – негативное отношение к любым агрессивным проявлениям

• Влияние на эмоции и чувства осужденных должно быть направлено: на воспитание положительных нравственных, интеллектуальных и эстетических чувств и торможение отрицательных; поддержание эмоциональных состояний, положительно влияющих на раскаяние, чувства вины, совести, формирование умений владеть своими эмоциями и чувствами.

• Формирование положительных эмоциональных состояний и чувств у осужденных неотделимо от ресоциализации их личности, поскольку все виды эмоций и чувств основываются на убеждениях и взглядах. В связи с этим формирование нравственных, познавательных и эстетических чувств у осужденных необходимо начинать с их переубеждения, преодоления у них ошибочных взглядов.

Труд и учеба являются источниками формирования эмоций и чувств у осужденных и способны порождать эмоциональный подъем, который закрепляет у них чувства ответственности. Удовлетворение, испытываемое от такой деятельности, превращает созерцательные чувства в действенные.

Проблема воли человека сложна и масштабна. Психологическое исследование воли в настоящее время осуществляется разными научными направлениями: в бихевиористски ориентированной науке изучаются соответствующие формы поведения; в психологии мотивации – внутриличностные конфликты и способы их преодоления; в психологии саморегуляции – управление своим поведением. При этом оно утратило прежнюю однозначность и углубленность.

Воля – это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внешние и внутренние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков.

Разобравшись в трудностях и конфликтах клиента (осужденного), практические психологи должны помочь ему измениться, научиться отвечать за свои действия и поступки, выбрать свое отношение к самому себе и окружающим, приобрести разумное ощущение свободы в действиях и желаниях. Р.Ассиджиоли писал, что через волю «Я» — центр личности выражает себя, управляет и дает человеку радость выбора любых возможностей. Умелое использование воли позволяет координировать и управлять другими психологическими функциями, чему способствуют практические упражнения по тренировке воли.[8]

В теории и практике самоконтроля проблеме воли уделяли внимание Логан, Бандура и др. Они указывали. Что самоконтроль представляет собой решение, принятое самой личностью в результате сознательного обдумывания с целью объединения действий для достижения определенных желательных результатов и целей, принятых индивидом. Бандура и Мишель прямо связывают самоконтроль с волевыми усилиями: индивид приписывает себе собственными подкрепляющими агентами, контролирует относящиеся к делу подкрепления.

Основные положения теории воли, реализуемые в пенитенциарной психологии, сводится к тому, что воли без взаимосвязи с мотивами не существует, поскольку личность проявляет волю ради чего-то. воля как сторона сознания человека осуществляет на уровне самосознания высшую регуляцию человека, так как он способен по своей инициативе проявлять волевые усилия для торможения нежелательных мотивов и эмоций. При конфликте между мотивами на выбор влияет не только их сила, но и сознательная мобилизация человеком волевых усилий, направленных на достижение конкретной цели, нередко вопреки сильным в данной ситуации мотивам. В этом направляется воля человека, его господство над обстоятельствами, степень которого во многом зависит от возрастных, половых, индивидуальных и социально-психологических особенностей.

Воля подчиняет поведение людей требования правопорядка. Однако преступное поведение также является волевым, но оно имеет антиобщественную направленность.

Способность к волевому усилию связана в некоторой мере с темпераментом человека (силой, подвижностью и уравновешенностью нервных процессов). Волевое усилие требует от осужденного преодоление определенных эмоциональных состояний, но в основном оно зависит от сформированности у него чувства долга, ответственности и нравственной мотивации.

Психологическая структура воли включает в себя: волевые процессы, волевые состояния, волевые свойства личности.

В волевых процесса выражается динамика волевого акта: возникновение, протекание, окончание. Волевым может быть любой психический процесс (восприятие и представление, память и мышление, воображение и внимание), которые сопровождаются мобилизацией личностью своих усилий на преодоление различного рода трудностей и препятствий, если эта мобилизация имеет преднамеренный, осознанный характер и подчинена достижению какой-то цели.

Волевые процессы обеспечивают сознательное регулирование личностью своей активности, выражающееся в преднамеренном вызове одних и задержке других актов, ослабление или ускорении их протекания, переключении или остановке.

Волевые состояния – временные психические явления, которые создают оптимальные возможности для преодоления трудностей и препятствий в достижении сознательно поставленной цели. Ими могут быть состояния общей активности и мобилизационной готовности, сосредоточенности и уверенности. Они облегчают протекание волевых процессов, процесса регулирования личностью своей активности.

Волевые свойства (качества) личности – относительно устойчивые, привычные способы преодоления личностью трудностей и препятствий на пути к сознательно поставленной цели. Они являются непременными компонентами характера личности.

Целеустремленность – сознательная и активная направленность личности на определенную деятельность, важнейшее мотивационно-волевое свойство личности, определяющее содержание и уровень развития других волевых свойств. Целеустремленность может быть стратегической – умение личности руководствоваться в своей жизнедеятельности определенными принципами и идеалами и оперативной – умение ставить цели для отдельных действий и не отключается от них в процессе выполнения.

Инициативность – умение по собственному почину предпринимать действия и поступки.

Дисциплинированность – умение действовать в соответствии с требованиями нравственности и правилами общежития и подчинять им сове поведение.

Самостоятельность – умение без помощи других осуществлять свои действия и поступки, подчинение своего поведения собственным убеждениям.

Решительность – умение без колебаний принимать обдуманные решения и последовательно проводить их в жизнь.

Настойчивость – длительное проявление волевых усилий, упорное достижение сознательно поставленной цели. Нередко она отождествляется с упрямством. Последнее выражается в действиях наперекор другим, в силу того, что «я так хочу».

Выдержка – умение сознательно сдерживать чувства, мысли и привычки, мешающие осуществлению принятого решения.

Организованность – умение планировать свои действия и поступки, руководствоваться планом при исполнении.

Деловитость – умение доводить всякое продуманное действие до конца, невзирая на помехи и трудности.

Смелость – умение противостоять страху и идти на оправданный риск для достижения поставленной цели.

Мужество – одно из высших проявлений воли человека, стойкость.

Выкованная в длительной борьбе с малыми и большими трудностями, умение всегда быть верным долгу, добиться поставленной цели с полным самообладание и выдержкой, преодолевать страх в опасных ситуациях.

Самообладание – сложное волевое качество, включающее в себя умение сдерживаться от случайного поступка, мысли, чувства (сдержанность), умение критически проанализировать принятое решение и его исполнение (выдержка), умение четко придерживаться намеченного способа действия (настойчивость) и др. Иными словами – это умение сдерживаться в соответствии с обстановкой и правильно оценивать, что нужно сделать, как поступить, т.е. владеть собой на основе анализа ситуации и своих возможностей при выполнении действия.

Любое волевое качество имеет два взаимосвязанные стороны: содержательную и динамическую. Содержательная сторона включает ответ на вопрос, чего хочет добиться человек, проявляя решительность, настойчивость, целеустремленность. Ответ на него можно найти в характере мотивов и целей осужденного. Динамическая сторона содержит ответ на вопрос, как индивид организует свое поведение и деятельность. Ответ на него дают умения человека добиваться поставленных целей и задач.

Следовательно, нельзя ограничиваться только констатацией, что человек, например, решителен, выдержан, настойчив, исполнителен. Нужно обязательно пояснить, что побуждает личность быть таковой, иначе ее характеристика будет однобокой и неполной.

При определении содержательной стороны волевых качеств конкретного осужденного нужно учитывать его отношение к своей деятельности, коллективу окружающим, самому себе как личности.

Между волевыми качествами, входящими в структуру личности, существует вполне закономерная взаимосвязь и взаимозаменяемость. При этом одни качества выступают как основные, а другие – как дополнительные. В различных жизненных ситуациях в зависимости от мотивов и отношений личности связи между волевыми качествами. Их глубина, устойчивость и подвижность могут изменяться.

Любое волевое проявление характеризуется сознательной борьбой с трудностями. Основные трудности у осужденных вызываются самим наказанием либо опосредованы им. Они могут быть внешними – препятствия, которые не зависят от человека (трудности работы, сопротивление других людей, разного рода помехи), и внутренними трудностями личного порядка, зависящими от физического и психического состояния осужденного. Внутренние трудности обычно связаны с борьбой мотивов укоренившихся старых и новых привычек. В большинстве случаев внешние и внутренние трудности проявляются в единстве.

Волевая деятельность человека выражается не только в выполнении поставленных перед ним осознанных целей, но и в подчинении этим целям своего поведения и деятельности. Он осуществляет власть над собой, контролирует, а в случае необходимости подавляет непроизвольные импульсы.

Волевая деятельность имеет следующие особенности:

а) человек осознает свободу осуществления действий: «могу поступать так, а могу иначе». В данном случае налицо переживание свободы выбора решения ответственности за свои намерения и действия;

б) любой волевой акт осуществляет человек как личность. Благодаря волевой деятельности человек осознает, что он сам определил свою судьбу и полностью отвечает за нее.

Постановка цели осужденным и ее удержание представляет собой сложный процесс, истоки которого находятся в скрытых от внешнего взора причинах поведения. Но всегда за осознанными целями стоят воздействия материального мира, которые в сознании человека отражаются в виде различных побуждений. Всякое побуждение, согласно законам высшей нервной деятельности, есть доминирующее возбуждение, сформировавшееся в коре головного мозга под влиянием внешней и внутренней сигнализации. Сознательное побуждение именуют мотивами.

Завершающим моментом постановки цели является принятие решения, когда человек перестает колебаться и говорит себе: «Буду делать это».

Таков общий характер постановки цели волевого действия, совершаемого по собственной инициативе.

По-иному протекает постановка цели в поступках, вызванных необходимостью выполнить задание. В зависимости от того, как осужденный воспринимает цели, он будет совершать различные волевые действия – от поступка по принуждению до поступка по убеждению и желанию. От освоения человеком цели-задания будет зависеть его поведение. В связи с этим выделяют различные варианты целей-заданий и отношения к ним:

1. Цель-задание и стремление осужденного могут находиться в противоречии. Цель воспринимается как чужая, и действие совершается формально.

2. Сначала осужденная воспринимает цель как внешне навязанную, но постепенно он осознает ее важность и необходимость. В процессе борьбы мотивов цель начинает восприниматься как внутренне необходимая. В дальнейшем поступок совершается по плану самостоятельных волевых действий.

3. Цель-задание с самого начала воспринимается как желанная. Действие исполняется по собственной инициативе.

Когда цель ясно определена, происходит дальнейшее развитие волевого действия. Перед осужденной возникают новые задачи. Если при адаптации к тюремной среде человек ищет ответа на вопрос: «Что делать?», то теперь – на вопрос: «Как делать?». Он пытается найти наиболее верный и экономный путь достижения цели, для чего анализирует обстановку, выясняет трудности, стоящие на пути, и ищет способы их преодоления.

Планирование – сложный психологический процесс, который включает в себя анализ, синтез, размышления, обдумывание и борьбу мотивов. Исполнитель воспринимает, осмысливает и осваивает цель и план. План только тогда может быть творчески реализован, когда он становится для осужденной собственным.

У осужденных процесс преодоления трудностей и достижения целей преимущественно импульсивный характер. В волевом действии у них часто выпадает этап планирования, а для завершения действия им не хватает выдержки и настойчивости. В итоге трудности не преодолеваются, а положительные цели либо не достигаются, либо достигаются частично, либо замещаются легкодоступными, в том числе отрицательными. У осужденных появляется неуверенность в своих силах, они не пытаются преодолеть встречающиеся трудности, их поведение и деятельность начинают зависеть от случайных обстоятельств.

Несмотря на важность постановки цели и планирования, они являются лишь подготовительными этапами волевого действия. Последнее выражается только в исполнении. Именно поэтому человека называют волевым, что он умеет предотвратить цель в план и в жизнь.

Постановка в цели не всегда обходится без внутренней борьбы мотивов, планирование – без борьбы различных вариантов плана, а исполнение – без борьбы с трудностями, стоящими на пути к достижению сознательно поставленной цели. Следовательно, воспитывать волю человека – это прежде всего воспитывать у него умение преодолевать трудности.

В связи с этим исполнение предполагает активную работу сознания, чувств и эмоций.

Исполнение может выражаться не только в совершении активных действий, но и в задержке ненужных действий. Поэтому необходимо волевое усилие как сосредоточение всех психических и физических возможностей человека.

Волевая регуляция включается в деятельность на любом этапе ее осуществления: инициации деятельности, выбора средств и способов ее выполнения, следования намеченному плану или отклонению от него, контролю исполнения. Особые трудности в плане волевой регуляции представляет для осужденных такая деятельность, в которой проблемы волевого контроля возникают на всем пути достижения цели.

Важнейшими способами самостимуляции мобилизации личностью волевых усилий в процессе осуществления волевого действия в затрудненных условиях является самоубеждение, самовнушение, самообязательство, самоодобрение, самопоощрение, самоприказ. Сознательное регулирование и поддержание волевого усилия осуществляются при помощи внешней речи. Путем самоконтроля человек производит сознательное сличение производимой деятельности с эталоном, а в затрудненных условиях, кроме того, это и сознательное сличение наличных волевых усилий с тем, которые должны быть актуализированы для достижения успеха, и инициативное преодоление рассогласования между ними. Самоконтроль – когнитивная и одновременно волевая саморегуляция и самостимуляция. Интегральный процесс, определяющий уровень всего функционального развития воли. Разумеется, что только правильное использование средств саморегуляции и самостимуляции способствует позитивному развитию личности.

 

1.3. Теоретический анализ особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим содержания, установленный в исправительном учреждении

В исправительных учреждениях режим является дейст¬венным средством воспитания дисциплины и, в целом, ис¬правления осужденных. Но вместе с тем, режим содержания в местах лишения свободы обладает особыми, только ему свойственными чертами.

Под режимом обычно понимается урегулирование нор¬мами уголовно-исполнительного права порядка исполнения уголовного наказания, связанного с исправительно-трудовым воздействием. Элементами содержания режима явля¬ются:

— надлежащая изоляция всех осужденных, раздельное содержание разных по степени общественной опаснос¬ти личности категорий осужденных, а также предусмо¬тренные нормативными актами иные способы кара¬тельного воздействия на осужденных;

— правила внутреннего распорядка исправительного уч¬реждения;

— права и обязанности осужденных, нормы взаимоотно¬шений между ними, а также между осужденными и администра¬цией;

— распорядок дня, включающий правила организации труда, жизни и быта осужденных, проведения с ними воспитательной работы;

— правила, регулирующие связь осужденных с семьями, общественными организациями и отдельными лицами.

Таким образом, режим представляет собой организацию всей жизни и деятельности осужденных в соответствии с требованиями закона. Психологическая сущность режима заключается в том, что, предъявляя четкие требования, он заставляет осужденно¬го обдумывать свое поведение и деятельность и регулировать их таким образом, чтобы избежать нежелательных для себя последствий в исправительном учреждении, а в дальнейшем и на свободе.

Осужденных, нарушающих режим можно условно разделить на нарушителей и злостных нарушителей.

К нарушителям можно отнести тех осужденных женщин, у которых не значительные нарушения (опоздала на построение).

Под злостными нарушителями режима, закон понимает осужденных, допустивших хотя бы одно из перечисленных ниже нарушений, за которое они были наказаны в виде водворения в штрафной изолятор (ШИЗО) или помещение камерного типа(ПКТ):

– употребление спиртных напитков либо наркотических или психотропных средств (должно быть подтверждено соответствующим актом, составленным с участием врача; полученные результаты приобщаются к материалам проверки по факту нарушения; употребление осужденными наркотиков является нарушением только в том случае, если данный факт имел место не по назначению врача);

– угроза представителям администрации исправительного учреждения (угрозы могут быть выражены как устно, так и письменно, а также через третьих лиц; в зависимости от характера и степени ее выраженности, реальности в отношении представителя администрации угроза может образовывать состав преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ – дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества);

– неповиновение представителям администрации исправительного учреждения (выражается в открытом, демонстративном отказе от исполнения законных требований, обращенных к осужденным);

– оскорбление представителей администрации исправительного учреждения при отсутствии признаков преступления (выражается в умышленном унижении чести и достоинства лиц, ее представляющих, их дискредитации, подрыве морального престижа; формы оскорблений могут быть устные (грубая брань, ругательства, обращение к лицу по кличке или прозвищу), письменные (в виде записок или писем аналогичного содержания), а также в виде неприличных телодвижений и жестов);

– изготовление запрещенных предметов (под изготовлением запрещенных предметов следует понимать любые действия, в результате которых были получены данные предметы без соответствующего на то разрешения);

– хранение запрещенных предметов (под хранением понимаются любые умышленные действия, связанные с нахождением запрещенных предметов во владении осужденных – при себе, в помещении, тайнике и других местах);

– передача запрещенных предметов (под передачей запрещенных предметов понимаются любые умышленные действия по их перемещению, независимо от способа и места осуществления этих действий);

– уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера (например, неявка без уважительной причины по вызову врача);

– уклонение от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии (например, самовольное приостановление лечебных процедур, нарушение больничного режима);

– лесбиянство;

– организация забастовок или иных групповых неповиновений (организатором признается осужденный, создавший группу из других осужденных, которая способствовала бы достижению цели – забастовки, вовлекающий в такую группу других осужденных, руководящий ее проведением);

– активное участие в забастовках или иных групповых неповиновениях, а равно участие в них;

– организация группировок осужденных, направленных на совершение вышеперечисленных нарушений, или активное участие в них (под группировкой понимается устойчивая группа из двух или более лиц);

– отказ от работы (не является отказом от работы болезнь осужденного, исключающая возможность выполнения трудоемкой работы, отсутствие спецодежды, инструмента)

– прекращение работы без уважительных причин.

В соответствии со ст. 116 УИК РФ осужденный признается злостным нарушителем постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации исправительного учреждения одновременно с наложением взыскания. Признание злостным нарушителем должно оформляться одновременно с наложением взыскания одним постановлением, с которым осужденный должен быть ознакомлен под роспись.[32]

Так же существуют причины нарушения режима. Как правило, выделяют две наиболее общие группы причин нарушения режима — объективные и субъективные. Внутренние (субъективные) причины нарушений режима зависят непосредственно от личности осужденной.

Внешние (объективные) причины предполагают влияние среды, в которой находится осужденная.

Внутренние причины

1. Психопатологические особенности личности осужденных (отклонение в психике осужденных);

2. Наличие серьезных соматических заболеваний;

3. Криминологические особенности личности;

4. Повышенная тревожность и внутриличностный конфликт осужденного, аутоагрессивное поведение, накопление негативных переживаний, состояние истощения, проявляющееся в действиях по отношению к социальной среде, воспринимаемой как враждебная;

5. Трудности адаптации к условиям пребывания в исправительном учреждении;

6. Самоутверждение осужденного в глазах престижной группы, получение определенного статуса в группе;

7. Стремление осужденного перейти на прежние условия содержания;

8. Отсутствие поддержки семьи (посылки, передачи, свидания, письма), разрыв отношений с родственниками в результате болезни, смерти, измены, свадьбы);

9. Склонение администрации к предоставлению дополнительных льгот;

10. Непреодолимое желание выбраться на свободу (например, повидать семью) любыми способами;

11. Эмоционально-волевые качества осужденного (отсутствие воли);

Страх наказания со стороны референтной группы (при проигрышах в карты, «стукачестве»);

12.Фрустрированные ожидания;

13. Трудности адаптации к условиям пребывания в исправительном учреждении;

14. Незнание норм права, регулирующих режим;

15.Неприятие, непонимание смысла режимных требований.

Внешние причины

1. Несоответствие требований сотрудников предписаниям уголовно-исполнительного законодательства, ведомственным нормативным актам;

2. Морально-психологическая обстановка в камере (конфликтный характер отношений между осужденными, разногласие в среде осужденных, отчуждение, изоляция, социально-психологический климат; межличностные отношения);

3. Конфликтный характер отношений с администрацией, несогласие с мнением администрации по условиям и режиму;

4. Лимит наполнения и фактическое количество осужденных;

5. Материально-бытовые условия содержания;

6. Неудовлетворительное состояние профработы по предупреждению нарушений, слабая осведомленность спецконтингента о мерах взыскания за нарушение режима отбывания наказания; отсутствие мероприятий общепредупредительного характера;

7. Общая организация и реализация исполнения наказания (халатное отношение сотрудников к исполнению своих обязанностей, низкий уровень профподготовки, неустойчивость функционирования ИУ, неправильная дисциплинарная практика);

8. Отсутствие трудовой занятости осужденных;

9. Отсутствие взаимодействия между различными частями и службами учреждения, слабая осведомленность оперативного аппарата о намерениях осужденных, негативных процессах, происходящих среди спецконтингента; (отсутствие информации опережающего характера);

10. Неудовлетворительное состояние медико-санитарного обеспечения;

11. Реакция на происшествие в ИУ или за его пределами;

12. Нарушение норм справедливости отдельными сотрудниками, некорректное отношение к осужденным, зависимость от личного отношения к заключенному;

13. Время года (переходные периоды);

14. Определенные даты (праздники);

15. Время в сроке (начало, середина, конец срока);

16. Провокации со стороны сотрудников.

В ШИЗО, ПКТ содержатся, как правило, лица с ярко выраженной криминальной направленностью с психическими аномалиями, конфликтующие с другими осужденными.

Осужденные, попадающие в ШИЗО, ПКТ отличаются социально-негативным развитием характеров, в которых наблюдается:

1) Акцентирование (усиление, искажение, заострение) отдельных асоциальных черт характера. Акцентирование отдельных черт проявляется, например, в демонстративном поведении, эмоциональной расторможенности (неуправляемости) или безразличии к своей судьбе, потере самостоятельности, завышении или занижении уровня притязаний, своего статуса и т.п.

2) Формирование агрессивного типов характеров наряду с направлением агрессии против людей и аутоагрессивного типа с направлением агрессии на самого себя.

В образовании агрессивного и аутоагрессивного типов характеров наряду с заострением черт характера участвуют и другие психологические механизмы:

1. Механизм достижения цели, в связи с чем поведение этого типа людей называется инструментальным т.е. сознательно планируемым, где цель негативных действий – нарушение режима содержания и правил внутреннего распорядка с целью самоутверждения в среде подобных;

2. Агрессивное и аутоагрессивное поведение служит способом протеста, наблюдаемое у человека в ситуации сильной фрустрации и депрессии. Протест избирается осужденным в случаях отказа администрации удовлетворить его просьбу, применения к нему каких-либо ограничений, которые субъективно воспринимаются как несправедливые. Часто протест, например, буйное поведение при помещении в ШИЗО, бывает неэффективным, но осужденный продолжает упорствовать «из-за принципа».

Исходя из взаимосочетания личностных черт, можно выделить следующие группы осужденных женщин с учетом эмоционально-волевой сферы:

1. Осужденные женщины, которые обладают асоциальными установками, слабым типом личности, без задатков лидерства. Для них характерно наличие каких-либо психических отклонений, которые осложняются наличием следующих качеств: склонностью к употреблению алкоголя; высокой импульсивностью в поведении; неприятием и враждебным отношением к окружающим; неспособностью регулировать конфликтные ситуации адекватным способом.

Главным качеством этих женщин является агрессия. Высокий уровень агрессии характеризуется общим негативизмом, постоянной готовностью к конфликтным ситуациям, внутренней предрасположенностью к эмоциональным вспышкам по самому незначительному поводу, недоверчивостью, тревожностью.

Данная группа осужденных требует к себе постоянного и пристального внимания со стороны начальника отряда, так как общая отрицательная направленность поведения в сочетании с конформизмом и неспособностью прогнозировать последствия своих поступков способствует совершению криминогенных поступков.

2. Осужденные, обладающие асоциальными установками, сильным типом личности. Характерными чертами являются: эгоцентризм, устойчивая склонность к нарушению требований, низкая социальная отзывчивость, предубежденное отношение к окружающим, стремление к комфорту и благополучию.

3. Осужденные, имеющие асоциальные установки, сильный тип личности с объективными задатками лидерских качеств, стремящиеся к занятию высокого социально-психологического статуса в неформальных группах. Доминирующими чертами являются: озабоченность проблемой собственного авторитета, крайний эгоцентризм, устойчивая склонность к нарушению существующих норм, повышенная возбудимость, низкая социальная отзывчивость.

Таким образом связь воли и эмоций выражается в том, что, как правило, мы обращаем внимание на предметы и явления, вызывающие у нас определенные чувства. Желание добиться или достичь чего-либо, точно так же как избежать чего-либо неприятного, связано с нашими чувствами. То, что для нас является безразличным, не вызывающим никаких эмоций, как правило, не выступает в качестве цели действий. Однако ошибочно полагать, что только чувства являются источниками волевых действий. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда чувства, наоборот, выступают препятствием к достижению поставленной цели. Поэтому нам приходится прилагать волевые усилия к тому, чтобы противостоять негативному воздействию эмоций. Убедительным подтверждением того, что чувства не являются единственным источником наших действий, служат патологические случаи потери способности переживать чувства при сохранении способности осознанно действовать.

Эмоционально-волевое поведение исследовали многие ученые У. Джемс; Г. Ланге; П.К. Анохин; К. Изард; Е.Н. Ильин. Тесная взаимо¬связь эмоциональных и волевых процессов приводит к тому, что в реальном поведении они неразделимы и переживаются человеком в форме определенных состояний.

Анализируя проблему эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих установленный режим содержания мы коснулись психологических особенностей осужденных, различающихся по полу.

Осужденные женщины ярче проявляют свои эмоции. вырастают тревожность, возбудимость, эмоциональная неустойчивость, поведение становится непредсказуемым.

У осужденных женщин могут возникать так называемые переходные состояния, которые находятся как бы на кончике нормы и патологии, а также с болезненными проявлениями эмоций и чувств.

Среди осужденных нередко встречаются люди, для которых характерна так называемая эмоциональная тупость. У них слабые эмоциональные реакции на окружающее. Они вялы, пассивны, у них трудно вызвать какие-либо эмоции. Их часто называют бессердечными.

Однообразие и бедность окружающей обстановки мест лишения свободы, длительное пребывание в них в сочетании с низким общекультурным уровнем значительной части осужденных, алкоголизмом и наркоманией снижают их эмоциональную отзывчивость, а нередко приводят к искажению чувств.

У осужденных процесс преодоления трудностей и достижения целей преимущественно импульсивный характер. В волевом действии у них часто выпадает этап планирования, а для завершения действия им не хватает выдержки и настойчивости. В итоге трудности не преодолеваются, а положительные цели либо не достигаются, либо достигаются частично, либо замещаются легкодоступными, в том числе отрицательными. У осужденных появляется неуверенность в своих силах, они не пытаются преодолеть встречающиеся трудности, их поведение и деятельность начинают зависеть от случайных обстоятельств.

 

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН, НАРУЩАЮЩИХ УСТАНОВЛЕННЫЙ РЕЖИМ СОДЕРЖАНИЯ

2.1. Организация исследования

Нами было проведено исследование, направленное на изучение особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим содержания, установленный в исправительном учреждении.

Практическая часть исследования проводилась по следующим этапам:

1. Подбор методик, результаты которых позволят проверить выдвинутую гипотезу.

2. Подготовка стимульного материала, который состоит из бланков для ответов и самих вопросов для каждого испытуемого индивидуально.

3. Проведение исследования. Все диагностические методики проводились в первой половине дня и при одинаковых условиях для всех испытуемых.

4. Количественная обработка и анализ полученных данных.

5. Интерпретация количественных показателей. Выдвижение статистического решения по результатам исследования.

6. Написание письменного отчёта.

 

Цель исследования: особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих установленный режим содержания.

Гипотеза: эмоционально-волевая сфера осужденных женщин, нарушающих режим, имеет свои особенности.

Объект: эмоционально-волевая сфера личности.

Предмет: особенности эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим.

Задачи:

1)провести исследование эмоционально-волевой сферы осужденных, нарушающих установленный режим содержания при помощи подобранных методик;

2)провести исследование эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, не нарушающих режим;

3)провести статистическую обработку данных с помощью компьютерной программы SPSS 11.5.;

4)проанализировать и описать полученные результаты, сделать выводы.

Исследование проводилось в ФБУ ИК-5 ГУФСИН России по Челябинской области.

В исследовании принимали участие осужденные женщины, нарушающие и не нарушающие режим содержания. Они были разделены на две группы: нарушающие режим и не нарушающие режим, в каждой из которых по 50 человек. В группу не нарушающие режим входили осужденные женщины, которые не имели ни одного нарушения за период отбывания наказания. В группу нарушающие – осужденные женщины с нарушениями. В ходе подготовки к исследованию нами были выбраны для группы нарушающих режим содержания осужденные женщины, у которых было злостное нарушение (драка; уклонение от принудительных мер медицинского характера; оскорбление представителей администрации исправительного учреждения; нападение на администрацию; хранение запрещенных предметов).

 

2.2. Описание методов исследования

В данной работе рассматривалась эмоционально-волевая сфера, в соответствии с этим были подобраны методики, направленные на исследование эмоционально-волевых особенностей личности. Все методики были обработаны с помощью компьютерной психодиагностической экспертной системы Psychometric Expert.

1. Личностный опросник агрессивности Басса-Дарки.

Авторы – разработчики: А. Басс и А. Дарки.

Методика предназначена для диагностики агрессивных и враждебных реакций человека.

Опросник содержит 75 стимулов и 4 вариантов ответа.

В ходе обработки результатов выявляются индекс агрессивности и индекс враждебности. Физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражение и вербаль¬ная агрессия вместе образуют суммарный индекс агрессивных реакций, а обида и подозрительность — индекс враждебности; враждебность — общая негативная, недоверчивая позиция по отношению к окружающим; агрессия — активные внешние реакции агрессии по отношению к конкретным лицам. Далее выделяются следующие формы агрессивных и враждебных реакций:

1. Физическая агрессия — использование физической силы против другого лица.

2. Вербальная агрессия — определяет тенденцию выражения отрицательных чувств как через форму (крик, визг), так и через содержание словесных ответов (проклятия, угрозы).

3. Косвенная агрессия — определяет склонность к выражению агрессивных тенденций косвенным путём (злобные шутки, остроты и склонность к ненаправленности агрессии). Другими словами, это агрессия, которая окольным путем направленная на другое лицо или ни на кого не направленная.

4. Негативизм — обуславливает оппортунистические тенденции.

Оппозиционная манера в поведении от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся обычаев и законов.

5. Раздражение — готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость).

6. Обида — сопутствует зависти и ненависти по отношению к социальному окружению, за действительные и вымышленные действия.

7. Подозрительность — сопутствует чувству враждебности, тревожности по отношению к окружению. Проявляется в диапазоне от недоверия до убеждённости, что остальные доставляют только неприятности или даже планируют и приносят вред.

8. Чувство вины — отражает чувство возможное убеждение субъекта, что он является плохим человеком.

2. Диагностика эмоционального интеллекта (EIS).

Автор-разработчик: Н.Холл. Методика предназначена для изучения способности личности понимать отношения представленные в эмоциях и управлять эмоциональной сферой на основе принятия решения. В опроснике предлагается 30 утверждений и 6 вариантов ответа.

Измеряемые параметры:

-Эмоциональная осведомлённость;

-Управление своими эмоциями;

-Самомотивация;

-Эмпатия;

-Распознавание эмоций других;

-Общий уровень эмоционального интеллекта.

3. Шкала реактивной и личностной тревожности (STAI).

Автор-разработчик: Спилбергер Ч.Д.

Автор адаптации: Ханин Ю.Л.

Методика предназначена для изучения тревожности как актуального состояния человека и как личностной черты. Методика позволяет быстро и эффективно определять уровень тревоги — важнейший показатель психического состояния индивида.

Измеряемые параметры:

• Уровень реактивной тревожности

Шкала предназначена для определения того, как человек чувствует себя сейчас, в данный момент, то есть для диагностики актуального состояния.

• Уровень личной тревожности

Задания данной шкалы направлены на выяснение того, как субъект чувствует себя обычно, то есть диагностирует тревожность как свойство личности.

4. оценка уровня волевого самоконтроля (ВСК).

Автор-разработчик: Эйдман Е.В., Зверков А.Г.

Методика ВСК направлена на изучение волевых качеств индивида.

Предназначена для обобщённой оценки индивидуального развития волевой регуляции, под которым понимается мера овладения собственным поведением в различных ситуациях — способность сознательно управлять собственными действиями, состояниями и побуждениями.

Эти особенности личностной саморегуляции во многом определяют индивидуальный стиль и конкретные проявления активности человека.

Измеряемые параметры:

• Шкала общего самоконтроля

• Волевой самоконтроль предполагает:

— способность руководить собственным поведением в эмоционально — сложной или экстремальной ситуации (самообладание);

— умение выдерживать длительную эмоциональную нагрузку;

— умение преодолевать преграды (настойчивость).

• Шкала самообладания

• Шкала настойчивости

 

2.3. Анализ результатов

В исследовании принимали участие осужденные женщины, нарушающие и не нарушающие режим содержания. Они были разделены на две группы, в каждой из которых по 50 человек. В группу не нарушающие входили осужденные женщины, которые не имели ни одного нарушения за период отбывания наказания. В группу нарушающие режим – осужденные женщины с нарушениями. В ходе подготовки к исследованию нами были выбраны для группы нарушающие режим осужденные женщины, у которых было злостное нарушение (драка; уклонение от принудительных мер медицинского характера; нападение на администрацию; оскорбление представителей администрации исправительного учреждения; хранение запрещенных предметов).

Для реализации цели и проверки гипотезы были использованы 4 методики: «Личностный опросник агрессивности Баса — Дарки»; «Диагностика эмоционального интеллекта»; «Шкала реактивной и личностной тревожности»; «Оценка уровня волевого самоконтроля».

В данной работе был использован непараметрический критерий U-Манна –Уитни. Он предназначен для оценки различий между двумя выборками по уровню какого-либо признака, количественно измеренного. Он позволяет выявлять различия между малыми выборками.

Полученные нами в ходе исследования результаты позволяют сделать анализ особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих режим.

Анализ результатов «Личностного опросника агрессивности Басса-Дарки»

 

Рис.2.1. Результаты диагностики агрессивных и враждебных реакций в группах нарушающих и не нарушающих режим содержания.

Анализ результатов по данной методике позволяет говорить, что в группе осужденных нарушающих режим все показатели существенно выше, чем показатели не нарушающих. Осужденные женщины, нарушающие режим больше склонны к проявлению агрессивных и враждебных реакций. Осужденные с высокими показателями чаще разрешают проблемные ситуации посредством криков, поров, угроз, в ряде случаев не исключено применение физической силы по отношению к другому человеку. У таких женщин оппозиционная манера поведения, которая может проявляться как пассивное сопротивление, так и активная борьба против установившихся обычаев и законов. Они раздражительны, могут вспылить по малейшему поводу. Так же такие осужденные проявляют недоверие к окружающим. Единственным показателям в данной методике, по которому нет существенных различий стала шкала чувства вины. Здесь можно говорить о том, осужденные независимо от того нарушали ли они режим или нет, весьма редко испытывают угрызение совести, и чувство вины у них снижено.

Данные показатели были обработаны с помощью критерия U-Манна-Уитни (таблица 2.1).

Таблица 2.1.

Статистический анализ результатов по методике «агрессивных и враждебных реакций»

Шкала U р

 

Физическая агрессия 499,000 0,000

Вербальная агрессия 434,500 0,000

Косвенная агрессия 832,000 0,003

Негативизм 596,000 0,000

Раздражительность 727,500 0,000

Обидчивость 622,500 0,000

Подозрительность 800,000 0,002

Чувство вины 1125,000 0,377

 

Согласно таблице 2.2 после статистической обработки выявленные различия между группами испытуемых подтвердились не полностью. Это говорит о том, что в группе нарушающих режим преобладают высокие показатели практически по все шкалам. У не нарушающих показатели средние или чуть выше среднего. Однако и в той и в другой группах показатели по шкале чувства вины практически не имеют различия. Осужденные из обеих групп одинаково редко испытывают чувство вины и угрызение совести. Исходя из этого можно предположить, что большинство осужденных, не зависимо от нарушений, редко испытывают это чувство, так как большинство из находящихся в исправительных учреждениях не чувствуют себя виновными или виноватыми в чем-либо, перед кем-либо.

Таким образом, мы имеем от части статистически достоверные различия между нарушающими режим и не нарушающими, заключающимися в том, что в группе нарушающих режим преобладают враждебные и агрессивные реакции.

Результаты по методике «Диагностика эмоционального интеллекта» представлены ниже в процентном соотношении.

 

 

Рис.2.2.Процентное соотношение количества человек в каждой группе испытуемых по уровню эмоционального интеллекта.

Исходя из полученных результатов по данной методике (рис.2.2), можно сказать, что у большей части группы нарушающих режим преобладает низкий(27%) уровень эмоционального интеллекта. Данные показатели свидетельствуют о том, что осужденные не всегда могут мобилизоваться в сложной ситуации, им сложно переключится на положительные эмоции. В такие моменты не могут сохранять спокойствие и сосредоточенность. Такие люди плохо понимают настроение и эмоции окружающих, реагируют на них неадекватно. У них нет стремления к поддержки других.

В группе осужденных не нарушающих преобладают показатели со средним (22%) и высоким показателями (18%). Такие осужденные наоборот стремятся помочь, поддержать окружающих. Хорошо понимают настроение других. Стараются видеть позитив в любой, даже сложной ситуации. Принимают свои положительные и отрицательные эмоции.

Данные показатели были обработаны с помощью критерия U-Манна-Уитни (таблица 2.2).

Таблица 2.2.

Статистический анализ результатов по методике «Диагностика эмоционального интеллекта»

U-Манна-Уитни

U p

Нарушающие и не нарушающие режим 410,000 0,000

 

 

 

 

Согласно таблице 2.2 после статистической обработки выявленные различия между группами испытуемых подтвердились. Это значит, что в группе осужденных нарушающих режим преобладает низкий уровень эмоционального интеллекта, в группе же не нарушающих режим преобладают высокий и средний уровни.

Таким образом, мы имеем статистически достоверные различия между группами, заключающимися в том, что в группе у женщин, нарушающих режим, преобладает низкий уровень эмоционального интеллекта (т.е. осужденные женщины плохо понимают настроение других и, не способны переключаться на положительные эмоции). В группе не нарушающих режим доминирует высокий уровень эмоционального интеллекта, что говорит о их способности управлять своими эмоциями.

 

Результаты по методике « Шкала реактивной и личностной тревожности» представлены ниже в процентном соотношении.

 

Рис.2.3.Процентное соотношение испытуемых в группах по реактивной и личностной тревожности.

Согласно рис. 2.3 в группе нарушающих режим содержания практически равные показатели по обеим шкалам: (личностная тревожность 55%, реактивная – 54%). В группе не нарушающих режим показатели так же практически равны по обеим шкалам: личностная тревожность 45%, реактивная – 46%. По данной методике обе группы показали высокий уровень тревожности как реактивной, так и личностной. Можно говорить о том, что люди с высокими показателями личностной тревожности чрезвычайно беспокойны, их поведение неустойчиво. Тоскливое, унылое настроение может сочетаться с нервозностью, навязчивыми страхами и сомнениями в правильности своих решений и поступков, чувствительностью, неуверенностью в себе. Повышенная чувствительность в отношении тех негативных событий или неудач, которые только предположительно могут случиться или произойти.

Реактивная тревожность это то, как человек чувствует себя в данный момент. У большинства испытуемых по данной шкале наблюдались высокие показатели. Часто у них тоскливое, унылое настроение сочетается с беспорядочной активностью и невозможностью принятия самостоятельных решений. Можно сказать о том, что на момент проведения исследования большая часть осужденных испытывали сильное беспокойство.

Данные показатели были обработаны с помощью критерия U-Манна-Уитни (таблица 2.3).

Таблица 2.3

Статистический анализ результатов по методике «Реактивная и личностная тревожность»

Шкала U р

 

Реактивная тревожность 1075,000 0, 211

Личностная тревожность 1006,000 0,087

 

Согласно таблице 2.3 после статистической обработки выявленные различия между группами испытуемых не подтвердились. Это значит, что в обеих группах высокая тревожность как личностная, так и реактивная. Исходя из этого, можно сказать, что различия не подтвердились математически, т.е. осужденные женщины из обеих групп ощущают сильные беспокойства, которые усиливаются реальным положением дел. В связи, с чем их настроение часто меняется.

Возможно, здесь нужно искать другую переменную, например, срок, количество судимостей и отбываний в местах лишения свободы.

Результаты по методике «Оценка уровня волевого самоконтроля» представлены ниже в процентном соотношении.

 

 

На рис.2.4 мы видим, что в группе осужденных женщин, нарушающих режим показатели ниже, чем в группе, где женщины не нарушали режим содержания. У осужденных женщин нарушающих режим низкий уровень настойчивости (42%), это свидетельствует о том, что такие люди не всегда способны проявлять упорство для достижения поставленной цели, в некоторых случаях они могут оказаться от конечного результата, если посчитают, что для этого необходимы большие затраты сил. В ряде случаев люди с низкими показателями неспособны к постановке и достижению каких-то глобальных целей. Низкий уровень самоконтроль (41%) говорит о том, что в эмоционально — сложной или экстремальной ситуации человек не всегда способен руководить своим поведением, другими словами теряет самообладание. В таких ситуациях человек может проявлять импульсивность иррациональность поведения, неконтролируемый эмоциональный всплеск, что не позволяет ему сосредоточиться на выполнении сложной задачи. Таким образом, общий уровень волевого самоконтроля при низких показателях у осужденных нарушительниц (42%), говорит о том, что такой такие люди высокая чувствительность, эмоциональная неустойчивость, импульсивность и неустойчивость в его намерениях.

Показатели группы не нарушающих режим по данной методике выявили средний уровень волевого самоконтроля. Так значения по уровню самоконтроля (59%) показывают, что такие осужденные женщины имеют среднюю способность руководить собственным поведением в эмоционально — сложной ситуации.

В большинстве случаев эмоционально устойчивы, они способны владеть собой в различных ситуациях. Способны контролировать собственные чувства и эмоции.

По уровню настойчивости (58%) так же средние показатели. Можно сказать, что развита мотивация достижения. Такие люди чаще способны противостоять трудностям и преодолевать преграды при реализации целей, уважают социальные нормы.

По общему уровню волевого самоконтроля (58%) можно заключить, что такие люди эмоционально зрелые, самостоятельные и уверенные в себе личности.

Данные показатели были обработаны с помощью критерия U-Манна-Уитни (таблица 2.4).

Таблица 2.4

Статистический анализ результатов по методике «Оценка уровня волевого самоконтроля»

Шкала U P

Самоконтроль 625,500 0,000

Настойчивость 587,000 0,000

Общий уровень волевого самоконтроля 728,500 0,000

 

Согласно таблице 2.4 после статистической обработки выявленные различия между группами испытуемых подтвердились. Это значит, что у осужденных женщин нарушающих режим преобладает низкий волевой самоконтроль. В группе не нарушающих режим – высокий уровень самоконтроля. Все результаты являются статистически значимыми по уровню р = 0,000.

Таким образом, исходя из проведенного исследования, мы видим, что у испытуемых из обеих групп имеются существенные различия в показателях.

Осужденные женщины, нарушающие режим больше склонны к проявлению агрессивных и враждебных реакций. Осужденные с высокими показателями чаще разрешают проблемные ситуации посредством криков, поров, угроз, в ряде случаев не исключено применение физической силы по отношению к другому человеку. У таких женщин оппозиционная манера поведения, которая может проявляться как пассивное сопротивление, так и активная борьба против установившихся обычаев и законов. Они раздражительны, могут вспылить по малейшему поводу. Так же такие осужденные проявляют недоверие к окружающим. Единственным показателям в данной методике, по которому нет существенных различий, стала шкала чувства вины.

Можно сказать, что у большей половины осужденных женщин из группы нарушающих режим преобладает низкий уровень эмоционального интеллекта. Данные показатели свидетельствуют о том, что осужденные женщины не всегда могут мобилизоваться в сложной ситуации, им сложно переключится на положительные эмоции. Такие люди плохо понимают настроение и эмоции окружающих, реагируют на них неадекватно. У них нет стремления к поддержки других.

Обе группы показали высокий уровень тревожности как реактивной, так и личностной. Можно говорить о том, что люди с высокими показателями личностной тревожности чрезвычайно беспокойны, их поведение неустойчиво. Тоскливое, унылое настроение может сочетаться с нервозностью, навязчивыми страхами и сомнениями в правильности своих решений и поступков, чувствительностью, неуверенностью в себе. Повышенная чувствительность в отношении тех негативных событий или неудач, которые только предположительно могут случиться или произойти.

У осужденных женщин нарушающих режим низкий уровень настойчивости. Такие люди не всегда способны проявлять упорство для достижения поставленной цели, в некоторых случаях они могут оказаться от конечного результата, если посчитают, что для этого необходимы большие затраты сил. В ряде случаев люди с низкими показателями неспособны к постановке и достижению каких-то глобальных целей.

В группе не нарушающих режим содержания женщины отличаются низкой агрессивностью и враждебностью. Они способны контролировать свое поведение в сложной ситуации и при этом сохранять сосредоточенность и спокойствие. Преодолевают преграды ради намеченной цели. Способны переключаться с отрицательных эмоций, понимать свои и чужие эмоции, адекватно реагировать на них.

Но у женщин, не нарушающих режим, так же присутствует тревожность как ситуативная, так и личностная. У них так же снижено чувство вины.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нами было проведено исследование особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных, нарушающих режим.

Можно констатировать, что в психологии существует ряд точек зрения на соотношение эмоциональной и волевой регуляции, но в любом случае признается их тесная взаимосвязь. Эта связь настолько тесна, что в ряде случаев трудно провести четкую грань между этими сторонами регуляции деятельности. Механизмы эмоциональной и волевой регуляции настолько тесно переплетены между собой, что можно говорить об эмоционально-волевой регуляции деятельности. Разделение эмоциональной и волевой сторон регуляции возможно в теоретическом плане, но в психологическом исследовании, связанном с формированием этих сторон личности может быть целесообразным рассмотрение эмоционально-волевой регуляции как единого механизма.

Таким образом связь воли и эмоций выражается в том, что, как правило, мы обращаем внимание на предметы и явления, вызывающие у нас определенные чувства. Желание добиться или достичь чего-либо, точно так же как избежать чего-либо неприятного, связано с нашими чувствами. То, что для нас является безразличным, не вызывающим никаких эмоций, как правило, не выступает в качестве цели действий. Однако ошибочно полагать, что только чувства являются источниками волевых действий. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда чувства, наоборот, выступают препятствием к достижению поставленной цели. Поэтому нам приходится прилагать волевые усилия к тому, чтобы противостоять негативному воздействию эмоций. Убедительным подтверждением того, что чувства не являются единственным источником наших действий, служат патологические случаи потери способности переживать чувства при сохранении способности осознанно действовать.

Эмоционально-волевое поведение исследовали многие ученые У. Джемс; Г. Ланге; П.К. Анохин; К. Изард; Е.Н. Ильин. Тесная взаимо¬связь эмоциональных и волевых процессов приводит к тому, что в реальном поведении они неразделимы и переживаются человеком в форме определенных состояний.

Анализируя проблему эмоционально-волевой сферы осужденных женщин, нарушающих установленный режим содержания мы коснулись психологических особенностей осужденных, различающихся по полу.

Осужденные женщины ярче проявляют свои эмоции. вырастают тревожность, возбудимость, эмоциональная неустойчивость, поведение становится непредсказуемым.

У осужденных женщин могут возникать так называемые переходные состояния, которые находятся как бы на кончике нормы и патологии, а также с болезненными проявлениями эмоций и чувств.

Среди осужденных нередко встречаются люди, для которых характерна так называемая эмоциональная тупость. У них слабые эмоциональные реакции на окружающее. Они вялы, пассивны, у них трудно вызвать какие-либо эмоции. Их часто называют бессердечными.

Однообразие и бедность окружающей обстановки мест лишения свободы, длительное пребывание в них в сочетании с низким общекультурным уровнем значительной части осужденных, алкоголизмом и наркоманией снижают их эмоциональную отзывчивость, а нередко приводят к искажению чувств.

У осужденных процесс преодоления трудностей и достижения целей преимущественно импульсивный характер. В волевом действии у них часто выпадает этап планирования, а для завершения действия им не хватает выдержки и настойчивости. В итоге трудности не преодолеваются, а положительные цели либо не достигаются, либо достигаются частично, либо замещаются легкодоступными, в том числе отрицательными. У осужденных появляется неуверенность в своих силах, они не пытаются преодолеть встречающиеся трудности, их поведение и деятельность начинают зависеть от случайных обстоятельств.

Исходя из результатов эмпирического исследования, видно, что у испытуемых экспериментальной и контрольной групп имеются существенные различия в показателях.

Осужденные женщины, нарушающие режим больше склонны к проявлению агрессивных и враждебных реакций. Осужденные с высокими показателями чаще разрешают проблемные ситуации посредством криков, поров, угроз, в ряде случаев не исключено применение физической силы по отношению к другому человеку. У таких женщин оппозиционная манера поведения, которая может проявляться как пассивное сопротивление, так и активная борьба против установившихся обычаев и законов. Они раздражительны, могут вспылить по малейшему поводу. Так же такие осужденные проявляют недоверие к окружающим. Единственным показателям в данной методике, по которому нет существенных различий стала шкала чувства вины.

Можно сказать, что у большей половины экспериментальной группы преобладает низкий уровень эмоционального интеллекта. Данные показатели свидетельствуют о том, что осужденные не всегда могут мобилизоваться в сложной ситуации, им сложно переключится на положительные эмоции. Такие люди плохо понимают настроение и эмоции окружающих, реагируют на них неадекватно. У них нет стремления к поддержки других.

Обе группы показали высокий уровень тревожности как реактивной, так и личностной. Можно говорить о том, что люди с высокими показателями личностной тревожности чрезвычайно беспокойны, их поведение неустойчиво. Тоскливое, унылое настроение может сочетаться с нервозностью, навязчивыми страхами и сомнениями в правильности своих решений и поступков, чувствительностью, неуверенностью в себе. Повышенная чувствительность в отношении тех негативных событий или неудач, которые только предположительно могут случиться или произойти.

У осужденных женщин в экспериментальной группе низкий уровень настойчивости. Такие люди не всегда способны проявлять упорство для достижения поставленной цели, в некоторых случаях они могут оказаться от конечного результата, если посчитают, что для этого необходимы большие затраты сил. В ряде случаев люди с низкими показателями неспособны к постановке и достижению каких-то глобальных целей.

В контрольной группе женщины отличаются низкой агрессивностью и враждебностью. Они способны контролировать свое поведение в сложной ситуации и при этом сохранять сосредоточенность и спокойствие. Преодолевают преграды ради намеченной цели. Способны переключаться с отрицательных эмоций, понимать свои и чужие эмоции, адекватно реагировать на них.

Но в контрольной группе так же присутствует тревожность как ситуативная, так и личностная. У них так же снижено чувство вины.

Таким образом, проведя теоретический и эмпирический анализ особенностей эмоционально-волевой сферы осужденных, нарушающих режим содержания. Мы пришли к тому, что лишь отдельные свойства эмоционально-волевой сферы являются фактором нарушения режима. Исходя из этого можно констатировать о том, что цели мы добились лишь частично.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Александров Ю.К. Справочник практического работника пенитенциарных учреждений. М.: «Права человека», 1999.

2.Аминов И.И. Юридическая психология. – М., 2007.

3.Алферов Ю.А. Личность преступника. Диагностика ценностных ориентаций осужденных на воспитательный процесс в ИТУ. — Домодедово, 1992.

4.Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. — М: 2000.

5.Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.М. Психологические особенности осужденных и их отличительные черты. — М: 1989.

6.Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В., «Юридическая психология»,- М.:2002.

7.Васильев В.Л. «Юридическая психология»,- М.,1991.

8.Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. — М., 1976.

9.Гернет М.Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии. — М., 1925.

10.Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. – М: 1975.

11.Грановская Р.М. Элементы практической психологии. 2-е изд. – Л: Издательство ленинградского университета, 1999

12.Грот Н. Психология чувствования // Н.Грот. Психология эмоций. –М.: Издательство МГУ, 1984.

13. Деев В.Г., Казакова Е.Н., Михалева И.В., Наприс А.В. Основы психологии исполнения уголовных наказаний Учебное пособие / Под ред. кандидата психологических наук Е.Н. Каза¬ковой. — Вологда: ВИПЭ Минюста России, 2001.

14. Джемс В. Психология. -М.: «Педагогика» 1991.

15. Дмитров А.В., Сафронов В.П. Основы пенитенциарной психологии. Учеб. пособие. — М: Московский психолого-социальный институт, 2003.

16.Еникеев М.И. «Общая, социальная и юридическая психология». СПб, 2003

17.Ефремова Г. X., Ратинов А. Р. «Правовая психология и преступность молодежи». — М., 1976.

18.Игошев К. Е. «Типология личности преступника и мотивация преступного поведения»- Горький, 1974.

19.К. Изард Психология эмоций. — СПб., 1999

20.Изард К. Е. Эмоции человека.- М., 1980.

21.Е. П. Ильин Эмоции и чувства.- Москва — Харьков – Минск, 2001

22.Ильин Е. П. Психология воли. 2-е изд. — СПб.: Питер, 2009.

23.Карпец И. И. «Проблема преступности». — М., 1989.

24.Ковалев А. Г. «Психологические основы исправления правонарушителя». — М., 1968.

25.Ковалев О.Г., Ушатиков А.И., Деев В.Г, Криминальная психология. -Рязань, 1997,

26.Ковалев О.Г., Малышева О.А. Криминологические и психологические проблемы дезадаптации женщин молодежного возраста, отбывших наказание в виде лишения свободы. – Учебное пособие. – М.: «Права человека», 2001.

27.Криминология: учебник для вузов//под ред. Долговой А.И. 2-е издание. – М., 2001.

28.Курбатов В.Н. Юридическая психология. – М., 2006.

29.Курбатова Т.Н. Юридическая психология. – СПб., 2001.

30.Ланге К. Г. Аффекты. — СПб., 1890.

31.Лебедев В.А. Учебно-методическое пособие по пенитенциарной психологии. — Псков: «ЮИ Минюста России», 2002.

32.Леонтьев А.Н. Воля. // Вестник Московского Университета. Сер. 14, Психология. 1993. № 2, 3.

33Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. – М.: Педагогика, 1997.

34.Маклаков А.Г. «Общая психология», — «Питер», 2001.

35.Мамонтова С.Н. Прикладная юридическая психология,- М., 1997.

36. Методические рекомендации по обеспечению психологического сопровождения осужденных, содержащихся в штрафном изоляторе и помещении камерного типа/Сост. ГУИН МЮ РФ По Челябинской области Психологическая служба и Межрегиональная психологическая лаборатория.- Челябинск 2004

37. Михлин А. С. Личность осужденного и особенности общественных отношений, ее характеризующих // Тр. ВНИИ МВД СССР.- М., 1973. Вып. 27.

38. Немов Р.С. «Психология», кн.1,- М: «ВЛАДОС», «ПРОСВЕЩЕНИЕ», 2000.

39. Опыт изучения личности осужденных: учеб. метод. пособие. — Самара, 2004.

40. Основы психокоррекционной работы в ИТУ/ под ред. А.И. Ушатиков. — Рязань, 1996.

41.Папкин А. И. Социально-психологическая и психологическая характеристика личности осужденного // Организация исправления и перевоспитания осужденных / Под ред. А.И. Зубкова, М.П. Стуровой. М., 1985.

42. Петрова Т.С. Особенности исправления и перевоспитания женщин, впервые осужденных к лишению свободы — М., 1986.

43.Пенитенциарная психология: учеб. метод. пособие. — Рязань, 1999.

44.Пенитенциарная психология и педагогика в Поволжье: сборник передового опыта и методических разработок. Вып. 1. — Саратов: КИН Минюста России по Саратовской области, 2004.

45.Поздняков В.М. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран в 20-ом столетии. — М: 2000.

46.Поздняков В.М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. — М: 2000.

47.Практические ситуации в деятельности пенитенциарного психолога. Вып. 1. -М: УСПВРО ФСИН Росси, НИИ ФСИН России, 2006.

48.Прикладная пенитенциарная психология/ под ред. А.М. Столяренко. — М: 2001.

49.Прикладная пенитенциарная психология. — Рязань: 1998.

50.Психология. Словарь. — М. 2000.

51.Психологическая диагностика лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы//под ред. Гизатуллина Р.Х., Аминева Г.А., Еникеева Д.А. – Уфа, 2000.

52.Ратинов А. Р. «Личность преступника и проблема ценности // Вопр. борьбы с преступностью». — М., 1978. — Вып. 29.

53.Ратинов А. Р. «Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность преступника как объект психологического исследования». — М., 1979.

54.Рогов Е.И. Эмоции и воля. – М., 2001.

55.Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии — СПб.: Питер Ком, 1999.

56.Симонов П. В. Эмоциональный мозг. — М., 1981

57.Смирнов Ю.А. Стиль жизни и личностная тревожность//Знание. Понимание. Умение. 2007. № 1.

58.Социология и психология осужденных в местах лишения свободы: учеб. метод. пособие/ под общ. ред. д-ра юрид. наук, канд. психол. наук, проф. О.Г. Ковалева. -М: НИИ ФСИН России, 2005.

59.Узнадзе Д. Н. «Психологические исследования». -М., 1966.

60.Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Основы пенитенциарной психологии. — Рязань, 2005.

61.Характеристика личности осужденного (социально-психологический портрет): учеб.метод. пособие. — М: НИИ УИС Минюста России, 2004.

62.Чуфаровский Ю.В. «Юридическая психология». — М.: Право и Закон, 1997.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.